За кулисами. Что не рассказал Порошенко о Минске-3

Минск-2 умер. А по дорожной карте до Минска-3 Путин может не доехать

Украина теперь может манкировать своими обязательствами по Минским соглашениям, пока вся территория ОРДЛО вплоть до российской границы не будет охвачена полицейской миссией ОБСЕ

Фото: EPA/UPG

На заседании Трехсторонней контактной группы в Минске 26 октября украинская сторона выдвинула целый ряд требований к стороне оккупанта. В частности, как сообщила пресс-секретарь представителя Украины Леонида Кучмы Дарка Олифер, это возвращение под контроль Украины Дебальцево в соответствии с линией разграничения от 19 сентября 2014 г.; передача оккупированной части украинско-российской границы под контроль вооруженной миссии ОБСЕ во исполнение протокола от 5 сентября 2014 г.; упразднение фейковых квазигосударственных структур, которые были созданы в ОРДЛО, и отмена результатов проведенных там псевдовыборов.

То было первое заседание контактной группы после встречи "нормандской четверки" в Берлине 20 октября, где Путин согласился на дорожную карту и полицейскую миссию ОБСЕ. Поэтому не удивительно, что украинская сторона решила развить наступление на переговорном фронте. В свою очередь сторона оккупанта, судя по сообщению представителя РФ Бориса Грызлова, предложила уже на следующем заседании контактной группы, которое состоится 9 ноября, "окончательно согласовать порядок вступления в силу закона об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей".

Нет смысла обсуждать перспективы и шансы всех этих требований и предложений, пока не будет подписана и обнародована дорожная карта, которая, по словам Петра Порошенко, должна стать "документом по имплементации всех документов, принятых в формате Минских соглашений". Как известно, дьявол кроется в деталях. И это с лихвой подтвердили Минск-1 и Минск-2. Очень многое будет зависеть от конкретных формулировок пунктов дорожной карты, их последовательности, сроков, гарантий выполнения, степени ответственности за невыполнение и нарушение.

Пока же можно говорить о тех эффектах, которые вызвала сама договоренность о составлении дорожной карты, даже еще до ее подписания. Прежде всего, теперь всеми признано, что Минские соглашения будут дополнены новым документом. В отличие от Минска-1 и Минска-2, которые писались в спешке в условиях вражеского наступления, что создавало колоссальное психологическое давление на украинскую сторону, дорожная карта будет прорабатываться и доводиться до ума в ходе многократных обсуждений на различных уровнях: экспертов, министров, глав государств. И если кто и будет вынужден спешить, то это российская сторона. Не только из-за санкций, но и чтобы избавиться от расходов "на Донбасс" (на самом деле – на оккупационный режим).

Это создало украинской стороне возможность ослабить некоторые свои обязательства и в то же время усилить пункты, невыгодные врагу. Формально все это будет в рамках «имплементации», но на практике формулировки «карты» могут очень творчески развивать смыслы пунктов предыдущих документов.

Пример – чудесное превращение «мониторинга и верификации со стороны ОБСЕ» (которые дважды фигурируют в протоколе от 5 сентября 2014 г.) в «вооруженную полицейскую миссию ОБСЕ», которая должна осуществлять эти «мониторинг и верификацию». Согласие Путина на размещение этой миссии на Донбассе вначале было подтверждено пресс-секретарем Путина Дмитрием Песковым, спустя неделю опровергнуто представителем МИД РФ Марией Захаровой и в тот же день подтверждено самим Путиным лишнее свидетельство того, что Кремль пытается торговаться.

Кроме того, и это не менее важно, Украина получила отсрочку по выборам на Донбассе. Сначала должна появиться дорожная карта, затем нужно решение ОБСЕ о создании полицейской миссии, затем она должна быть сформирована, потом ей предстоит войти на Донбасс и освоиться там, следом должна прибыть миссия БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ), провести мониторинг и дать заключение, что условия в ОРДЛО позволяют провести выборы по стандартам БДИПЧ, и только после этого начнется собственно избирательная кампания. Срыв на любом этапе будет записан в вину России.

Наконец, что особенно важно для Порошенко, лишаются козырей те, кто привык обвинять его в зраде. А любую подвижку, которую можно будет интерпретировать как выдавливание Путина из Донбасса, Порошенко сможет обоснованно подавать как свою личную заслугу. Ключевой вопрос тут – действительно ли уйдут российские войска, чтобы не светиться перед миссиями ОБСЕ и БДИПЧ.

Несомненно, Путин будет добиваться, чтобы одним из первых пунктов маршрута на дорожной карте стояло принятие закона о выборах в ОРДЛО, а также чтобы дата выборов была назначена еще до прибытия миссии БДИПЧ. Естественно, Порошенко будет стараться, наоборот, отодвинуть голосование в Верховной Раде по этим вопросам, так же как и по амнистии и по особому статусу ОРДЛО, куда-то к самому концу маршрута. Будет ли достигнут компромисс и в чем он будет заключаться – на это повлияет множество факторов, в том числе позиция посредников, то есть Ангелы Меркель и Франсуа Олланда.

Все прекрасно понимают, что Путину нужен политический кризис в Украине. Потому и обзаводится Порошенко аргументами уже сейчас: сначала ты отдай Дебальцево и ликвидируй свои фейковые ДНР-ЛНР.