Власть Денег

Диктаторский мастер-класс по Realpolitik. Как Судан вышел из международной изоляции

На что рассчитывают в Хартуме, делая авансы Москве?

Сергей ИЛЬЧЕНКО

Суббота, 7 Июля 2018, 18:00

На первый взгляд, вокруг Судана происходят странные вещи. Хотя режим Омара аль-Башира не претерпел реальных изменений, Соединенные Штаты с 12 октября 2017 г. отменили экономические санкции, введенные против него десятью годами ранее. Основанием стал "прогресс", якобы достигнутый Суданом в противодействии терроризму и соблюдении прав человека, притом что его все-таки оставили в списке стран, поддерживающих терроризм, составляемом Госдепартаментом. А уже в июне года нынешнего, аккурат накануне встречи Дональда Трампа с Ким Чен Ыном, Судан заявил о разрыве военно-технического сотрудничества с КНДР. Вот только от внимания сообщавших об этом новостных лент ускользнуло, что этот шаг был анонсирован значительно раньше - тогда же, когда Вашингтон ослабил хватку на кошельке Хартума.

Организатор геноцида, подающий надежды

Американцы отметили "позитивные действия со стороны правительства Судана по сохранению режима прекращения огня в конфликтных районах страны, облегчение гуманитарного доступа на всей территории Судана и продолжающееся сотрудничество с США в урегулировании региональных конфликтов". "Судан неоднократно выражал желание вернуться к нормальным отношениям с США, и теперь у него такая возможность появится, - заявили в Белом доме на брифинге, посвященном отмене санкций. - США будут предпринимать усилия, направленные на улучшение отношений с Суданом". На брифинге также отмечалось, что Судан обязался не заключать военных сделок с КНДР и "выполнять все санкционные резолюции Совета Безопасности ООН", принятые в отношении Пхеньяна.

Причем, отвечая на вопросы журналистов, ведущие брифинга уточнили, что это не было условием отмены санкций, поскольку "насколько мы знаем, у Судана нет дипломатических отношений с Северной Кореей и не ожидается, что это изменится". Однако ранее Вашингтон не раз обвинял Хартум в поддержании военных связей с Пхеньяном и даже вводил в этой связи санкции против ряда суданских юридических лиц. 

Еще более интересным представляется тот факт, что перемена курса в отношении Судана не связана с приходом новой администрации. Часть финансовых ограничений сняли еще при Бараке Обаме, в январе 2017-го. Причем и тогда было указано, что если правительство Судана будет "поддерживать те позитивные действия, которые оно предпринимает на протяжении последних шести месяцев", то физические и юридические лица в США "в целом смогут заключать сделки с лицами и организациями в Судане, а собственность правительства, находящаяся под американской юрисдикцией, будет разблокирована".

Такую перемену курса можно объяснить только тем, что интересы США в этом регионе настоятельно потребовали подхода в духе Realpolitik, в связи с чем Вашингтон и пошел на некоторые авансы, когда страна, находящаяся под санкциями и в принципе не выполнившая ни одного из условий для их отмены, вдруг "демонстрирует прогресс". Однако в чем именно он заключается - сказать достаточно сложно. Если речь идет об амнистии политзаключенным - то ее объявили еще в 2013 г., но это не отменило решения международного уголовного суда в Гааге от 2009-го, впервые в истории выдавшего ордер на арест действующего президента страны, а затем выдавшего его повторно, уже по другому поводу, годом позже. Зато интересы понятны и прозрачны: в Судане есть нефть и редкоземельные металлы, к которым, помимо США и ЕС, приглядывается также и Китай. Все это вместе взятое, вероятно, и заставило Вашингтон закрыть глаза на причастность Омара аль-Башира к геноциду в Дарфуре. Кстати, в этой провинции, несмотря на объявленное в марте прекращение огня, продолжаются бои.

Правительственные войска воюют с группировкой, которая незамысловато называется "Суданской освободительной армией". И судя по тому, что персоналу миссии ООН въезд в зону боевых действий по состоянию на 22 июня был закрыт, ситуация продолжает накаляться. Очень вовремя, если учесть, что неделей ранее Жан-Пьер Лакруа, командующий размещенными в стране "голубыми касками", озвучил план сокращения миротворческого контингента к следующему июню более чем вдвое - с 8735 до 4050 человек. Полицейские силы также планировалось сократить с 2500 до 1870 человек. Теперь, по всей видимости, с этим придется повременить. В общем, любопытное совпадение. И удобное: любой инцидент может быть раскручен до уровня нового обвинения в преступлениях против человечности. Впрочем, пока дело на паузе.

Правила выживания для диктаторов

Но отложено - не значит забыто. И аль-Башир понимает, что обвинение в геноциде никуда не делось и может быть предъявлено ему в любой подходящий момент. А значит, такой момент не должен наступить никогда. Иными словами, безопасность аль-Баширу может обеспечить только постоянное балансирование между игроками, желающими присутствовать в Судане. Необходимо, чтобы таких игроков было много и с разными интересами, чтобы их удавалось постоянно сталкивать лбами и создавать ситуации, когда в аль-Башире будут нуждаться все конкурирующие стороны одновременно. И вот в конце ноября 2017 г., через месяц после снятия санкций США, аль-Башир прилетел в Сочи, чтобы провести переговоры с Владимиром Путиным о вмешательстве США в ситуацию в Красном море и о возможном открытии там, в противовес американцам, российской военно-морской базы. Были также подняты вопросы о закупке Суданом российской сельхозпродукции и оружия. Конечно, пункт о сельхозпродукции был явным блефом - не пальмовое же масло закупать Судану в России? А вот оружие выглядит уже куда ближе к теме. В настоящее время суданцам хватает китайских поставок, но балансировать так балансировать, и значит, нужно загодя подумать об альтернативных источниках снабжения.

Хотя доставку суданского гостя из Хартума в Сочи и обратно взяла на себя российская сторона, инициатива, похоже, исходила от аль-Башира. В ноябре 2017-го России было определенно не до экспансии в Судан, а строительство собственной базы и даже пирса в Красном море представлялось и вовсе сомнительной авантюрой. Но аль-Баширу нужно было вовлечь Москву в суданские расклады не столько в качестве реального игрока, сколько в роли пугала и противовеса. Поездка в Сочи стала ясным сигналом Вашингтону: нужно идти на дальнейшие уступки - например, выводить Судан из списка стран, поддерживающих терроризм. С другой стороны, подача "московской заявки" могла со временем и сработать. Фактически предложения аль-Башира означали "запись в очередь" на прием в клиенты Кремля, и, если обстановка изменится и Москва проявит все-таки интерес к присутствию в Красном море, под этот интерес можно будет, к примеру, попросить льготный кредит, а при удачном развитии событий в дальнейшем - реструктуризировать его, а затем и списать.

Как стать незаменимым

Одновременно с этим Хартум пытается достичь спокойных отношений с соседями. С учетом реалий региона это непросто, но мало-помалу и на этом направлении аль-Баширу удается достигать успехов.  Несколько дистанцировавшись от ситуации в окончательно потерянном и независимом Южном Судане и не став возражать против египетского посредничества в переговорах между правительством и повстанцами, аль-Башир снизил градус напряженности между Хартумом и Каиром, и президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси согласился посетить Судан в октябре 2018 г., хотя еще в январе страны балансировали на грани войны. Старую неприязнь обострило сближение Судана с Турцией. В декабре 2017-го президент Турции Реджеп Эрдоган побывал в Хартуме, причем по результатам визита было подписано 13 соглашений, включая соглашение о военном сотрудничестве и договор о передаче Турции в аренду на 99 лет острова Суакин в Красном море, принадлежавшего Османской империи с 1517 по 1865 гг. Формальной целью передачи была реставрация исторических памятников острова и превращение его в объект туризма, но расположение Суакина вызвало у соседей подозрения, что турецкий туризм будет иметь по большей части военно-морской характер. Объясняться пришлось и аль-Баширу, и Эрдогану, но в итоге конфликт был разрешен, а в активе у аль-Башира остались хорошие отношения с Турцией и некоторое потепление традиционно враждебных отношений с Египтом. 

С ближайшим военно-политическим союзником США в Персидском заливе, Саудовской Аравией, Судан поддерживает самые близкие и теплые отношения.

Когда между СА и Ираном в январе 2016 г. возник дипломатический кризис и Эр-Рияд разорвал с Тегераном дипломатические отношения, Хартум немедленно последовал его примеру в знак солидарности. А в ходе майской встречи с представителями СА аль-Башир заявил, что, несмотря на экономические трудности, Судан не намерен прекращать участие в войне в Йемене в составе коалиционных сил арабских государств под руководством СА. Но есть одна деталь: ранее, в начале мая, официальные лица Судана заявили о возможном пересмотре своего участия в конфликте в Йемене. Чего, в итоге, добился аль-Башир от саудитов, сказать трудно, но что-то, вероятно, он выторговать сумел.

Наконец, кенийская авиакомпания Kenian Airlines обратилась к властям Судана с просьбой разрешить пролетать через его территорию по пути в Израиль и обратно - и разрешение, несомненно, будет получено уже в ближайшее время. Это станет первым шагом по нормализации отношений с Израилем.

Новый театр для ЧВК Вагнера

Но вернемся к отношениям Москва - Хартум. После визита суданского президента в Сочи Кремль оказался в сложном положении. С одной стороны, предложения аль-Башира были не их тех, от которых можно отказаться. С другой, полномасштабное вваливание в Судан для современной России явно не по силам и не по средствам. Вероятно, на эту вилку и рассчитывал суданский диктатор, не планировавший пускать к себе на постой русского медведя, но заинтересованный в демонстрации, по мере необходимости, следов его лап. 

В итоге в Кремле было принято компромиссное решение: ЧВК Вагнера направила в Судан группу своих наемников. Не столько для реального участия в каких-либо военных действиях - неизвестно даже, где именно они в них участвовали - сколько для наработки опыта, изучения нового театра военных действий и осторожной демонстрации флага. Ничего иного аль-Баширу пока и не требуется.

Итак, режимы-изгои нарабатывают технологии выхода из изоляции, используя приемы Realpolitik. Особого новшества в этом, разумеется, нет, но старые технологии успешно осовремениваются ими в духе требований сегодняшнего дня. При этом они оказываются вполне универсальны: действия Омара аль-Башира, так же как Александра Лукашенко и Ким Чен Ына, выстроены в рамках единой логики. И, с поправкой на региональные особенности, похожи друг на друга, как близнецы. По факту же это означает, что диктаторы, выступающие в роли социальных хакеров, нащупали брешь в демократической системе Запада и успешно внедряются в нее.

Кто же его посадит?

Номинальный президент и фактический диктатор Судана родился 1 января 1944 г.в семье крестьян. В 1966 г. окончил Суданскую военную академию в Хартуме, продолжил обучение в Малайзии, Пакистане и США. В 1973 г., в ходе Войны Судного дня, командовал 8-й мотопехотной бригадой в составе ВС Египта. С 1975 по 1979 гг. был военным атташе Судана в ОАЭ, с 1981 г. - командир парашютной бригады в Хартуме.

После свержения в 1985 г. Джафара Нимейри, получившего в Египте политическое убежище, отношения между Каиром и Харутмом ухудшились. В июне 1989 г. власти Судана объявили о раскрытии заговора египетских спецслужб и арестовали десятки высших офицеров, имевших в прошлом связи с Египтом. В ответ на это аль-Башир, ставший к тому времени бригадным генералом, организовал и возглавил военный переворот. Позднее, комментируя этот шаг, он заявил, что "демократия, которая не может прокормить свой народ, недостойна того, чтобы продолжать свое существование".

Придя к власти, аль-Башир распустил правительство, запретил политические партии, ликвидировал свободную прессу и усилил политику исламизации страны, подписав в 1991 г. указ о постепенном введении на территории Судана уголовного законодательства, основанного на шариатских нормах. 16 октября 1993 г. Совет командования революции национального спасения заявил о самороспуске и назначении Омара аль-Башира президентом Судана.

Отношения с Египтом при аль-Башире продолжили ухудшаться. Каир не поддержал его переворот и дал политическое убежище многим из его противников. Это привело к обострению старых территориальных споров между Суданом и Египтом.

В 2003 г. в регионе Дарфур обострился давний этнический конфликт, в ходе которого Хартум принял сторону арабского населения. В дальнейшем, в связи со спланированным уничтожением правительственными войсками христианских этнических групп в Дарфуре Международный криминальный суд выдал в 2009 г. ордер на арест аль-Башира за причастность к многочисленным преступлениям - однако без обвинения в геноциде. Но Судан не ратифицировал Римский статут, а Лига арабских государств и Африканский союз осудили выдачу ордера на его арест. После того как в Гааге предложили арестовать аль-Башира, когда тот будет находиться в международном воздушном пространстве, официальный Судан заявил, что в авиаперелетах его будут сопровождать истребители.

В 2010 г. аль-Башир победил на первых выборах в Судане. Изучив ход избирательной кампании, Международный криминальный суд выдал новый ордер на диктатора, выдвинув, в дополнение к предыдущим обвинениям, также и обвинение в геноциде. Тем не менее аль-Башир совершает международные поездки и публично заявляет, что ордер на его арест не стоит бумаги, на которой он написан. 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

Читайте также: