Новые правила игры. Спецконфискация не остановится на «деньгах Януковича»

Почему Коломойский боится отбирать имущество вип-беглецов

Единую позицию против спецконфискации заняли экс-«регионалы» из «Оппоблока» и «Воли народа», Юлия Тимошенко и партии, близкие к Игорю Коломойскому

Фото: УНИАН

За два с половиной года революции "деньги Януковича" успели обрасти мифами, словно сокровища гетмана Полуботко, хотя в отличие от последних отнюдь не мифичны. В этом понятии смешаны финан­совые активы как самого Януковича, так и других беглых чиновников из его окружения и связанных с ними компаний.

Национальный институт стратегических исследований оценивает объем финактивов, утраченных Украиной вследствие злоупотреблений властью во времена Яну­ковича, в $70 млрд, малая часть из которых уже заблокирована в банках других государств. В частности, по ходатайству Генпро­ку­ра­туры Украины на счетах бывших украинских чиновников в Швей­царии было заблокировано $2 млрд в Великобритании - активы Януковича на сумму 17 млн евро, на Кипре - активы украинских экс-чиновников на сумму $3 млн и 1,5 млн евро. Правда, вернуть эти деньги в украинскую казну ГПУ до сих пор не смогла.

Более доступны для взыскания средства в украинских банках. Генпрокуратурой арестованы активы беглого экс-президента на сумму около $127 млн. Кроме того, Госслужбой финансового мониторинга были заблокированы средства 19 компаний-нерезидентов, связанных с окружением Яну­ко­вича, на сумму, эквивалентную $1,34 млрд в том числе на депозитных и текущих счетах - $160 млн и 378 млн грн, на счетах, открытых в ценных бумагах, - $1,02 млрд и 1,49 млрд грн.

Украинские парламентарии предприняли несколько попыток вернуть эти деньги в госказну. Когда пост премьера занимал Арсений Яценюк, особую настойчивость в этом вопросе проявляли представители "Народного фронта". Одна такая попытка едва не достигла цели. 17 марта 2016 г. был принят в первом чтении (228 голосов "за") законопроект о внесении в Уголовно-процессуальный кодекс изменений, касающихся особенностей обращения в доход государства денежных средств, валютных ценностей, гособлигаций Украины, казначейских обязательств Укра­ины, драгоценных металлов и камней, других ценностей и доходов от них до принятия приговора суда. Авторами этого проекта выступили четверо депутатов из "Народного фронта" (Юрий Береза, Сергей Пашинский, Андрей Тетерук, Татьяна Черновол) и двое из БПП (Иван Винник, Артур Герасимов).

Однако предложенная ими законодательная новация вызвала критику со стороны координатора проектов ОБСЕ в Украине Вайдотаса Вербы, директората по правам человека Совета Европы и представительства ЕС в Украине. В числе недостатков законопроекта назывался риск того, что его реализация "в некоторых случаях может повлечь нарушение презумпции невиновности". Ввиду такой позиции европейцев украинские парламентарии - члены комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности и авторы проекта - пришли к совместному выводу о том, что он требует существенной доработки.

После этого 15 апреля комитет внес представление на снятие проекта с рассмотрения. Впрочем, соответствующее постановление пока не принято, и проект формально числится в очереди на второе чтение. Но у него нет шансов на принятие - дело тут не только в решении комитета, но и в смене правительства. Владимир Гройс­ман, став премьером, решил, что Кабмин должен внести по этому вопросу собственный законопроект, который не вызывал бы отторжения у европейских институций. Он был разработан Минюстом при участии народных депутатов и 15 сентября презентован министром Павлом Петренко.

20 сентября проект был зарегистрирован в Верховной Раде, а уже через день была предпринята первая попытка включить его в повестку дня сессии. Точнее, таких попыток было три, но все они оказались безуспешными: на утреннем заседании проголосовали "за" 207 депутатов, затем на вечернем - 196 и при повторе для замешкавшихся - 204.

Этот результат, конечно, не означает провала проекта, но интересен расклад сторонников и противников спецконфискации по фракциям. Наиболее активно поддержали проект в "Народном фронте": проголосовали "за" 68 при общем числе членов фракции 81. Почти три четверти своих голосов дала "Самопоміч" (19 из 26 депутатов) и почти две трети - БПП (92-94 из 143). Из пяти депутатов "Свободы" утром проголосовали "за" двое, а вечером - уже четверо. Радикальная партия Олега Ляшко, располагающая 21 депутатом, утром дала 11 голосов "за", вечером - восемь. 

Ляшко сейчас в шизофреническом положении: он декларирует оппозиционность к правительству, но не менее громко кричит о необходимости экспроприировать наворованное у Януковича и других беглых чиновников.

Четко обозначился и лагерь противников проекта. В "Оппо­зи­ци­онном блоке" не нашлось никого "за", в группе "Воля народа" - один. "Батьківщина" утром не дала ни одного голоса "за", вечером - один. У партии "Відродження", наоборот, утром нашелся один голос "за", вечером - ни одного. Также не поддержал проект никто из шести депутатов "Укропа". Таким образом, Юлия Тимошенко и партии, близкие к Игорю Коломойскому, проявили общность интересов с экс-"регионалами" из "Оппоблока" и "Воли народа".
Политический союз "Бать­ків­щи­ни" и "Оппоблока" демонстрируется и в телеэфире. Например, канал "Интер" посвятил дискредитации законопроекта о спецконфискации две программы "Подробности" (20 и 25 сентября) с участием члена "Батьківщини" Сергея Власенко.