Чем закончатся маневры вокруг Минска-2

Недоблокада превратилась в символ

Два года назад блокирование экономических связей с оккупированным Донбассом представлялось хорошим способом давления на Кремль. Хотя практическая реализация идеи не принесла ожидаемых выгод, эта тема остается важной составляющей политических маневров вокруг Минска-2

Фото: 112.ua

К концу осени 2014 г., когда не осталось никаких иллюзий о том, что оккупация части Донбасса российско-террористическими войсками - это всерьез и надолго, Украина озаботилась поиском новых рычагов давления на Кремль. 14 ноября Петр Поро­шен­ко издал указ о введении в действие решения СНБО от 4 ноября "О неотложных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской областях", которым запустил процесс блокирования социально-экономических связей с оккупированными территориями. А 17 июня 2015 г. СБУ изменила правила пересечения товаров через линию разграничения, запретив перевозку любых грузов, кроме гуманитарной помощи (за исключением железной дороги, чтобы продолжать получать необходимый украинским ТЭС уголь). Уже 4 июля во время выступления с ежегодным посланием к Верховной Раде Петр Порошенко обозначил границы компромисса: "Мы стремимся и готовы хоть сегодня восстановить все экономические связи с временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей, снять все внутренние барьеры и ограничения для людей и товаров, но при условии, что Украина восстановит контроль над внешней границей".

Конечно, влияние экономических ограничений за истекшее время было бы заметнее, если бы не потоки контрабанды. Сняты и написаны десятки журналистских расследований о популярных схемах. Например, как легализовать контрабандный товар, оформив его как продукцию предприятия, имеющего "единый цикл производства" по обе стороны линии разграничения. Ответственные чиновники откровенно признают, что неспособны справиться с проблемой. "На самом деле туда идет достаточно большим потоком различная продукция, ранее шли продукты питания и лекарства, сейчас разноплановая продукция идет на ту сторону, и проконтролировать вряд ли это сегодня даже под силу", - сообщил в апреле глава Донецкой ОВГА Павел Жеб­ривс­кий. И тут же "диверсифицировал" ответственность, отметив, что не видит "структурированной контрабанды", когда "есть на­чаль­ник, или смотрящий, или человек, к которому попадают эти потоки".

После формирования нового правительства тема экономических связей с ОРДЛО неожиданно обогатилась за счет откровений двух чиновников новосозданного Министерства по вопросам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МОКВПЛ). Экс-глава Луганской ОВГА Георгий Тука, назначенный заместителем министра, заговорил о легализации торговли с оккупированными территориями. 4 мая в эфире "Громадського радіо" он рассказал, что существует некий "стратегический план" деоккупации Донбасса и что он лично видел его, но не хотел бы пока говорить о деталях. "Прежде чем выдавать эту информацию, ее надо правильно преподнести, утвердить на уровне президента и СНБО. Только потом ее можно подавать обществу", - подчеркнул Тука. Впрочем, одну деталь он все-таки назвал - снятие ограничений на торговлю с ОРДЛО. При этом замминистра назвал "абсолютно деструктивной" идею "отгородиться колючей проволокой", поскольку "в результате ментально мы получим потерю населения, озлобленность людей по отношению к нам". Не меньше шума наделало интервью министра Вадима Черныша "Зеркалу недели". "Если мы интегрируем эти территории и людей в Украину, о чем, собственно, заявляют и президент, и премьер и что подтверждают миллиарды социальных выплат, то при чем здесь экономическая блокада? Это два тренда абсолютно разной государственной политики. Результат плачевный. Контрабанда заполнила официальный торговый люфт. На временно оккупированных территориях хозяйствуют рубль и российские товары. А люди еще больше отдаляются от Украины. Кого и зачем мы обманываем?" - заявил чиновник.

Понятно, что эти заявления следует рассматривать как самопиар - Черныш и Тука ищут свою нишу в новой конфигурации власти. Здесь также можно отметить очень слабое начало работы министерства - для него до сих пор не написан функционал, Черныш не спешит брать на себя ответственность, мотивируя это отсутствием бюджета. Такими темпами МОКВПЛ может оставаться виртуальной структурой вплоть до 2017 г. Между тем политика Украины в отношении ОРДЛО остается сферой исключительной компетенции Порошенко и его администрации. Никаких инициатив Кабмина или отдельных министерств, не согласованных с АП, не может быть в принципе. С другой стороны, возобновление торговли с оккупированными территориями обязательно рассматривалось бы как первый шаг на пути к выборам, что явно преждевременно в нынешних условиях, когда нет прекращения огня, зато вполне реальна перспектива продления санкций против РФ в июне. Фактически недоблокада вошла в набор символических жестов, сделанных Украиной, и ее отмена будет строго увязана с выполнением Россией своей части Минских соглашений.