Запоздалое прозрение. Запад захотел покончить с Путиным

По следам Аль Капоне. Почему Путин не избежит возмездия

Предводитель кремлевской группировки многими чертами напоминает знаменитого американского гангстера. Но особенно — своей уверенностью в том, что его нельзя судить

Иллюстрация: politeka.net

"ДС" продолжает цикл материалов, начатый статьями "Запоздалое прозрение. Запад наконец захотел покончить с Путиным", "За Асада, за Сирию. Право вето в ООН не спасет Россию от нефтяного эмбарго" и "Двойной капкан. Отключение от SWIFT превратит Россию в китайскую колонию", о том как Запад может реально наказать зарвавшуюся Россию

Можно ли судить Путина — эта тема сейчас взахлеб обсуждается западными политиками и экспертами. Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро рассказал в эфире France Inter radio о намерении обратиться в Международный уголовный суд с просьбой расследовать военные преступления в Сирии. Затем глава британского МИДа Борис Джонсон заявил, выступая в Палате общин, что в скором времени Россия станет "страной-изгоем", и добавил, что виновные в военных преступлениях в Сирии окажутся в Международном уголовном суде. В том же духе высказалась в интервью Der Spiegel министр иностранных дел Швеции Маргот Вальстрем: "Мы должны гарантировать, что виновные в этой войне будут призваны к ответственности… Мы должны выступить против военных преступлений, они должны иметь юридические последствия".

Однако перспективы уголовного преследования российского руководства оцениваются в западных СМИ весьма скептически. "Ни Россия, ни Сирия, ни США не подписывали Римский статут — договор, учредивший Международный уголовный суд, — напоминает Der Spiegel. — Да и между возбуждением дела и первым трибуналом пройдет немало лет". Можно привести множество подобных высказываний, а также различных возражений, однако суть дела вообще не в этом.

Суть дела в том, что западные лидеры всерьез озаботились проблемой, как осудить Путина. Именно его лично, чтобы навсегда сделать его персоной нон-грата во всех приличных столицах. Это дополнение к разнообразным санкциям важно тем, что оно юридически закрепит недоговороспособность Путина. То есть это очень толстый намек российской верхушке, что Путина пора убирать.

Несомненно, потребность осудить хозяина Кремля возникла из-за бомбардировок в Сирии. Но отсюда никоим образом не следует, что привлекать его к юридической ответственности нужно непременно за Сирию и ни за что иное. Наоборот, когда избрана мера наказания — судить, то каким способом привести приговор в исполнение — это оказывается вопросом второстепенным и даже техническим.

Путин попал в ту же ситуацию, что и Аль Капоне 85 лет назад. На счету короля американских гангстеров было 700 убийств, совершенных мафией; из них 400 — по приказу самого Капоне. Но 11-летний срок в тюрьме он получил за неуплату налогов в размере $388 тыс. И этого оказалось достаточно, чтобы его криминальная империя рухнула.

Что касается Путина, то есть как минимум два способа его судить помимо попыток привлечь к ответственности за военные преступления в Сирии (хотя эти попытки тоже нужны и вовсе не столь безнадежны, как кажутся). Первый — это сделать из него чистого уголовника. Здесь серьезные козыри есть у британцев в связи с делом Александра Литвиненко: январский доклад судьи Роберта Оуэна пошел дальше, чем можно было вообразить. Учитывая секретные донесения британской разведки, судья заключил, что Путин "наверное, одобрил" убийство Литвиненко.

Кроме того, не все свои аргументы выложили финансовые разведки США, Швейцарии, той же Великобритании. Не обязательно доказывать принадлежность сомнительных счетов лично Путину. Важнее доказать, что масштабные теневые потоки с криминальными целями (например, для подкупа западных политиков) организовывались по указанию из Кремля.

Второй способ судить Путина — это возложить на него ответственность за военные преступления, но не в Сирии, а в Украине. В сентябре 2015 г. Международный уголовный суд заключил, что его юрисдикция распространяется "на любые предполагаемые преступления, совершенные на территории Украины с 20 февраля 2014 г.", а значит, и на все военные преступления российских оккупантов. Кстати, этот суд не трогает исполнителей приказов (пусть даже и преступных), его клиенты — это те, кто отдавал приказы на самом верху, в нашем случае — Путин и Шойгу.

Раньше на Западе избегали формулировок типа "российское вторжение в Украину". Принятая 12 октября резолюция ПАСЕ впервые прямо сказала о "военной интервенции войск РФ в Восточную Украину". Украине тоже пора называть вещи своими именами, причем во всем законодательстве, а не только в заявлениях Верховной Рады. Сейчас как раз то время, когда у Запада появилась цель, которая для одной Украины была бы недостижимой, — покончить с Путиным.