Почему наша полиция проигрывает войну криминалу

В чем причина новой волны криминала

Резкое падение уровня жизни и медлительность реформ в правоохранительных органах провоцируют быстрое пополнение уголовного мира новыми кадрами

Фото: dumka.org.ua

Экономические показатели государства и общий уровень достатка граждан всегда пребывают в числе основных аргументов, когда речь заходит об уровне преступности. И отечественная статистика подтверждает, что материальные мотивы, как правило, становятся главной причиной роста количества правонарушений. Но в Украине экономический кризис совпал еще и с началом войны, способствующей радикализации общества и открывшей многим свободный доступ к нелегальному оружию. Кроме того, неполноценная реформа МВД и недостаточное финансирование запущенных преобразований спровоцировали еще и снижение эффективности работы правоохранительных органов.

Западные криминалисты утверждают, что в большинстве стран мира увеличение безработицы на 1% тянет за собой рост преступности на 5-6%. По данным украинского Госстата, количество только официальных безработных в нашей стране с 2013-го по 2015 г. выросло на 2%, до 9,5%.

То есть, согласно приведенной формуле, около половины новых правонарушений, скорее всего, совершили те, кто недавно остался без средств к существованию (копеечное пособие по безработице к таковым отнести затруднительно). Подтверждает такой вывод и статистика преступлений против собственности - она показывает особенно бурный рост. В частности, в первом квартале нынешнего года было совершено на 34% больше особо тяжких и тяжких подобных преступлений по сравнению с первым кварталом 2015 г.

Не менее значимой причиной роста преступности многие эксперты называют продолжающуюся на востоке Украины АТО. Дескать, с начала военных действий на Донбассе около 1 млн наших сограждан пришлось покинуть свои дома, и далеко не всем удалось обустроиться на новом месте. В итоге часть переселенцев начала "зарабатывать" на хлеб грабежами и разбоем. Кроме того, на протяжении этих двух лет из зоны АТО нелегально ввозилось оружие, и сколько его сейчас на руках у граждан, не знает никто. Резкий всплеск количества преступлений с применением огнестрельного оружия произошел в 2014 г. - до 2,5 тыс. по сравнению с 0,76 тыс. в 2013-м. В прошлом году было зафиксировано 1,5 тыс. подобных случаев, что все равно вдвое больше, чем в довоенное время. Что же касается незаконного обращения с оружием и боеприпасами в целом, то в 2014 г. количество таких правонарушений выросло на 4,5%, а в 2015-м - еще на 2,5%.

Сергей Яковенко
Заместитель начальника управления
надзора над соблюдением законов органами внутренних дел Главного управления надзора в уголовном производстве ГПУ

Среди причин роста уровня преступности - незавершенность реформы органов внутренних дел и кадровый голод. А еще - разочарование некоторых работников милиции, которым через прессу было сказано, что их не хотят видеть на работе, и нежелание работать до проведения переаттестации. Боль­шое влияние оказывает наличие неконтролируемых районов Донецкой и Луганской областей - они добавляют преступникам уверенности в том, что можно будет укрыться от наказания там, куда нет доступа нашей правоохранительной системе.

Есть и зарплатная проблематика. Сейчас зарплату подняли работникам патрульной службы, но в системе органов внутренних дел есть оперативные сотрудники и следователи, которые работают с риском, тяжело, но получают старые зарплаты. То есть те, кто выписывает штрафы, получают больше, чем те, кто борется с преступностью.

Не менее серьезное влияние на рост преступности оказали действия, а во многих случаях и бездействие правоохранителей. С одной стороны, начавшая работать в 2015 г. новая патрульная полиция стала более внимательной к обращениям граждан, что отразилось на росте количества регистрируемых правонарушений. Ведь раньше на многие преступления просто закрывали глаза, чтобы не портить ведомственную статистику. В то же время в последние полгода ускорился рост количества незавершенных расследований. Это значит, что все больше убийц и воров избегают заслуженной расплаты, что в итоге укрепляет в них уверенность в безнаказанности, а с ней и готовность к совершению новых преступлений.

Подпитывает такую безнаказанность и слишком медленная реформа системы МВД. В первую очередь - затянувшаяся переаттестация сотрудников внутренних органов. На сегодня уже понятно, что идея была неудачной и качество кадров она не повысит. Наконец, есть проблема финансовой мотивации. Повышенную заработную плату в районе 6 тыс. грн. получают только новые патрульные. Официальный оклад следователей и оперативных работников составляет, в лучшем случае, 3,5 тыс. грн., а в целом в системе МВД есть оклады и в размере 1,5 тыс. грн.

Антон Геращенко
Народный депутат, секретарь комитета ВРУ по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности

У органов прокуратуры очень широкие полномочия. Если брать юридически, то кто отвечает за качество расследования?

По-хорошему, это процессуальный прокурор. В то же время здесь есть проблема: прокуроры - это молодые ребята, которые имеют один-три года стажа работы. Зачастую дела пускаются на самотек, также нет командной работы с представителями МВД. Вместо нее идет перетягивание каната, поиск ответа на вопрос, кто крайний. Или другой момент - прокуратура закрывает дела, которые ведутся следователями. Без каких-либо объяснений. Мало того, следователи потом неделями не могут получить решение о закрытии дела. То есть невозможно повысить качество работы полиции, если одновременно его не повысить в органах прокуратуры и в судах.

На сегодня зависимость работника полиции от прокуратуры - это проблема. Фактически работники полиции бесправны. Прокуроры делают что хотят. Уголовно-процессуальный кодекс не дает права следователю не согласиться, обжаловать постановление прокурора о закрытии дела. В итоге дела просто хоронятся. Как решать эту проблему? Заменить тех, кто не хочет работать, на новых людей.

Что касается того, как разгрузить работу следователя. Нужно принять закон об уголовных проступках, потому что на сегодня любое заявление о краже курицы рассматривается в рамках уголовного процесса, проводятся всевозможные следственные действия, копится огромное количество бумаг и т. д. Такой законопроект есть, он должен быть принят в этом году, и он облегчит процедуру закрытия уголовных дел, по которым нет перспективы доказывания.
Еще один важный момент. У нас очень расплывчато определено в законодательстве понятие организованной преступности. В частности, понятие воров в законе, которые никуда не делись. На сегодня в Украине пребывают от 30 до 40 воров в законе, многие переехали из России, откуда их выжимают. Но этих людей привлечь к ответственности сложно, потому что они не принимают непосредственного участия в преступлениях. Поэтому нужен закон, который позволит очень четко определить, кто такой вор в законе и на каких основаниях его можно выслать из страны.

Большой проблемой для качества расследований являются судейские решения. Судья видит, что человек - бандит, негодяй, но Уголовно-процессуальный кодекс дает ему возможность установить мизерную сумму залога, если у человека небольшой официальный доход. Скажем, человек подозревается в угоне автомобиля стоимостью 2 млн грн. и выходит под залог 80 тыс. грн., потому что имеет официальную зарплату 4 тыс. грн.

Дополнительным фактором, который может дать новый толчок росту преступности уже в ближайшие месяцы, является печально известный "закон Савченко" ("О совершенствовании порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания"). Напомним, что, согласно этому документу, один день, проведенный подозреваемым в следственном изоляторе, приравнивается к двум дням, проведенным в тюрьме. Этот закон уже сегодня позволяет выйти досрочно на свободу примерно 6 тыс. осужденных, каждый шестой из которых отбывал наказание за убийство. А в целом "закон Савченко" уменьшит срок отбывания наказания примерно 50 тыс. преступникам.

Кроме того, в Украине до сих пор буксует проект установления системного видеонаблюдения на автострадах и улицах городов. Согласно планам власти соответствующие работы должны оплатить инвесторы, но конкретных предложений, которые могли бы привлечь таких инвесторов, пока нет. Нет в Украине и полноценной программы поощрения граждан, оказывающих помощь правоохранителям в поимке преступников.

Станислав Лысенко
Заместитель начальника первого отдела управления
по организации досудебного расследования Главного
следственного управления Национальной полиции Украины

Действительно, есть увеличение количества нераскрытых преступлений, но также выросло и число обращений граждан. Кроме того, раньше существовала тенденция скрывать определенные виды преступлений. Например, вооруженные разбои квалифицировались как грабежи. Грабежи могли квалифицироваться как нанесение легких телесных повреждений и т.д. Сейчас такого нет. Вместо борьбы за статистические показатели идет борьба за качество расследований.

Также важно отметить, что в Украине существенно увеличилось количество групповых грабежей. Это связно с тем, что у людей на руках много оружия. Собственно, именно этот момент и влияет на ухудшение криминогенной обстановки. С другой стороны, тяжело работать качественно с учетом нынешней нагрузки. Например, в Киеве на одного следователя приходится до 500 уголовных производств. Нам следует упростить порядок досудебного расследования, и мы надеемся, что законодательные инициативы, предложенные специалистами Главного следственного управления Нацио­нальной полиции, будут поддержаны парламентариями. Их основной целью является равномерное распределение нагрузки по расследованию нетяжких и преступлений средней тяжести между работниками оперативного блока и участковыми инспекторами. В таком случае следователи смогут уделять надлежащее количество времени расследованию тяжких и резонансных преступлений.

В то же время все понимают, что рыба гниет с головы и очищение системы следовало бы начинать оттуда же. Однако политической воли распространить этот процесс на милицейских генералов как не было, так и нет.

О том, кому невыгодна свободная продажа оружия, читайте здесь