13 месяцев без денег МВФ: а может, их и не надо

Почему транш МВФ задержался более чем на год

МВФ давал Украине не больше денег, чем нужно было на обслуживание внешних обязательств. При нынешней политике НБУ никаких кредитов на развитие не будет

Фото: hronika.info

Четырехлетняя программа EFF (Extended Fund Facility в переводе "механизм расширенного финансирования") объемом $17,5 млрд была утверждена советом директоров МВФ 11 марта 2015 г. Она презентовалась украинским Мин­фином как главная составляющая плана стабилизации экономики и закладки фундамента для восстановления ее роста. Первый транш на сумму $5 млрд был предоставлен уже в марте 2015 г., второй в размере $1,7 млрд - в начале августа того же года, и до конца года ожидались еще два таких транша. Но Украина не получила их до сих пор.

Впрочем, это только часть проблемы. Еще большую тревогу вызывает то, куда ушли уже предоставленные кредиты. Согласно цифрам Минфина в течение 2014-2015 гг. и первого полугодия 2016 г. общий объем внешнего долга Украины (государственного и гарантированного государством) вырос на $6,66 млрд (с $37,49 млрд до $44,15 млрд). Но за это же время долг нашей страны перед международными финансовыми институтами и западными правительствами, то есть перед МВФ, Всемирным банком, ЕБРР, Европейским инвестиционным банком, Евросоюзом и странами G7, увеличился значительно больше - на $10,94 млрд (с $12,13 млрд до $23,07 млрд). "Дельта" в размере $4,28 млрд - это та украинская задолженность перед другими кредиторами, которая превратилась в долг перед Западом. Например, программа stand-by, о которой Киев договорился с МВФ весной 2014 г., профинансировала погашение гарантированных государством еврооблигаций НАК "Нафтогаз України" на сумму $1,6 млрд.

 Расходы на уплату процентов по внешнему долгу составили за это время ориентировочно $4,66 млрд (если считать по средней ставке 3,9%, о которой сообщает Минфин). То есть на это потрачено 70% от той суммы в $6,66 млрд, на которую вырос общий объем внешнего долга Украины. Кроме того, 200 млн евро (почти $220 млн) пошло на поддержку Фонда гарантирования вкладов физических лиц (эти деньги Украина привлекла у немецкого кредитного учреждения KfW). А остальное, то есть около $1,78 млрд, было направлено на пополнение золотовалютных резервов Нацбанка, но только формально.

Очевидно, что эта сумма - $1,78 млрд за 2,5 года - смешная по сравнению с огромным объемом проблем, взвалившихся на Украину. Но в действительности даже эти деньги не использовались и не могли использоваться Нацбанком для защиты гривни. Потому она и обесценилась за это время более чем в три раза. Чужие заемные средства, оставшиеся после выплат по обязательствам перед кредиторами, осели мертвым грузом в резервах НБУ и лежат там, как на депозите, прирастая процентами и совершенно не работая на Украину. В макро-экономическом исследовании Dragon Capital приводятся объемы чистых (то есть доступных) резервов НБУ: около $15 млрд в декабре 2013 г. и всего лишь порядка $1,1 млрд по состоянию на май 2016 г. Столь мизерные чистые резервы НБУ означают также, что МВФ крепко держит Украину на привязи, поскольку в случае разрыва отношений НБУ должен будет вернуть Фонду его деньги, а Украина останется с минус $9 млрд "инвестиций".

Отсюда можно сделать вывод о мотивах поведения МВФ. В 2014-2015 гг. Фонд давал нам деньги, потому что без них мы не смогли бы обслуживать внешние заимствования. Он помог согласовать реструктуризацию нашего долга по облигациям внешнего государственного займа и "Фининпро" (ГП "Финансирование инфраструктурных проектов"). Но в 2016-м в отличие от 2014-2015 гг. сумма выплат по внешним обязательствам не была для нас критической (после проведенной реструктуризации). МВФ видел, что мы можем выплатить самостоятельно, потому и не спешил давать нам новые транши. В 2017-м ситуация будет хуже, в частности, придется возвращать тому же МВФ $1 млрд из суммы, занятой в 2014 г. Поэтому можно ожидать, что через не очень большой промежуток времени Фонд восстановит нам финансирование.
Этот прогноз звучит вроде бы оптимистично, однако возникает вопрос, почему же МВФ избрал такую тактику в отношении Украины: давать деньги только в случае крайней необходимости. Чтобы понять это, следует окунуться в мотивы МВФ еще глубже. Вспомним, после революции все время повторялось как мантра: "Взаимодействие с МВФ - это сигнал инвесторам, что мы движемся по программе реформ". На днях это снова сказал министр финансов Александр Данилюк.

Но как раз эта надежда - на приход инвесторов - не воплотилась в жизнь. И потому Фонд становится по отношению к Украине все более откровенно скупым, даже не трудясь подыскивать оправдания.
Таким образом, сотрудничество с МВФ трудно оценить иначе как провальное. И в этом провале виновато прежде всего руководство Нацбанка. Оно загнало Украину в западню. Прикрываясь "требованиями МВФ", руководство НБУ закрыло целый ряд банков, спровоцировало панику и падение гривни. В то же время НБУ и правительство Яценюка, шантажируя "требованиями МВФ", заставляли парламент штамповать законы, которые противоречили интересам государства и граждан. При этом международные финансовые институты и западные правительства в течение всего времени после революции давали Украине только крайне необходимый минимум денег. Его хватало лишь на то, чтобы избежать дефолта по обязательствам перед другими кредиторами. Ни на один проект развития денег нам до сих пор не выделено. То есть ни о какой аналогии с "планом Маршалла" речь не идет и не будет идти, пока сохраняется нынешнее руководство НБУ и его политика.