Конец эпохи дорогой нефти: первые жертвы и фавориты

Унижение России продолжается

Ближайшие месяцы, как и среднесрочная перспектива, не сулят нефтегазовым компаниям РФ ничего хорошего

Фото: greenpeace.org

Плохие новости для России приходят и с газового, и с нефтяного фронта. Помимо нового обвала цен, российским компаниям придется испытать обострение конкурентной борьбы, включая демпинговую гонку, а также продолжение политики, нацеленной на выдавливание их с европейского рынка.

Вытеснение "Газпрома"

В начале августа стало известно о намерении США обрушить цены на газ в Европе. Эти планы раскрыл в интервью EurActiv Slovakia спецпосланник госсекретаря США по международным энергетическим вопросам Амос Хохштайн. По его словам, американские компании готовы бесплатно построить в Европе плавучие установки для приема сжиженного природного газа ради того, чтобы заключить долгосрочные контракты и потеснить "Газпром" на европейском рынке. В отличие от берегового СПГ-терминала, который может стоить несколько миллиардов долларов, FSRU (Floating Storage Regasification Unit), то есть плавучая установка для хранения и регазификации, стоит на порядок меньше - несколько сотен миллионов. И в этом году, как утверждает Хохштайн, американские компании будут говорить европейским странам-покупателям: "Мы дадим вам плавучую установку бесплатно, если вы согласны покупать у нас газ в течение пяти лет". Уже идет строительство FSRU возле северо-восточного побережья Греции. Оттуда газ будет поставляться в Болгарию и далее в Румынию и Сербию. Еще одну установку со­­орудят на хорватском острове Крк. Через нее будут снабжаться Словения, Венгрия и Украина.

Хохштайн убежден, что американский СПГ станет революцией для газового рынка Европы, поскольку радикально изменит правила игры, сложившиеся в результате холодной войны. "Половина Европы охвачена интегрированным и свободным рынком газа, а другая ее часть связана трубопроводом с Россией. Получается неровная энергетическая картина Европы. Посмотрите на разницу в цене, которую сегодня платят потребители в Болгарии или Венгрии по сравнению с немецкими", - объясняет американский спецпосланник. Он напомнил об успехе Литвы, которая на 100% зависела от "Газпрома", но, когда был построен СПГ-терминал в Клайпеде, смогла добиться снижения цены на российский газ на 20%. В октябре прошлого года был открыт СПГ-терминал в польском городе Свиноуйсьце. Через эти два балтийских терминала, литовский и польский, и FSRU на Балканах американский газ сможет дойти до всех стран той половины Европы (включающей Украину), которая прежде полностью зависела от российских поставок.

Интересно, воспользуется ли Украина заокеанским предложением и попросит ли бесплатно построить FSRU где-нибудь под Одессой. Газа у американцев хватит на всех, уверяет Хохштайн. "Мы дали лицензии на экспорт более 100 млрд куб. м. Это огромное количество. Общая годовая потребность всей Европы составляет около 400 млрд куб. м. В этом году мы начали экспорт из первого терминала в Луизиане. И к 2020 году будем вторым по величине экспортером в мире", - говорит он.

С американским спецпосланником согласны аналитики Fitch. Они прогнозируют, что в ближайшие три-четыре года на европейский рынок хлынет рекордный поток СПГ - более 180 млрд куб. м в год. Новые заводы по его производству откроются не только в США, но и в Австралии и Катаре. Поэтому, полагают в Fitch, "Газпром" стоит перед выбором: снижать цены или терять долю рынка. Аналитики Bank of America Merrill Lynch тоже считают, что спотовые цены на газ в Европе обречены на падение. По прогнозам этого банка, стоимость голубого топлива снизится до цены угля - $3,8 за миллион БТЕ (британских тепловых единиц), что примерно соответствует отметке в $120 за тысячу кубометров. Это на 20% ниже стоимости российского газа в начале лета, опустившейся до минимального уровня за 12 лет.

12 августа стало известно о еще одной неудаче "Газпрома".

Западные компании, которые должны были участвовать в финансировании строительства газопровода "Северный поток 2", приняли решение отказаться от покупки долей в проекте из-за возражений властей Польши.

Engi, OMV, Shell, Uniper, Wintershall и "Газпром" в совместном пресс-релизе сообщили, что отзывают уведомление о создании СП, поданное в польское антимонопольное ведомство UOKiK. Изначально предполагалось, что пять западных партнеров выкупят по 10% проектной компании. UOKiK рассматривал заявку более полугода, после чего пришел к выводу, что "Северный поток 2" приведет к дальнейшему укреплению "Газпрома", и без того занимающего доминирующее положение. Отказ партнеров от выкупа акций означает, что "Газпром" должен строить трубопровод самостоятельно: западные компании не смогут представить финансирование (через покупку долей) и не станут участвовать в распределении будущих прибылей. Вместе с несостоявшимся финансированием "Газпром" лишится и всех политических дивидендов, которых он добивался путем привлечения крупных западных партнеров.

Urals становится лишней

Российская нефть тоже вытесняется с европейского рынка. Очередное подтверждение пришло опять же из Польши. Агентство Reuters сообщило, что трейдер Mercuria, ранее крупнейший продавец нефти марки Urals для польских нефтеперерабатывающих заводов, прекратил операции с российским сырьем. Бизнес трейдера, продававшего нефть, импортируемую по нефтепроводу "Дружба", пострадал из-за ее поставок с Ближнего Востока, объемы которых растут. 14 августа польский НПЗ Lotos должен получить первую партию черного золота из Ирана в объеме 2 млн баррелей. А еще осенью 2015 г. поставки нефти в Польшу начала Саудовская Аравия.
Mercuria в данный момент занимается тем, что освобождает арендованные емкости для хранения нефти в Гданьске, планируя перенаправить невостребованные остатки Urals в объеме 250 тыс. т в Азию. Срок аренды береговых резервуаров у компании заканчивается уже в августе, и она не собирается его пролонгировать.

Фото: altervision.org

НПЗ Lotos в Гданьске - второй по величине нефтеперерабатывающий завод в Польше. Он перерабатывает около 10 млн т нефти в год. Ранее сырье поступало из России по нефтепроводу "Дружба". А теперь, говорит гендиректор предприятия Роберт Петрышин, "мы хотим выбрать несколько сортов нефти и создать устойчивый, наиболее выгодный для нас микс". По его словам, технологически НПЗ готов к переработке практически любого сорта нефти из стран Ближнего Востока, в том числе из Ирана, Саудовской Аравии, Ирака, ОАЭ и Кувейта.

Конкуренция нефтедобытчиков будет только усиливаться. 10 августа сырьевой аналитик Morgan Stanley Адам Лонгсон выступил с прогнозом о том, что в США назревает мощнейший за несколько десятилетий кризис перепроизводства бензина, который спровоцирует новый виток падения цен на нефть.

Конечно, от удешевления нефти страдают все нефтедобывающие страны. Но в мире хватает влиятельных сил, отводящих российской Urals роль сакральной жертвы. Ближневосточные государства благодаря более низкой себестоимости их нефти имеют гораздо большие возможности демпинговать, чем РФ. Если же российские нефтяники ввяжутся в демпинговую гонку, то практически лишатся прибылей, и без того резко сократившихся, а бюджет страны будет ждать очередной секвестр.

Есть еще три фактора, существенно ухудшающих перспективы российских нефтяников. Во-первых, коррупция: Путин и его окружение вряд ли откажутся от привычки уводить налево львиную долю нефтяных доходов. Во-вторых, растущие проблемы бюджета РФ (усугубляемые повышением зарплат военно-репрессивному аппарату), которые будут решаться опять же за счет нефтяников. В-третьих, западные санкции против российских нефтяных компаний, включая запрет на экспорт в РФ технологий нефтедобычи и нефтепереработки, отказ от совместных проектов в нефтяной сфере и инвестирования перспективных проектов, а также фактическое закрытие доступа к зарубежным рынкам капитала.

Собственно, вытеснение россиян с европейского рынка - это тоже де-факто санкция. И ее действие может стать еще более заметным после кремлевского спектакля с "украинскими диверсантами" в Крыму, когда Москва устами Медведева заговорила о разрыве дипотношений с Киевом. Если Россия сама создает угрозы для транзита своих углеводородов, это только усиливает сомнения Запада в адекватности Кремля.