Нобелевка-2016. Кто будет ужинать с королем Швеции 10 декабря

Нобелевская премия мира. Большие деньги за малый успех

Впервые за последние несколько лет чиновники Нобелевского комитета вручили премию мира не оглядываясь на политические векторы и тренды, человеку, который ее, без сомнения, заслуживает

Фото: EPA/UPG

В этом году премию мира получил президент Колумбии Хуан Сантос за прекращение 52 летней войны между правительственными силами и леворадикальной повстанческой группировкой ФАРК. В войне, которая началась в 1964 году, было убито более 250 тысяч человек, а страна фактически на полвека завязла в экономическом кризисе, горячих этапах вялотекущего конфликта и переделах сфер влияния.

Мирное соглашение с главой повстанцев Тимолеоном Хименесом подписал президент Колумбии Хуан Сантос 24 сентября 2016 года, по сути, остановив войну, которая стала наследственным делом многих колумбийцев, родившихся еще до ее начала. По крайней мере, появилась надежда, что война закончится.

Пожалуй, логичным было бы премирование не только президента Колумбии, но и нынешнего лидера ФАРК Тимолеона Хименеса. Руководитель повстанцев сделал для заключения мирного договора, вероятно, не меньше, чем Хуан Сантос. Эти двое сейчас похожи на дрессировщиков, которые влезли в клетку к дерущимся львам и пытаются растащить кусающих и царапающихся хищников. Но, что касается премирования лидера ФАРК тут есть одна загвоздка - ФАРК во многих странах мира (в ЕС и США тоже) считается террористической организацией. И награждать Тимолеона Хименеса, вероятно, пока очень "не с руки".

Но даже награждение Хуана Сантоса - большой прорыв в череде весьма странных лауреатов последних лет. Дело в том, что недавние лауреаты Нобелевской премии мира были или весьма привязаны к политическим трендам или настолько абстрактны, что, кажется, сам поиск соискателей доставлял Нобелевскому комитету муки и зубную боль. Иначе, как объяснить, например, вручение в 2012 году премии мира... Евросоюзу. Обоснование было не менее "впечатляющим": "За шесть десятилетий защиты прав человека в Европе и долгосрочную роль в объединении континента".

Сама формулировка и субъект награждения очень походил на советскую практику награждения коллективов грамотами в честь некой памятной даты в календаре марксистов: не очень понятно, кому конкретно, совсем не понятно за что, но точно известно в честь какой даты. Конечно, награждать не конкретного человека, а целые организации и даже государственные объединения - проще и легче. Но, учитывая саму идею Нобелевской премии мира, смотрятся такие награды по меньшей мере - странно. Зато удобны чиновникам Нобелевского комитета. В прошлом году, они, например, наградили сразу четыре организации, объединенные в Квартет национального диалога в Тунисе.

Можно, конечно, припомнить, еще, что в 2009 году был награжден Барак Обама. Тогда первый чернокожий Президент США занимал должность чуть больше полугода, но уже, по мнению Нобелевского комитета, сумел сделать "огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами". Какие - загадка. Но именно так говорится в официальной формулировке. Неофициально награждение Обамы воспринималось скорее как большой аванс первому чернокожему президенту США.

Безусловно, в награждении этого года президента Колумбии Сантоса тоже присутствует доля авансирования. Референдум, проведенный в Колумбии накануне мирного договора с ФАРК, показал, что больше половины населения Колумбии не хочет мирится с повстанцами. 50,24% высказались за продолжение войны. Впрочем, наверняка подобные воинствующие взгляды есть и в ФАРК, чьи сторонники и бойцы считают, что в отдельных подконтрольных повстанцам районах удалось построить коммунизм. Они не спешат менять его на враждебные марксистам идеи капиталистов.

Похоже, пятидесятилетняя война, передаваемая из поколения в поколение, еще не вымотала колумбийцев. Или стала привычкой, как странно это не звучит. Кроме того, "кровные обиды", накопившиеся за эти десятилетия, вряд ли удастся забыть в ближайшие годы. Как и нивелировать полувековой водораздел социума на "свой" и "чужой" по политическим предпочтениям.

Тем не менее, даже малый успех в попытке остановить 50-летнюю войну, ставшую для многих колумбийцев наследственной, достоин награждения премией мира. Уж точно достоин больше, чем присуждение премии мира Евросоюзу в 2012 году.