Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Накрутить по-тихому. Можно ли заставить банки не врать о процентах по кредиту

Вторник, 26 Марта 2019, 11:00
Права потребителей финансовых услуг сегодня защищены несколькими законами и при этом регулярно нарушаются. Что изменится, если будет принят еще один — «специальный» — закон?
Накрутить по-тихому. Можно ли заставить банки не врать о процентах по кредиту

Рассмотрение в парламенте законопроекта о защите потребителей финансовых услуг (№ 2456-д) вышло на финишную прямую. В Нацбанке говорят, что после его появления финучреждения не смогут безнаказанно дурачить клиентов обещаниями беспроцентных кредитов, навязывать дополнительные услуги или проделывать иные трюки, позволяющие зарабатывать на неведении и доверчивости населения. Однако оптимизм регулятора разделяют далеко не все.

Контролеры возьмутся за "беспроцентные" кредиты

В НБУ подсчитали: за прошлый год портфель гривневых кредитов, выданных банками населению, вырос на 31,4% - до 135,4 млрд грн, превысив объем в докризисный период. Драйвером роста стало потребительское кредитование, на которое приходится около 85% всех займов в нацвалюте, привлеченных физлицами от банков.

Не менее активно развивают кредитование и небанковские финучреждения. Например, за первые шесть месяцев прошлого года общий объем кредитов, выданных всеми небанковскими финансовыми учреждениями, вырос на 37% по сравнению с первым полугодием 2017-го (до 20,8 млрд грн). Но если в банках декларируемые эффективные ставки по потребительским кредитам составляют 30-140% годовых, то в финансовых компаниях могут превышать 600%.

Пока ситуация еще не критична: уровень долговой нагрузки на украинские домохозяйства составляет 9,1% от размера годового дохода. Для сравнения: в Латвии этот показатель превышает 44%, в Польше - 63%, в Словакии - 78%. "При сохранении темпов роста потребительского кредитования в перспективе нескольких лет некоторые группы домохозяйств могут оказаться чрезмерно закредитованными. В 2016-2017 гг. компания GfK Ukraine по заказу Всемирного банка проводила исследование, в рамках которого респонденты сегментировались по риску несостоятельности погасить кредит (в зависимости от соотношения расходов и доходов) и риска чрезмерной закредитованности (в зависимости от наличия задолженности по кредитам, коммунальным платежам и т. д.). В категорию "незащищенные" (то есть высокие риски по обоим направлениям) попало 74% из 2410 респондентов", - указывает Наталья Задерей, эксперт экспертной платформы НБУ.

Не исключено, что обыватели были бы менее падки на кредиты, если бы, к примеру, знали, что платить по ним придется не обещанные 0,1%, а все 500-600% годовых. Пресечь такое откровенное вранье финучреждений призван новый закон "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования защиты прав потребителей финансовых услуг". Проект документа депутаты готовы рассмотреть во втором чтении уже в ближайшее время. Документ призван не только пресечь вопиющие случаи нарушения прав клиентов финучреждений, но и наделяет нынешних регуляторов правом рассматривать жалобы населения на финансистов и наказывать нарушителей.

"Бесхозными" клиенты финучреждений оказались в 2011 г., когда Госпотребстандарт вычеркнул финансовые услуги из своего перечня. После чего объектом для тысяч писем с жалобами на нарушения со стороны финучреждений стал Национальный банк. Но сейчас, не имея законного мандата на защиту прав потребителей, НБУ может только погрозить пальчиком или написать устрашающее письмо. Ситуацию может изменить принятие законопроекта № 2456-д - именно он возложит на Нацбанк обязанность работать с нарушениями в отношении клиентов (аналогичными полномочиями разбираться с жалобами потребителей на подопечных наделяются Комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку и Комиссия, регулирующая сферу рынков финуслуг. - "ВД").

Законопроект обязывает все без исключения финучреждения в месте предоставления услуг разместить информацию о полной их стоимости. А также письменно проинформировать клиента перед заключением договора, сколько ему реально, с учетом всех комиссий, придется платить по кредиту или какой доход он будет получать по депозиту, включая все комиссии и налоги. Если же конкретный размер трат не может быть определен, в уведомлении ему должны будут рассказать порядок определения таких расходов.

"Ужесточатся и требования к рекламе: если шрифт информации об условиях предоставления финансовых услуг вдвое меньше, чем название финуслуги, реклама будет считаться недобросовестной. То же касается и аудиорекламы, в которой условия предоставления услуги объявляются на 25% быстрее, чем ее название. Поэтому мелкий шрифт или скороговорка должны остаться в прошлом", - полагает Василий Андрусяк, руководитель практики налогового права MORIS GROUP.

Клиент всегда прав

Недобросовестная реклама и полнота раскрытия информации - лишь часть проблем, которые призван решить будущий закон. Существенно откорректированы будут и взаимоотношения финучреждений с клиентами в рамках договорных отношений. Прежде всего в документе оговаривается общее для всех финансовых договоров правило: содержащиеся в нем условия не могут ограничивать законодательно прописанные права потребителей. Нарушающие это правило пункты договора будут автоматически считаться недействительными.

Например, если клиент взял кредит под определенный фиксированный процент или разместил срочный депозит, то банк не сможет в одностороннем порядке увеличить процент по кредиту или изменить размер процентов по депозиту. Стандартные сейчас отговорки вроде изменения экономической ситуации или учетной ставки НБУ уже не сработают. И соответствующие условия договора, дающие финансистам такое право, работать не будут.

Изменять условия договоров финучреждения смогут только с письменного разрешения клиента. "Как это работает сейчас? Финучреждения направляют потребителю предложения об изменении условий договора (например, увеличение процентной ставки). При этом в договоре часто прописывается следующее правило: если потребитель не заявит претензий в течение определенного срока, это автоматически означает согласие с таким предложением. Все, что требуется от недобросовестных финучреждений, - это иметь доказательства отправки такого предложения и его получение потребителем. Такое получение может фальсифицироваться, отдаваться соседям, формироваться по соглашению с почтовым отделением или почтальоном. Результат - потребитель узнает о дополнительных процентах или задолженности в момент, когда она достигает значительных размеров. В случае же принятия законопроекта увеличение процентной ставки без письменного согласия потребителя будет недействительным", - поясняет Василий Андрусяк.

Более того, законодатель позаботился о том, чтобы договоры были максимально понятны для обывателей. Отказ предоставить экземпляр договора со всеми приложениями уже будет считаться нарушением. "Также законопроект оговаривает следующее: при возникновении разночтений договора, закрепленные в нем права и обязанности клиента будут толковаться в его пользу. То есть замысловатые формулировки договора, зачастую понятные только юристу, который его составлял, уже не помогут финучреждению использовать неоднозначность в свою пользу", - говорит Максим Олексиюк, партнер ЮФ "КМ Партнеры".

Что не менее важно, закон должен снизить риски невозвратов. "Среди существенных моментов следует также отметить введение штрафных санкций, которые накладываются контролирующими органами, в частности, за непроведенную оценку кредитоспособности потребителя перед заключением договора о финансовой услуге. Данное нововведение должно побуждать заимодателей к более ответственному походу при принятии решения о выдаче займа", - говорит Игорь Опадчий, партнер ЮК JN Legal.

Андрей Трембич
Адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры»

Законопроект о защите потребителей финансовых услуг запрещает прописывать в договоре пункты, ограничивающие права клиента, предусмотренные законом. Это правило действует и сейчас. Проблема в том, что эти договоры могут «творчески» уточнять, детализировать, замалчивать права, толковать их или предусматривать особые механизмы их осуществления.

Самые одиозные положения финансовых договоров после принятия законопроекта не исчезнут. Например, очень часто в договорах прописывают так называемые третейские оговорки. Это означает, что в случае возникновения конфликта между финучреждением и клиентом спор будет рассматриваться в «постоянно действующем третейском суде», который «постоянно действует» как раз при этом же банке (их ассоциации).

Обращаться должнику банка в такой суд за защитой - все равно, что обращаться к кассиру того же банка. «Третейскими судьями» в этих судах часто работают бывшие сотрудники этих же банков. Будут ли они рассматривать конфликт беспристрастно? Вопрос риторический. И все это вполне законно. Так же законно, как и предусматривать в ипотечном договоре возможность обращения взыскания на предмет ипотеки за любое и всякое нарушение договора кредита или ипотеки. В том числе за неуведомление должником (ипотекодателем) в течение трех дней, скажем, о смене номера телефона или электронной почты. Так же законно, как предусматривать троекратные наслоения обеспечений в интересах финучреждения: залог/ипотека, поручительство, договор купли-продажи с отлагательным условием, штрафы и пени, дополнительные платежи, которые прямо не именуются неустойкой, но таковой фактически являются.

Жалуйтесь!

Безусловно, закон не может охватить все возможные практические нюансы взаимоотношений финучреждений и их клиентов. Поэтому наделяет регуляторов правом издавать разъяснения и методические рекомендации, которые в будущем позволят закрыть все спорные вопросы.

И все же многие правоведы настроены в отношении нового документа очень скептически. "К сожалению, данный законопроект слишком долго находился на рассмотрении. За это время уже были внесены изменения в Закон "О защите прав потребителей", приняты законы "О потребительском кредитовании" и "О возобновлении кредитования", пролоббированные НБУ и недобросовестными банкирами. Поэтому о том, что закон сможет эффективно защитить права потребителей, говорить не приходится. Все предлагаемые нормы - не более чем предоставление дополнительных полномочий регуляторам (перечень которых даже расширен), никоим образом не защищающие непосредственно потребителей финансовых услуг", - уверен Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании "Кравец и Партнеры".

Простой пример. Законопроект предлагает считать нарушением прав потребителей навязывание дополнительных услуг ("хотите оплатить в нашей кассе - оформите карту нашего банка", "заверяйте документы только у указанного нами нотариуса", "хотите получить услугу - оформите страховку" и т. д). Но навязывать любые дополнительные услуги запрещено и сейчас. Обходят это требование просто - обязательство клиента приобрести что-то дополнительно документально не фиксируется. То есть не бывает таких условий договора, но бывают специфические "пакеты" страховых или других финансовых услуг. Эта же практика сохранится и после вступления в силу нового закона. Аналогичное требование - раскрывать эффективную ставку по кредиту - тоже уже имеется. Но много ли мы найдем владельцев потребительских кредитов, которые точно знают, под какой действительно процент их привлекли?

То же самое касается и недобросовестной рекламы. "Если честно, любой нормальный юрист с помощью нехитрых дисклеймеров вроде "администрация не несет ответственности...", отсылок, отпугивающих пространных формулировок и креативного дизайна сделает так, чтобы формально соблюсти любые требования закона о рекламе - и при этом завлечь клиента", - уверяет Андрей Трембич, адвокат АФ "Грамацкий и Партнеры".

Так что все будет зависеть от того, насколько формально будут подходить к проверке подопечных и рассмотрению жалоб потребителей сами регуляторы. И будет ли у нарушителей возможность откупиться.

Максим Олексиюк
Партнер ЮФ "КМ Партнеры"

Законопроект не решает очень существенный вопрос, связанный с ведением банками депозитных, а также текущих (расчетных) счетов клиентов. Между депозитом и расчетным счетом существует принципиальная разница. Депозит - это предоставление средств банку взаймы, тогда как расчетный счет открывается только для ведения банком учета безналичных средств клиентов. Однако проблема состоит в том, что банки не делают разницы и распоряжаются всеми без исключения средствами клиента, будь то депозит или расчетный счет. То есть деньгами на текущем счету вы рискуете ровно так же, как и те, кто передал деньги на депозит. При этом по текущим счетам клиенты либо не получают проценты, либо получают, но очень незначительные.

Кроме того, собственники депозитов уже защищены законодательно: в случае банкротства банка они получают возмещение из Фонда гарантирования вкладов (по вкладам до 200 тыс. грн). Но как быть тем, кто никому не предоставлял свои деньги и просто имеет расчетный счет в банке? Как оказалось, на практике банки не видят разницы, и собственники расчетных счетов необоснованно несут те же максимальные риски. Учитывая недавний банкопад, на эту ситуацию законодатели должны были обратить внимание в первую очередь.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика