Чем закончатся маневры вокруг Минска-2

Сколько можно врать о миссии ОБСЕ

Идея введения на оккупированном Донбассе полицейской миссии ОБСЕ начинает прорастать подробностями

Фото: osce.org

В пользу этого говорит и визит помощника главы Госдепа США Виктории Нуланд в Москву. Теперь вопрос состоит в том, сможет ли такая миссия помочь нам реинтегрировать страну и не станет ли она невыполнимой?

Идеальная модель

План по внедрению полицейской миссии имеет несколько модификаций, но в целом все сводится к тому, что она должна обеспечить полное прекращение огня и безопасность как во время проведения выборов в ОРДЛО, так и во время "политического процесса урегулирования".

"Замер тишины" - главное условие реализации плана. Перед украинской стороной и боевиками (точнее, их российскими кураторами) будет поставлено условие установления трехмесячного покоя на линии разграничения (никаких смертей и обстрелов - вообще). По результату этого "замера" будут поэтапно внедряться модули самой миссии.

Состоять она должна из силовиков и военных, имеющих опыт миротворческих и полицейских операций из стран-членов ОБСЕ. По данным украинского МИДа, ее контингент должен насчитывать около 5 тыс. полицейских. Предусматривается, что они будут вооружены стрелковым оружием и легкой бронетехникой. В худшем варианте речь о 500 полицейских с символичными функциями.

Применение полицейскими оружия, процедуры и регламенты принятия решений должны быть выписаны в отдельном документе и согласованы Постоянным советом ОБСЕ при поддержке всех 57 стран-членов организации. Принять такой документ в краткие сроки просто невозможно даже при давлении со стороны США.

На первом этапе полицейские патрули появятся на линии разграничения и блокпостах. Позже вся военная техника и боеприпасы ВСУ (в зоне АТО) и боевиков должны быть собраны на складах, а их охрана и фиксация передвижения возложены на полицейских ОБСЕ.
Должны быть созданы "зоны безопасности", свободные от вооруженного присутствия сторон. По информации ЛІГА.net, часть этого плана уже обсуждалась во время недавних переговоров глав МИД "нормандской четверки" (район Азовского моря, Дебальцево, Донецкий аэропорт и одна зона на Луганщине). Известно, что карты "зон безопасности" согласовывались и обсуждались с Генеральным штабом ВСУ.

Параллельно с этим должна быть разработана и внедрена процедура доступа полицейских ОБСЕ на избирательные участки в ОРДЛО. По словам украинских переговорщиков, в будущий закон о выборах будут включены критерии, когда он теряет силу: использование боевой техники, попытка срыва выборов, попытка фальсификации и т. д.
На втором этапе предполагается введение патрулирования украинско-российской границы на Донбассе совместными патрулями наших пограничников и полицейских ОБСЕ (возможно, при участии подразделений так называемой "народной милиции").

На третьем этапе функции обеспечения общественной безопасности на территории ОРДЛО должны перейти к совместным структурам "народной милиции" и полиции ОБСЕ.
Это - идеальная модель. Вряд ли на Западе не понимают, что в полной мере реализовать этот план не удастся. Каждый попытается извлечь из него собственный интерес.

Фото: newinform.co

Конфликты и совпадение интересов

Во-первых, США действительно считают, что через "заморозку" конфликта на Донбассе и сохранение санкций против России они смогут принудить Путина к миру и уступкам. Во-вторых, Бараку Обаме нужна история успеха на Донбассе для того, чтобы следующий президент США чувствовал себя более уверенно в начале своей каденции. И неважно, кто станет хозяином Белого дома. Важно, что в Вашингтоне есть принципиальный политический консенсус по данному вопросу. Именно поэтому американцы на высшем уровне дали понять всем участникам минского процесса, что срыв инициативы может негативно отразиться на них. В-третьих, полицейская миссия открывает перед США перспективы непосредственного оперативного участия в урегулировании конфликта, а также возможности для отработки боевых задач в условиях гибридной войны в соприкосновении с реальным противником. При этом не нужно прятаться за вывесками "военных советников" и "тренеров". Да и риски тут не такие большие, как в Ираке и Афганистане.

Европе нужен хотя бы имитационный переговорный процесс, ритуальное примирение. Даже формальный диалог на Донбассе открывает перспективу ослабления санкций в отношении РФ. От них страдает не только российская экономика, но и европейская.

Общеевропейская усталость от Донбасса и Украины подталкивает элиты ЕС к принятию дополнительных издержек и согласованию полицейской миссии. В итоге Брюссель получит инструмент для перекладывания ответственности с себя на третьи стороны. Например, на Украину.

Формальное согласие России на обсуждение идеи полицейской миссии еще не значит твердого "да" от Путина. В Кремле дают понять, что вопрос контроля над границей на Донбассе россияне откладывают до "окончательного политического урегулирования" и "конституционных решений" (а не проведения выборов). Москва выступает против мобильности миссии. Полицейские должны пребывать исключительно на линии разграничения - и никаких несанкционированных передвижений по территории ОРДЛО. В качестве большой уступки Кремль может согласиться на мониторинг полицейскими складов с военной техникой.

В интересах Украины - как можно дольше наносить санкциями урон путинскому режиму. Для этого нужно играть на консолидацию G7, втягивать Россию в невыгодные для нее форматы урегулирования, выставлять условия, которые невозможно выполнить без потерь для Москвы. Но главное - не принимать решений, которые нельзя отменить. На Банковой, как всегда, пытаются тянуть время. Мы берем на себя дополнительные обязательства, надеясь, что Россия не выполнит свою часть сделки. Да, вероятнее всего, санкции против РФ в июне снова продлят - до декабря 2016 г. Но если Украина не сделает конкретных шагов по законодательному обеспечению выборов и особого статуса оккупированных территорий, уже в январе 2017 г. у Европы по­­явится соблазн как минимум смягчить санкционный режим. Источники в украинском МИДе и в АП утверждают, что Киеву просто критически необходимо показать некий прогресс в деле выполнения Минских соглашений. Так что есть надежда, продвигая полицейскую миссию ОБСЕ, сделать лишь полшага - принять закон о выборах с множеством условий и связать выполнение его норм с обязательством России вернуть границу и вывести войска.

Далеко не все эксперты настроены так оптимистично, как обитатели Банковой. Например, по словам директора Центра военно-политических исследований Дмитрия Тымчука, в нынешней ситуации в зоне АТО технически невозможно полноценно реализовать полицейскую миссию ОБСЕ. Собеседник "ДС" в штаб-квартире организации в Вене полагает, что речь может идти только о теоретической дискуссии "на тему", а не о реализации проекта в крат­косрочной перспективе. В ОБСЕ нет ни нужного кадрового потенциала, ни консенсусного видения сути миссии. Но мы живем в "гибридное время". Поэтому возможны разные варианты развития ситуации, причем не всегда в нашу пользу.

Серьезным риском является то, что на участие в полицейской миссии будет претендовать и Россия как член ОБСЕ. Сама организация не признала РФ ни страной-агрессором, ни стороной конфликта на Донбассе. 

Формально россияне могут претендовать на квоту от 10 до 40% личного состава миссии. А есть еще государства-союзники России по ОДКБ: Беларусь, Армения и Казахстан, которые также могут настаивать на участии своих полицейских. Иными словами, вместо миротворцев мы рискуем получить легитимных оккупантов с мандатом ОБСЕ.

Как этого не допустить? В истории организации есть прецедент, когда Россия (даже претендуя на роль миротворца в замороженном конфликте) не была допущена к участию в миссии ОБСЕ - в Молдове. В ней нет российских граждан, а ключевые посты занимают американцы. У Молдовы получилось договориться. Может получиться и у нашей страны.

Виталий КУЛИК,директор Центра исследований проблем гражданского общества