Маразмы украинской статистики

Коломойский легализирует четвертый паспорт

Близкие к олигарху компании упорно борются за статус предприятий с иностранными (из Кипра) инвестициями

Фото: Укринформ

23 декабря прошлого года на расширенном заседании Кабмина глава Днепропетровской ОГА Валентин Резниченко рассказал о "почти полумиллиарде долларов" иностранных инвестиций, зарегистрированных в области в 2015 г. На том же заседании он получил грамоту правительства как занявший первое место в рейтинге руководителей ОГА по версии КМУ. А в феврале нынешнего года облстат обнародовал официальную информацию, согласно которой регион получил в 2015-м всего $109,9 млн ПИИ и при этом было изъято $29,9 млн (без учета курсовой разницы). Обратив внимание на такое гигантское расхождение, "ДС" обратилась за разъяснениями в Днепропетровскую ОГА. Выяс­ни­лось, что Резниченко обнародовал на Кабмине показатель ПИИ на основании информационных сообщений о внесении нерезидентами инвестиций на сумму $484,5 млн (такой порядок госрегистрации иностранных инвестиций пре­дусмотрен постановлением КМУ от 6 марта 2013 г.). Между тем Госстат имеет свою методологию учета ПИИ, согласно которой не учитываются инвестиции, сделанные в предприятия, не ведущие хозяйственную деятельность. Так вот, упомянутые $484,5 млн были в основном сформированы за счет двух слагаемых: $244 млн в ООО "Магнум-Прогресс" от кипрской компании "Максонера Инвестменс ЛТД" и $231 млн в ООО "Сититорг" от кипрской же "Варестио Истейтс ЛТД". Взносы были сделаны в виде простых именных акций предприятий "НПК "Галичина", "Наф­то­химик Прикарпатья", "Днепр­АЗОТ" и других, подконтрольных группе "Приват", так что можно предположить, что речь идет о схемах, интересных для Игоря Коломойского.

Любопытный нюанс: процесс госрегистрации ПИИ является процедурой, не ограниченной во времени. В данном случае взносы простых именных акций в уставный капитал "Магнум-Прогресса" и "Сититорга" были сделаны в далеком 2007 г. Тогда департамент экономического развития Днепро­петровской ОГА отказал названным выше кипрским компаниям в госрегистрации инвестиций. После чего были длинные разбирательства, и в базе судебных решений можно найти два постановления Днепропетровского апелляционного административного суда - от 2 декабря 2014 г. и от 13 мая 2015 г., обязывающие провести госрегистрацию инвестиций соответственно от "Максонера" и "Варестио". Особую пикантность ситуации придает тот факт, что ООО "Магнум-Прогресс" было признано банкротом и закрыто 9 августа 2011 г., а ООО "Сититорг" не ведет хозяйственной деятельности с момента основания.

Зачем же тратить дорогое время юристов и бороться в судах за право "пустышек" называться предприятиями с ПИИ? Ответ можно найти в Законе "О режиме иностранного инвестирования", действующем с 1996 г. К примеру, в разделе "Государственные гарантии защиты иностранных инвестиций" есть норма о том, что в случае изменения законодательства, по требованию иностранного инвестора, в течение 10 лет используется законодательство, действовавшее на момент осуществления инвестиций. В этой связи управляющий партнер адвокатского объединения "Летрадо" Андрей Свинцицкий предложил вспомнить аферу с фирмой "Ливела", которая в 2010-2011 гг. импортировала топливо без уплаты НДС и акцизного сбора, прикрываясь этой нормой закона (до 2003 г. в Украине не было законов об НДС и акцизном сборе). По словам Свинцицкого, еще одной причиной судиться за статус предприятий с ПИИ может быть желание воспользоваться другими статьями упомянутого закона, гарантирующими перечисление за границу доходов и других средств, полученных в результате осуществления ПИИ, в обход ныне действующих ограничений НБУ.

Еще один опрошенный "ДС" эксперт, управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз полагает, что предприятия, уставный капитал которых сформирован на значительные суммы благодаря иностранным инвестициям, могут на более выгодных условиях получать заемные средства (в том числе от банков) и участвовать в различных конкурсах и аукционах по приобретению государственных и коммунальных предприятий. "Интерес формирования предприятия с ПИИ заключается в том, что подконтрольное украинскому бизнесу иностранное предприятие, зарегистрированное на Кипре, Британских Виргинских островах или в любой другой офшорной юрисдикции, осуществляет инвестиции не в реальных деньгах, а в виде акций других предприятий. Далее иностранный инвестор выходит из украинского предприятия, но долю свою не забирает. То есть получается, что без каких-либо дополнительных затрат можно создать предприятие с уставным капиталом в миллионы и даже миллиарды долларов, которое с точки зрения украинского рынка является привлекательным инвестором. Поэтому и интересно накачивать предприятия инвестициями и судиться за сохранение за ними статуса предприятий с ПИИ", - разъяснил эксперт.

Понятно, что в данном случае дело, конечно, не в Коломойском, а в общей практике.

Днепро­петровский "инвестиционный прорыв" - это лишь удачно подвернувшаяся иллюстрация того, как в Украине отечественный бизнес плодит фиктивных иностранных инвесторов для серых схем, а чиновники в это время пиарятся на своих "достижениях" по улучшению инвестиционного климата.

Наверное, было бы целесообразно провести инвентаризацию ПИИ за все годы и разобраться, какая их часть реально работала на пользу украинской экономике. Как минимум это помогло бы строить реалистичные прогнозы на основе правдивой инвестиционной (не) привлекательности страны.

Как Госстат помогает Медведчуку

Ежеквартально Госстат обнародует информацию о прямых иностранных инвестициях (ПИИ) в украинскую экономику. Этими данными регулярно пользуется «Украинский выбор» Виктора Медведчука, чтобы врать о «бегстве европейского капитала из Украины». К примеру, в но­­ябре прошлого года Медведчук выступил со статьей, в которой привел цифры Госстата о сокращении с 1 октября 2014-го по 1 октября 2015-го объемов ПИИ из Германии, Австрии, Великобритании, Британских Виргинских островов, Франции, Швейцарии и Италии. «Вот вам и поддержка Европы! Как видим, европейский капитал уходит из Украины, причем большинство из тех стран, которые раньше входили в первую десятку инвесторов, выводят капитал. Однозначность и необратимость этого процесса очевидны. Те инвесторы, которые ушли из Украины, по-видимому, уже не вернутся, а вот удастся ли привлечь новых — большой вопрос», - продемонстрировал уровень интеллекта Медведчук.

На самом деле основной причиной падения объемов ПИИ было банальное сокращение стоимости акционерного капитала за счет курсовой разницы, но никак не вывод капитала из Украины. В экспресс-выпуске Госстата «Инвес­тиции внешнеэкономической деятельности в 2015 году» констатируется: в экономику страны иностранными инвесторами вложено $3763,7 млн и выведено $891,3 млн прямых инвестиций (акционерного капитала). То есть вложено в четыре раза больше, чем выведено. В то же время уменьшение стоимости акционерного капитала за счет переоценки, потерь и переклассификации составило $5245,8 млн, в том числе за счет курсовой разницы $5024,3 млн. В итоге общий объем ПИИ сократился с $54 041,9 до $51 195,6 млн, в том числе акционерного капитала - с $45 744,8 до $43 371,4 млн.

Увы, сообщая об объемах ПИИ по странам, Госстат не приводит объемы чистого притока акционерного капитала (разницы между поступлением и оттоком). Указаны только результаты с учетом курсовой разницы (сплошные минусы), да и то без объяснения, чем обусловлен «отток». То есть в условиях информационной войны украинское статведомство вооружает аргументами Медведчука и ему подобных, а оппонентам можно опереться только на общие рассуждения: раз вложено в четыре раза больше, чем выведено, причем основным инвестором выступает Евросоюз, то и по странам ЕС о «бегстве инвестиций» речь не идет. Но на изменение формы отчетности (с указанием чистого притока инвестиций по странам) не хватает то ли свободных рук, то ли денег, то ли уровня мышления, а скорее - всего сразу.