Нобелевка-2016. Кто будет ужинать с королем Швеции 10 декабря

Такие умные. Почему украинским ученым не дают Нобелевку

Как бы настойчиво ни работали украинские ученые, пока что награды в Стокгольме получают представители других стран — тех, где от науки требуют не прибыли, а открытий

Фото: inshe.tv

Один из лауреатов Нобелевской премии 2016 г. по физике, американец британского происхождения Дункан Халдейн, дважды цитировал работу киевского физика Сергея Шарапова. Правда, украинский ученый сразу же уточняет, что Халдейн получил Нобелевку за другую работу. Но в любом случае внимание всемирно известных физиков свидетельствует об определенном научном уровне. А на работы Шарапова помимо Халдейна ссылались такие Нобелевские лауреаты, как Константин Новоселов, Андрей Гейм, Виталий Гинзбург, Клаус фон Клитцинг.

Шарапов — доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией Института теоретической физики им. Боголюбова НАН Украины. Как признается одна из его коллег, сейчас он работает на неполную ставку, больше денег одному из ведущих ученых государство не выделяет. Сам Шарапов отмечает: в то, что в ближайшие годы кто-то из украинских физиков получит Нобелевскую премию, он не верит, хотя знает много достойных ученых. "Чаще всего премию дают за экспериментальные исследования. И украинские ученые могут иметь шансы, только когда работают на Западе на современном оборудовании", — прокомментировал киевский физик.

Среди главных проблем украинской науки он называет, во-первых, недофинансирование, а во-вторых, подрыв доверия к ученым степеням. "Досадно видеть молодого человека, который только что представил докторскую диссертацию, долгое время писал для нее статьи, а в итоге будет иметь такой же диплом доктора наук, как Екатерина Кириленко", — сетует физик, упоминая супругу вице-премьера, в работе которой ученые нашли плагиат и псевдонаучные утверждения.

Кандидат наук, старший научный сотрудник Института математики НАН Украины Ирина Егорченко считает, что именно физики — главный козырь Украины в науке. "У нас есть выдающиеся физики-теоретики — и именно эти люди являются единственной реальной надеждой страны на получение высоких научных наград в будущем. Я знаю молодых людей — физиков и математиков с чрезвычайными способностями, но они точно уедут: что им делать в стране, где науку откровенно притесняют? А, например, экономическая наука в Украине практически не развивается. Поэтому здесь на что-то надеяться трудно — разве что кто-то из математиков решит поработать в области экономики", — говорит Егорченко.

Она отмечает, что достижений в науке не будет без надлежащего оборудования и расходных материалов, однако все это получить нереально даже при наличии грантовых средств. "Инвесторы не будут покупать дорогую исследовательскую аппаратуру для украинцев, потому что придется заплатить двойную мировую цену с учетом пошлин, НДС, расходов посредников, — дешевле забрать группу ученых за границу", — констатирует Егорченко.

Кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института физики НАН Украины Антон Сененко тоже считает, что Нобелевка замаячит на украинском горизонте не скоро: "Сначала науку надо покормить лет 10–15, отдавая хотя бы 1% от ВВП. А при 0,2% это нереально". Он отмечает, что процесс оттока за границу лучших мозгов длится годами, и в качестве примера вспоминает киевского биохимика Марию Роднину, которая в марте этого года получила за исследование функций рибосом премию Лейбница. Это главная научная награда в Германии и крупнейшая по номиналу научная премия в мире (2,5 млн евро).

Роднина окончила Киевский госуниверситет, затем аспирантуру Института молекулярной биологии и генетики, в 1989 г. защитила кандидатскую диссертацию. Переехала в Германию в 1990 г. и с 2008-го является директором отдела физической биохимии Института биофизической химии Общества Макса Планка в Геттингене.

Сейчас Роднина и ее сотрудники активно продолжают изучать рибосомы — загадочные внутриклеточные образования, имеющие прямое отношение к тайне зарождения жизни на Земле. У всех живых существ — от бактерий до человека — рибосомы устроены очень похоже, и это означает, по-видимому, что они имелись у общего предка всех нынешних форм жизни.

Неизвестно, повезет ли Родниной получить Нобелевскую премию. Но точно можно сказать, что бывшей киевлянке уже повезло — заниматься любимой наукой, разгадывать сокровенные тайны жизни. И не слышать при этом требований сиюминутной практической отдачи и предложений самим заработать деньги на исследования, "раз вы тут такие умные".