Конец эпохи дорогой нефти: первые жертвы и фавориты

Кого похоронит «дело Petrobras»

Экономический кризис в Бразилии спровоцировал еще два — паралич госуправления и обвал доверия к власти

Фото: solr.bccampus.ca

До начала падения мировых цен на нефть Бразилия считалась очень успешным нефтедобывающим государством: благодаря высоким доходам государственной нефтяной компании Petrobras этой стране удалось закрепиться во второй десятке производителей нефти с уровнем 131 млн т в 2015 г. Вместе с США, Норвегией, Канадой и Великобританией Бразилия считается представителем неформального клуба государств - противовесов нефтяного картеля ОРЕС. Члены этого клуба выступают против монопольного квотирования добычи, стремятся играть по суверенному принципу "каждый сам за себя" и работать против негласных договоренностей картеля со странами-на­блюда­телями ОРЕС, ко­торые не входят в картель из эгоизма (таких, как бывший член ОРЕС Индонезия, а также Россия, Мексика, Оман, Египет и несколько других более мелких экспортеров нефти).

В 2006-м Бразилия начала активно играть в геополитику, войдя в число основателей "наиболее быстро развивающихся крупных стран" БРИКС - вместе с РФ, Индией, Китаем и ЮАР. Сле­дующие семь лет Бразилия стремительно поднимала свою экономику, чему в немалой степени способствовали перспективы нефтедобычи. На фоне ежегодного роста объемов добычи Petrobras также удалось сделать несколько очень крупных открытий на глубоком шельфе Атлантического океана. Для страны, до 90% электроэнергии которой дают ГЭС, а 20% автомобилей заправляются биотопливом, эти открытия обещали лавинообразный рост экспорта нефти и новые сказочные перспективы экономического роста. В частности, были разведаны морское месторождение Лула (Тупи) с 2 млрд т запасов и комплекс месторождений Кариока с 11 млрд т так называемой подсолевой нефти. Ее залежи сосредоточены под глубокими солевыми пластами и сравнимы по сложности и длительности освоения с месторождениями сланцевых пород, благодаря которым США несколько десятилетий готовили ныне широко известную сланцевую революцию. До открытий подсолевых пластов основой добычи Petrobras был открытый в 1980-е комплекс "классических" морских месторождений Марлин с запасами 4,3 млрд т, где добывается по 22-23 млн т нефти в год.

На первых порах, пока нефть считалась дорогим товаром, перед Бразилией не стояло никаких барьеров для увеличения добычи - Petrobras является пионером и мировым лидером реализации технологий морских "якорных" глубоководных буровых платформ. Заказы на производство этой техники для Бразилии были основой развития нефтяного судостроения Норвегии и Сингапура; для понимания масштабов можно отметить, что в 2015-м Petrobras заморозил закупку платформ на сумму более $10 млрд. Если бы цены на нефть сохранялись на прежнем уровне, в коридоре $90-110/бар., тогда геологические открытия в Бразилии могли бы воплотиться в добыче. По большинству прогнозов, которые специализированная пресса публиковала до 2014 г., у нее были все шансы войти в первую пятерку мировых нефтяных производителей, опередив КНР, Иран и Ирак, а по подтвержденным общим запасам выйти на уровень Кувейта и ОАЭ.

Однако бразильская экономика с ее разбалансированной системой социальных выплат оказалась совершенно не готова реагировать на ценовые вызовы. К 2015 г. дешевая нефть потянула вниз цены на все товары бразильского экспорта, в стране впервые с мирового кризиса 1998-го был зафиксирован внешнеторговый дефицит. В 2014-м
ВВП вырос всего на 0,1%, в 2015-м упал на 3%, в нынешнем, по прогнозам, падение составит 3,5%. 

Кроме этого, акцент на капиталоемкую морскую добычу и относительно слабая глобализация Petrobras ударили по смежным отраслям, ведь ее инвестиции в индустрию биоэтанола для автомобилей и ветроэнергетику исчислялись десятками миллиардов долларов.

Усугубил ситуацию коррупционный скандал, получивший название "дело Petrobras". В результате расследования, начатого в 2014 г., выяснилось, что после прихода к власти президента Бразилии Лула да Силва была организована коррупционная схема, в рамках которой строительные компании получали подряды на крупные проекты для Petrobras, платя откаты ее топ-менеджерам и перечисляя деньги правящей Партии трудящихся на финансирование ее кампаний и лично политикам. Скандал затронул и действующего президента Дилму Руссефф, занимавшую в 2003-2010 гг. пост председателя совета директоров Petrobras. Вскрытые прокурорами факты коррупции не позволили компании публиковать отчетность c третьего квартала 2014 г. до апреля 2015-го, поскольку аудитор PricewaterhouseCoopers отказался ее заверять. Согласно первой аудированной отчетности за восемь месяцев, обнародованной в апреле 2015-го, компания списала $2,1 млрд в связи с выявленными фактами коррупции и $14,8 млрд в результате переоценки завышенной стоимости активов, включая нефтеперерабатывающие заводы. Хотя коррупция для Бразилии - явление не менее привычное, чем для Украины, в сочетании с глубоким экономическим кризисом "дело Petrobras" спровоцировало многотысячные акции протеста, а в отношении Дилмы Руссефф была начата процедура импичмента.

Впрочем, чем бы ни закончились политический и институциональный кризисы в Бразилии, Petrobras с активами на сумму $298 млрд - слишком важная для экономики страны компания, чтобы позволить ей утонуть в дешевой нефти. Но и сохранить прежнюю структуру управления вряд ли удастся. Она уже свернула операции в Чили, продала свои нефтехимические активы и завершает распродажу сети газопроводов и автозаправок. Если эти антикризисные меры не помогут, бразильскому государству рано или поздно придется уменьшить свою долю (64%) в уставном капитале компании, уступив бразды правления частным инвесторам. Которым придется вложить немало времени и ресурсов в освоение запасов нефти подсолевых пластов. В конце концов, США, перед тем как вернуть себе статус лидера по экспорту нефти и сжиженного газа, потратили на подготовку сланцевой революции многие десятилетия. У Бразилии не получилось быстро пройти американский путь, но никто не мешает ей сделать это в более подходящем для себя темпе. Платформы Petrobras продолжат работу и в эпоху дешевой нефти.