Почему наша полиция проигрывает войну криминалу

Преступники почувствовали безнаказанность

За два предыдущих года и первый квартал 2016-го число нераскрытых уголовных правонарушений выросло в 2,2 раза

Фото: kp.ua

На днях ГПУ обнародовала отчет об уголовных правонарушениях за январь-март 2016 г. Если в первом квартале 2014 г. общее число уголовных правонарушений, зарегистрированных органами внутренних дел, прокуратуры, СБУ, налоговиками, составило 169,5 тыс., в первом квартале 2015 г. - 172,2 тыс., то в первом квартале 2016 г. оно подскочило до 203,5 тыс. Рост за два года - в 1,2 раза.
Еще хуже картина получается, если выделить только особо тяжкие и тяжкие преступления. В январе-марте 2014 г. было зарегистрировано 49,2 тыс. преступлений этих категорий, за аналогичный период 2015 г. - 56,4 тыс., а в январе-марте 2016 г. - 66,3 тыс. Рост за два года - в 1,34 раза.

Львиную долю этого прироста обеспечили разбойные нападения, тяжкие и особо тяжкие виды грабежей, краж, мошенничества и других преступлений против собственности. В первом квартале 2014 г. их было зарегистрировано 33,5 тыс., за аналогичный период 2015 г. - 37,5 тыс., а в первом квартале 2016 г. - 50,3 тыс. Рост за два года - в 1,5 раза.

Также стоит отметить рост в 1,7 раза числа тяжких и особо тяжких видов угонов транспорта, нарушений правил дорожного движения и других преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. В январе-марте 2014 г. их было зарегистрировано 1,43 тыс., за аналогичный период 2015 г. - 1,97 тыс., а в январе-марте 2016 г. - 2,44 тыс. Тут уже необходимо высказывать претензии новой патрульной полиции.

Но самое опасное то, что еще более быстрыми темпами, чем преступность, растет число нераскрытых преступлений. На конец 2013 г. имелось 396 тыс. уголовных правонарушений, по которым не было принято решения о завершении досудебного расследования, на конец 2014 г. - 566 тыс., на конец 2015 г. - 767 тыс., а на конец марта 2016 г. - уже 874 тыс., или в 2,21 раза больше, чем на конец 2013 г. При этом особенно сильно выросло количество нераскрытых тяжких преступлений - со 116,9 тыс. до 307,6 тыс., или в 2,63 раза, а также особо тяжких - с 22,3 тыс. до 52,8 тыс., или в 2,36 раза. Количество нераскрытых преступлений средней тяжести увеличилось в 2,12 раза (со 155,9 тыс. до 330,3 тыс.), небольшой тяжести - в 1,83 раза (со 100,4 тыс. до 183,8 тыс.).

Еще в январе, по результатам анализа статистики за 2015 г., первый замгенпрокурора Юрий Севрук обратился с письмом к начальнику Национальной полиции Хатии Деканоидзе, где указал на увеличение количества тяжких и особо тяжких преступлений определенных категорий при одновременном снижении уровня их раскрытия. Так, нераскрытыми на конец 2015 г. оставались почти 2 тыс. разбойных нападений, более 15 тыс. грабежей и 200 тыс. краж (из которых 17 тыс. - из жилья), совершенных в 2015 г. Если в июне 2015 г. было совершено 8 тыс. квартирных краж, то в дальнейшем их число ежемесячно росло и в декабре превысило 15 тыс. В то же время снизилось более чем вдвое количество направленных в суд уголовных производств в отношении лиц, совершивших данные преступления (с 4 тыс. в июне до 1,4 тыс. в декабре). Аналогичные тенденции наблюдаются в статистике совершенных и раскрытых грабежей, разбойных нападений и угонов транспортных средств. На Тернопольщине число нераскрытых разбойных нападений выросло в восемь раз, в Харьковской, Хмельницкой, Херсонской и Черкасской областях - в три.

Из этих цифр следует вполне резонный вывод: существенное ослабление противодействия преступности приводит к повышению уровня дерзости преступлений, поскольку создает у злоумышленников чувство безнаказанности и подталкивает их к совершению более тяжких преступлений. Судя по итогам первого квартала 2016 г., все эти тенденции сохранились и усугубились.

Таким образом, в Украине раскручивается криминогенная спираль: преступность растет все более высокими темпами, но еще быстрее увеличивается количество нераскрытых уголовных правонарушений, подхлестывая тем самым рост преступности.

А чем быстрее растет преступность, тем меньше с ней справляется полиция, все больше остается нераскрытых дел - и так по нарастающей.

Это очень похоже на инфляционную спираль, когда рост цен и эмиссия дензнаков подхлестывают друг друга, приводя ко все большей девальвации национальной валюты. Раскручивание криминогенной спирали тоже вызывает девальвацию, а именно - девальвацию доверия граждан и к новой полиции, и вообще ко всей государственной власти. Катастрофа еще не наступила, но она приближается, и притом с ускорением. Если преступные группировки и вооруженные банды почувствуют себя хозяевами на улицах, то будет поздно: в каждый город не введешь Нацгвардию. Однако руководство МВД и полиции если и видят или вообще осознают эту угрозу, то никаких разумных инициатив пока не предложили.

О причинах стремительного роста числа нераскрытых преступлений читайте здесь