Как Украине возродить боевую авиацию

Кто закроет оборонный заказ

Время ситуативных решений прошло, а тех, кто продолжает их продуцировать, пора записывать в саботажники

Фото: military-informant.com

Если авиасборочные компании в Грузии, Словакии и других странах смогут быстро поддержать запросы Украины на модернизацию существующей структуры ее боевого авиапарка, вместе с усилиями отечественных авиазаводов это даст только половину от ресурса, который необходим для доминирующих сценариев обороны или блокады оккупированных территорий.

Достижение паритета с агрессором по количеству и тактико-техническим параметрам воздушных сил - это не механическое суммирование самолетов разных классов. В расчет принимается множество факторов, в том числе ресурс, который РФ вынуждена отвлекать на решение не связанных с Украиной задач. К примеру, в операцию в Сирии вовлечено не менее 80 единиц боевой авиатехники. Еще не менее 70 российских боевых самолетов круглосуточно охраняют небо над 17 государственными объектами - резиденциями, дачами, лыжными трассами, подземными бункерами и другими "важными" строениями, обеспечивающими комфорт и покой Владимира Путина. Еще около сотни машин может быть отвлечено в другие регионы, если возрастет угроза российским военным базам в Армении и Таджикистане. Но даже без учета расконсервации резерва минимальное число в 500 единиц авиатехники позволяет Кремлю рассчитывать на не менее 800 авиаударов в сутки "по фашистам" в украинских городах.

Что может противопоставить Киев этой угрозе? По состоянию на начало прошлого года военный ресурс сдерживания авиационных сил противника практически отсутствовал. По сценарию обороны от фронтального нападения Украина могла выставить против преобладающих сил врага около 75 истребителей и несколько десятков штурмовиков и бомбардировщиков. Мало кем оспоренные успехи Украины на ниве дипломатии привели к тому, что висящий над нашей страной дамоклов меч фронтальной агрессии был на какое-то время сбалансирован встречной угрозой ужесточения принятых в поддержку санкций со стороны США и ЕС. Но санкции - это только временный и совсем не военный фактор. А дипломатия - не рубеж обороны. В мировой специализированной военной прессе существует огромное число исследований эффективности стратегий сдерживания. Большинство исходит из того, что сценарии пассивной обороны или активного сдерживания обеспечивает только многократный количественный и качественный технологический перевес. Условно говоря, против ресурса врага из минимум 500 самолетов нужно выставить 1000-1200 машин сопоставимого уровня в боеготовом состоянии - в зависимости от сценариев текущей военной обстановки.

Обеспечить такой баланс мог бы форсированный выход украинских авиазаводов на мировой рынок модернизации авиатехники советского производства. Однако реалистичный прогноз таков, что эти заводы в ближайшие десять лет вряд ли смогут удвоить потенциал обновления авиапарка. Во-первых, для расширения мощностей каждый из них должен иметь, кроме ассигнований на текущие заказы, доступ к внешним торговым поступлениям. Во-вторых, для выхода на новый уровень производства им нужны экспортные заказы на ту же технику, которые позволят обеспечить необходимые инвестиции.

Наилучшие перспективы у одесского ОАРС. Благодаря хорошим прогнозам по международной кооперации он может выйти на годовой выпуск более 100 единиц авиатехники, в основном на учебно-тренировочных и учебно-боевых легких штурмовиков (см. статью "Легкий штурмовик - между Пекином и Сеулом". - "ДС"). На втором месте по наработкам потенциала модернизации и расширения производственной базы - запорожский "МиГремонт". Этот завод способен выпускать до 25 единиц легких истребителей Миг-29МУ1. Еще столько же фронтовых истребителей Миг-29 может выпускать словацкий завод Letecke Opravone Trencin, но на имеющихся мощностях они вместе все равно не могут закрыть наши потребности. Также "МиГремонт" считается претендентом на возможный проект сборки в Украине штурмовиков Су-24КМ совместного производства грузинского завода Tbilisi Aircraft Manufacturing (ТАМ). В очевидном расчете, в том числе на украинский рынок, грузинский ТАМ оборонного концерна Delta в конце 2015 г. расширил линейку своей продукции за счет нового предложения - полностью грузинской версии российского штурмовика Су-25 под маркой Ge-31 Bora, оснащенного двигателем французской SNECMA и израильской электроникой. Расчетные мощности обоих проектов, Су-24МК и Ge-31, не могут превышать 50 единиц в год. Для выпуска большего количества машин заводы в Тбилиси и Запорожье требуют значительных инвестиций.
Николаевский НАРП пока громких международных перспектив не имеет. Но он считается наиболее перспективным благодаря украинской модели модернизации российского истребителя-бомбардировщика Су-24М. Теоретически самолеты российской сборки имеют проектный ресурс всего до 2030 г., но, если "Укроборонпром" сможет в ближайшие годы импортировать для завода под полную модернизацию не менее 20-30 самолетов в год из других стран, это позволит аккумулировать необходимый для отрасли финансовый ресурс.

Остальные авиазаводы - Чугуевский авиаремзавод, конотопский "Авиакон" и львовский ЛАРЗ - работают в своих нишах и пока не относятся к перспективным сборщикам авиатехники. Львов занимается ремонтом, Чугуев выпускает легкие УТС и может делать БПЛА, а завод в Конотопе специализируется на вертолетостроении и ремонте. Так что украинской власти следует сконцентрироваться на расширении мощностей заводов в Николаеве, Одессе и Запорожье. И не забыть учесть в инвестиционных планах то обстоятельство, что через десять лет большинство развитых стран начнет переход на технику пятого поколения. А техника бывшего СССР и РФ в украинском кластере модернизации относится к поколению 3+, и ее срок эксплуатации закончится до 2030 г. В отечественном политикуме не принято думать на 15 лет вперед, и сегодня сложно предположить, кто ответит на вопрос о логике "удешевления" усилий по наращиванию авиапарка за счет модернизации старых моделей. Каков должен быть баланс между расходами на расширение заводов для продления ресурса самолетов поколения 3+ и инвестициями в будущее, чтобы после 2025 г. не ощутить дефицит техники поколения 4+, не говоря уже о пятом? Хорошо бы уже сегодня иметь четкий план, отвечающий на наши проблемы и потребности. Время ситуативных решений прошло, а тех, кто продолжает их продуцировать, пора записывать в саботажники.