Когда начнется первая арктическая война

Зачем Китаю атомные ледоколы

Потенциал, проецируемый КНР на Арктику, растет пропорционально скукоживанию возможностей России

Транзитное и военное значение арктического побережья продолжает играть заметную роль во внешней политике России. Но если в контексте нынешнего нарастающего противостояния с Евроатлантическим конгломератом проблематичность любых (как минимум публичных) компромиссов с другими ключарями арктической кладовой - Канадой и США - является очевидной, то конкуренция с государством, имеющим всего лишь статус наблюдателя в Арктическом совете, начала осознаваться российскими "геополитиками" относительно недавно. Между тем в марте нынешнего года компания НОВАТЭК, которая посредством сложных взаимосвязей преимущественно контролируется государством, была вынуждена продать почти 10% своего ключевого проекта "Ямал-СПГ" китайскому Фонду Шелкового пути. При этом китайская CNPC уже владеет 20% проекта, и совокупная доля китайцев вплотную приблизилась к 30%. Россия рассчитывает, что оставшиеся $12 млрд необходимого финансирования получит в кредит от China Development Bank, материнской структуры Фонда Шелкового пути. "Ямал-СПГ" - проект строительства завода по производству сжиженного природного газа, который будет поступать с Южно-Тамбейского месторождения (его запасы оцениваются в 926 млрд кубометров, проектный уровень добычи - около 27 млрд куб. м в год). Как говорится на сайте НОВАТЭКа, проект "находится в стадии активного строительства", начало производства запланировано на 2017 г.

Далеко выступающий в Карское море полуостров Ямал - один из главных кирпичей всей российской социально-экономической системы, однако, как видим, юго-восточному соседу уже удалось овладеть третью этого плацдарма. Трудно представить, что потребует отдать Китай, держащий Россию на чрезвычайно скудной финансовой диете, за $12 млрд (это примерно 4% всех текущих резервов РФ). Возможно, такими уступками станут широкие привилегии пользования Северным морским путем, а также приобретение у России тех незавершенных проектов в области судостроения, которые гордо анонсировались россиянами еще несколько лет назад, однако с учетом последних данных о выполнении оборонного заказа превратились практически в неподъемные.

Между тем Китай, осторожно расширяющий свое присутствие у границ Европейского союза путем предоставления впечатляющих кредитных линий новым странам-членам и странам-соседям, не забывает заглядывать за горизонт событийного потока. Одним из масштабных проявлений такого глобального планирования является постепенное продвижение Поднебесной в Арктику. В мае 2013 г. Арктический совет согласился признать Китай и Индию наблюдателями в арктическом регионе - в то время эти страны, а в особенности КНР, рассматривались как потенциальные союзники РФ, и такой шаг не вызвал возражений со стороны Москвы. Таким образом, Китай в общей сложности уже десять лет принимает активное участие в полярных исследованиях - в 2005 г. на Шпицбергене начала свою научно-исследовательскую деятельность станция "Хуанхэ". Также КНР постепенно становится одним из крупнейших горнодобывающих инвесторов в Гренландии, а с Исландией страна намеревается согласовать договор о свободной торговле.

В ноябре прошлого года китайский концерн морских грузоперевозок COSCO анонсировал планы по запуску маршрута поставок из Азии в Европу через Северный морской путь. COSCO активно изучает возможность регулярных операций на северном маршруте, для чего концерн планирует купить или построить соответствующие условиям ледокольно-транспортные судна.

Пока что концерн обладает лишь одним подобным кораблем - универсальным грузовым судном "Юн Шэн". По данным MarineTraffic, этот сухогруз длиной 160 м и полной грузоподъемностью 19,2 тыс. т был построен в 2002 г. и сейчас обслуживает южный маршрут между Китаем и Европой через Сингапурский пролив и Суэцкий канал. Однако именно "Юн Шэн" в 2013-м и в октябре 2015-го совершил два пробных рейса по Севморпути. Успех обеих операций подтолкнул COSCO к планированию дальнейших поставок через Северный Ледовитый океан.

В 2013 г. в КНР была утверждена программа создания своего арктического ледокольного флота. И вот не далее как 28 декабря 2015 г. в Хулудао (провинция Ляонин) состоялась церемония ввода в состав Северного флота ВМС Народно-освободительной армии Китая дизель-электрического ледокола Haibing 722 - головного корабля нового проекта 272. Ледокол был построен на находящемся в Хулудао судостроительном предприятии Bohai Shipbuilding Heavy Industry Company (BSHIC), входящем в состав китайской государственной судостроительной корпорации China Shipbuilding Industry Corporation (CSIC) и известном главным образом как строитель китайских атомных подводных лодок. В составе ВМС НОАК новый ледокол заменил прежний с тем же названием (Haibing 722), построенный в Шанхае в 1969 г. и списанный в июле 2013-го. (Ранее единственным новым китайским ледоколом считался построенный в 1993 г. в Херсоне "Сюэ Лун" ("Снежный дракон") - в 2010-м он достиг Северного полюса.)

В настоящее время у BSHIC в высокой степени готовности находится второй ледокол проекта 272, сдачу которого можно ожидать в нынешнем году. Несомненно, китайцы готовят свой ледокольный арктический флот не только для перевалки грузов. На Крайнем Севере их привлекают колоссальные запасы углеводородов, в связи с чем Пекин охотно реагирует на предложения о покупке соответствующих активов с возможностью влиять на их управление - или без таковой - как задел на будущее. Создается впечатление, что потенциал, который Китай проецирует на Арктику, растет пропорционально скукоживанию возможностей России.

О том, для чего Канада ставит на мирную экспансию, читайте здесь