Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Шантаж и буллинг Эрдогана. Почему никто не хочет ссориться с Анкарой

Четверг, 5 Сентября 2019, 12:00
Вовсе не собираясь покидать зонтик безопасности НАТО, Турция может продолжать фрондировать, не устремляясь ни в какие новые и тем более опасные для себя союзы

Фото: Getyy Images

В последнее время Турция Реджепа Тайипа Эрдогана, который в разном качестве находится при власти уже более 16 лет, все чаще демонстрирует то ли заявку на подлинное региональное лидерство, то ли некий излишне выпуклый суверенитет, что несколько затуманивает ее дальнейшие перспективы.

В погоне за лидерством

Начнем с того, что выстроить систему регионального лидерства Анкаре, несмотря на то что с 1961 г. она является членом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а значит, формально принадлежит к странам развитым, непросто. Для этого - невзирая даже на солидное население и ВВП (страна входит в G20), принадлежность к НАТО, впечатляющие вооруженные силы - имеются объективные и субъективные факторы. К объективным можно отнести географию и положение в исламском мире.

Со вторыми проще - несмотря на все едва ли не подпольные усилия "криптотрадиционалистов" под крышей правящей Партии справедливости и развития, Турция продолжает оставаться хрестоматийным примером успешной модернизации или, если угодно, вестернизации. Поэтому союзников у нее в мусульманском мире маловато, а те, что есть, скорее состоят с Анкарой в прагматических отношениях. Так, Катар, по сути находящийся под военной защитой Турции, в свою очередь, недавно вытащил ее из-под цунами валютного кризиса с помощью крупного вливания.

В то же время для многих мусульманских стран Турция скорее выглядит нежелательным примером в силу своих не просто экономических и политических, но и идеологических связей с западной цивилизацией (как бы, возможно, ни хотелось Эрдогану смягчить такое впечатление), да и бывшей колониальной хозяйкой.

Что касается географии, то, хотя Турция и граничит с членами НАТО Грецией (с которой у нее трудные отношения исторически, в частности по кипрскому вопросу) и Болгарией, а также приближающейся, так или иначе, к членству в НАТО Грузией, главное пограничье страны - это все-таки Сирия, Ирак и Иран. С Ираном у Турции особые отношения (и мы к этому вернемся) носящие в первую очередь экономический характер, а Сирия и Ирак - глубоко дестабилизированные территории, в пограничных регионах которых сформировались полунезависимые государства курдов, составляющих едва ли не четверть населения самой Турции.

Курдский фактор вообще является определяющим в региональной политике Анкары, и это неудивительно - появление (или восстановление) некоего общего государства курдов не просто расколет Турцию, но и погрузит ее в кризис, из которого, по-видимому, не будет выхода. Это ситуация, в чем-то напоминающая зловещий "армянский вопрос" начала прошлого века, - кстати говоря, большая часть исторической Армении сегодня включена в состав Турецкой Республики.

Поэтому Эрдоган (как и любой турецкий лидер до него) делает все возможное, чтобы этого не произошло, ради чего и ввязался в сирийскую войну, а также не упускает шанса вмешаться в процессы на севере Ирака. Более того, жестко подавляет курдские непримиримые движения на своей территории.

ЕС, ассоциированным членом и кандидатом в полноценные члены которого Турция все еще (как ни странно) является, косо смотрит на правление Эрдогана, ведь он - любитель пообвинять и пошантажировать, например, своим контролем над сирийскими беженцами или транзитом газа.

Не уступает Эрдоган и американским лидерам, поскольку на территории Турции как страны - члена НАТО (и пока единственного азиатского участника) находится военная инфраструктура Альянса - та же база Инджирлик, а также ядерное оружие, которым нынешний турецкий президент, к счастью для всех, не может распоряжаться.

Однако в текущем году официальная Анкара не уставала поднимать градус трений со своими западными, да и всеми прочими партнерами. Что в перспективе может привести к эскалации некоего подобия холодной войны в отношениях Турции с ЕС и США и сдвинуть ее ближе к наполовину изолированному Ирану и к заинтересованному по многим причинам в этом регионе Китаю (который, правда, на иранском направлении ведет себя с осторожностью, при этом активно вкладываясь в израильские технологические стартапы). А может быть, и к России.

Троллинг Россией

Но сначала посмотрим на недавнюю ретроспективу этой деградации отношений Турции с условно традиционными партнерами - сегодня приходится делать оговорку, что есть Турция Эрдогана, а есть Турция "вообще", член НАТО, стремящаяся в ЕС, и до сих пор бурно развивающаяся рыночная промышленная экономика со светским обществом.

Электорально, надо сказать, это равные части турецкого социума. А недавнее поражение правящей партии на выборах мэра Стамбула показало, что при всей имеющей место цензуре и полицейской брутальности, которые нередко демонстрирует действующая турецкая власть, к фальсификациям она не прибегает. Причем немалая часть сторонников самого Эрдогана - вовсе не фанаты автократии и фундаментализма, а скорее просто социальные консерваторы (или националисты в протекционистском смысле слова). Но выдержит ли их лояльность постоянные ссоры с Америкой, Европой, а также с другими странами - вопрос открытый.

Если с прошлой американской администрацией Анкара ругалась из-за нарушений прав человека, а также подозревала (возможно, небезосновательно) Вашингтон Обамы в попытках свергнуть Эрдогана путем влияния на военных и посредством организаций проживавшего в то время в США либерального идеолога Фетхуллы Гюлена, то с правительством Трампа его турецкий коллега ссорится по геополитическим, экономическим и военно-промышленным вопросам.

Так, еще в декабре 2017 г. президент Эрдоган сообщил о подписании контракта с Россией на поставку ЗРК С-400. При этом Соединенные Штаты неоднократно предупреждали Турцию, что ей придется столкнуться с экономическими санкциями, если она совершит эту покупку. Вашингтон также заявлял, что Турции не будет разрешено участвовать в программе производства высокотехнологичных истребителей F-35.

Фото: edition.cnn.com

В конце концов США решили прекратить прием новых военных пилотов из Турции для обучения пилотированию этих самолетов в связи с покупкой Анкарой российских зенитных комплексов. Несмотря даже на унизительные для РФ условия этой сделки, а также крупные сомнения в эффективности ЗРК в условиях реальных военных действий. Правда, на первых порах Эрдоган храбрился и повышал ставки - к примеру, заявлял, что не ожидает введения санкций против его страны из-за закупки российской системы. Однако друзей у него в Вашингтоне мало, в особенности после того, как загремел под расследование одиозный генерал Майкл Флинн, который подхалтуривал защитой в США не только российских, но и турецких интересов. Между тем согласно договоренностям по НАТО члены Альянса должны покупать только те вооружения и другие средства, которые совместимы с имеющимися у союзников.

После более чем годовой волокиты, в которой все стороны повышали ставки, Эрдоган принял решение - 12 июля Россия передала Турции первую партию комплектующих для ЗРК С-400 (транспортировались комплексы авиацией, видимо, во избежание неожиданностей, вроде странного утопления ракет для С-400, предназначенных для Китая, хотя и в этой сфере у России все не слава богу). Поэтому вскоре Белый дом определился с пакетом санкций, которые планируется ввести, чтобы наказать Турцию за покупку российской системы противоракетной обороны. Администрация выбрала один из трех наборов мер, разработанных для причинения различной степени ущерба в соответствии с Законом о противодействии противникам США через санкции, не указав, какой именно пакет был выбран. План требует одобрения президента Трампа. Таким образом, формально и Турция - союзник по НАТО - угодила в противники Америки (тем более что представляющему вечно оскорбленную часть американского общества Трампу все равно, с кем ссориться).

Европа негодует

Правда, администрация Трампа хотела подождать, пока в Турции пройдет годовщина попытки государственного переворота, произошедшего в 2016 г., чтобы не допустить дальнейших предположений, что США несут за нее ответственность, как утверждают сторонники турецкого лидера. Тем более что Трамп уже несколько раз сдавал назад, сообщив, что Эрдоган "не виноват" - ведь вездесущая администрация Обамы (которая, напомним, ушла уже почти три года назад) не дала разрешения на покупку систем Patriot (да и ценник, кстати, был очень внушительный), поэтому Турция была якобы практически вынуждена заключить контракт с Россией.

Трамп чувствует в Эрдогане родственную душу и пытается не дать турецкого президента в обиду - пусть даже собственной бюрократии и американской оппозиции. Пока что варианты примирения все еще существуют - к примеру, рассматривались возможности убрать российские комплексы куда-нибудь с глаз долой. Скажем, в Катар. Или передать в дар Азербайджану. Правда, впоследствии ситуация опять изменилась.

Но, чтобы заполнить антракт, Анкаре посчастливилось нарваться на другого своего партнера - ЕС, отношения с которым, в особенности с Германией, Австрией и Нидерландами, у Турции и без того ниже плинтуса.

15 июля Совет ЕС на уровне глав МИД одобрил ограничительные меры против Турции из-за проведения Анкарой геологоразведочного бурения у берегов Кипра. Санкции предполагают сокращение финансовой помощи Турции как кандидату на вступление в ЕС, а также урезание займов в рамках кредитного механизма Европейского инвестиционного банка.

Еще в Брюсселе приняли решение о замораживании переговоров с Турцией по всеобъемлющему соглашению о воздушном сообщении и об отказе от ряда встреч с высокопоставленными турецкими политиками. Кроме того, против Анкары возможны дальнейшие адресные меры, если Турция продолжит геологоразведку в кипрских водах.

Эти меры могут коснуться конкретных лиц и компаний, имеющих непосредственное отношение к работам на шельфе. "Провокации Турции для всех нас неприемлемы, в этом вопросе мы на стороне Кипра", - сказал государственный министр Германии по делам Европы Михаэль Рот. Вообще-то, никто и не сомневался, что при Эрдогане европейцы станут на сторону греков (и теперь, по-видимому, стоит ожидать очередных репрессий турецкого правительства против немецких организаций, компаний и граждан).

По мнению Брюсселя, Турция проводит буровые работы по добыче нефти и газа у побережья Кипра незаконно. Анкара с 1974 г. считает воды возле оккупированной северной части Кипра де-факто своими, в ЕС полагают, что они принадлежат признанной островной республике. Чем-то похоже на украинско-российские проблемы в Черном море, однако в анамнезе греческих и турецких шагов в истории с замороженным конфликтом на Кипре у Афин и Анкары явный паритет - обе стороны совершали крайне специфические действия в этом вопросе. Что, правда, не помешало принять обе страны в НАТО и смягчить таким образом противоречия между двумя национализмами.

Газовые схемы

Следующий фронт конфликтов Эрдогана - это Сирия, где турецкая армия и поддерживаемые ею партизаны воюют с Башаром Асадом, которого на земле и в небе подпирают Иран и Россия. Страны, заметим, с которыми Турция как бы сотрудничает по другую сторону политического зеркала. А вместе с курдами - иногда и вместо курдов - воюют американцы. Просто у курдов много разных организаций, часть из которых Турция считает террористическими.

В последние месяцы по требованию Анкары турки, американцы и курды в Сирии ищут варианты создания буферной зоны к востоку от Евфрата вдоль всей турецко-сирийской границы. Курды, по-видимому, уже согласны на отвод своих отрядов, однако в недостаточной для турок степени. Анкара требует установления глубины зоны в 40 км, что достаточно для действия дальнобойной артиллерии, способной накрыть любую цель в такой зоне. Курды согласны на шестимильную (примерно 10 км) зону с исключением из нее важных городов. Американцы пытаются согласовать позиции сторон.

Такая договоренность нужна Турции, чтобы провести операцию по созданию буферной зоны без заметных эксцессов. Проблемы могут возникнуть разве что с рядом непримиримых группировок, которые и самим курдам доставляют проблемы. Считается, что контрольный срок истек к концу лета. Если согласие сторон будет взаимным, операция пройдет практически без проблем. При этом ни Путин, ни Хаменеи, ни Асад в этих переговорах не участвуют.

В то же время Москва и Тегеран, как правило, нужны Анкаре в других вопросах, заставляющих нервничать Берлин и Вашингтон. Вот, к примеру, прекрасная схема. Эрдоган последовательно и планомерно сокращает поставки российского газа по трубе, замещая его покупкой СПГ от третьих поставщиков. При этом для переброски излишков невыкупленного Турцией газа у "Газпрома" теперь нет мощностей, поскольку турецкий лидер в свое время настоял на ключевом условии: один "Турецкий поток" - одна труба в Европу. И теперь он выбивает максимальные скидки, а потом реэкспортирует российские объемы газа в Европу, но уже со своим наваром и через трубопровод ТАНАП по системе Южного газового коридора ЕС. На экономическом фронте Москва попала из украинских объятий в турецкий капкан. Пока же Турция сокращает объемы закупок российского газа.

При этом ни США, ни ЕС (который этого не желает), ни Россия (которая ревнует, но ничего сделать не может) не способны повлиять на отношения между Турцией и Ираном. Дело в том, что Эрдоган крайне заинтересован в наполнении системы ТАНАП, а этот проект без газа третьих стран, вероятнее всего, убыточен, несмотря на важную политическую роль. Частично Турция может заполнить эту трубу (помимо азербайджанского) российским газом, вокруг чего на самом деле и вращаются интриги турецко-российской дипломатии.

Недавняя неудачная попытка обострения в Сирии на севере провинции Хама - как раз вариант российского силового давления на турецкую позицию в газовом вопросе, но она очевидно провалилась. Турки жестко реагируют на любой шантаж, от кого бы он ни исходил, - но это же и делает Эрдогана неудобным партнером в рамках любой коалиции, даже в случае его дрейфа от НАТО в сторону ШОС, на что он пару раз намекал.

Иранский вопрос

При этом иранский газ для Эрдогана важнее России: даже несколько миллиардов кубов могут существенно подправить положение ТАНАП. Поэтому в американо-иранских разборках Анкара принципиально не участвует, оставаясь нейтральной и неявно симпатизирующей Тегерану.

С тем же иранским вопросом, но с другой стороны, пытается давить на Турцию и Трамп, используя как торговые, так и военно-промышленные поводы, как в случае с С-400. Но Эрдоган доказал, что является весьма жестким и умелым переговорщиком, способным работать сразу на нескольких направлениях и как минимум не уступать свои позиции. Тем не менее давление на него продолжится и, по-видимому, все больше со стороны США и ЕС, нежели других игроков. При этом уже нащупывается новый виток турецко-российского конфликта.

В июле турки начали прямо возлагать на Россию ответственность за действия подконтрольных ей бандформирований в Сирии.

В турецкий генштаб был даже вызван российский военный атташе, где, по сообщению агенства "Анадолу", ему было доведено, что Турция даст жесткий ответ на обстрелы своих наблюдателей в зоне деэскалации. Обстрелы со стороны боевиков Асада носят системный характер, там гибнут турецкие военные.

И турецкие ответы не заставили себя долго ждать: наступление в Хаме задохнулось, а российские и прочие наемники понесли тяжелые потери. Поэтому российские военные на время прекратили поддержку наступательных действий своих подопечных. Но проблемы россиян распространились и на провинцию Алеппо - там тоже стали происходить боевые столкновения между сирийскими военными и участниками турецкой АТО - "Щита Евфрата". При этом зона Тадиф была достаточно спокойной с момента размена Алеппо на проведение Турцией данной операции.

Выводы

Многое из вышесказанного говорит о том, что, на самом деле вовсе не собираясь покидать зонтик безопасности НАТО, Турция (как и Польша с Венгрией в рамках ЕС) может продолжать фрондировать, не устремляясь ни в какие новые и тем более опасные для себя альянсы.

При этом цель этого фрондирования - как можно более полное достижение целей, устанавливаемых национальными интересами, а насколько здоров такой эгоизм - дело десятое. По крайней мере для самого Эрдогана и его однопартийцев. Единственное, что может убедить турок сменить курс или возвратиться к политике времен раннего Эрдогана, а то и в эпоху турецких республиканцев, это события во внутренней общественной жизни.

Возможно, поражение в Стамбуле и является ласточкой подобных перемен, но, вполне возможно, что нет, если Эрдоган включит режим буллизма, в котором он совершенно неподражаем - достаточно вспомнить, как он смог пережить попытку военного переворота. А до тех пор всем соседям и партнерам Анкары придется сосуществовать с ней такой, какой она сегодня является: национальным государством-хищником, которое, несмотря на внутренние противоречия, вполне эффективно в качестве союзника и желательно в качестве партнера, но никогда не дает расслабляться.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

 

загрузка...