Власть Денег

По стопам Каддафи. Как вышибала Принс намерен защитить ЕС от мигрантов из Африки

Решение проблемы нежелательной миграции в ЕС с помощью частной армии может оказаться действенным, но вряд ли будет красивым

Сергей ИЛЬЧЕНКО

Пятница, 8 Декабря 2017, 10:00

Эрик Принс, человек с богатой биографией и огромным опытом, основатель частной военной компании Academi, которая до 2009 г. называлась Blackwater, а ныне глава охранной компании Frontier Services Group (FSG), взял да и предложил решение проблемы перекрывания потока африканских беженцев в Европу. Пока частичное, но, если дело пойдет, то и вполне окончательное, распространимое на все пути их перевозки.

План Принса и пять вопросов к нему

Принс предложил создать частные полицейские силы в Ливии для борьбы с нелегальной миграцией из региона.

Подробности его плана можно оставить за кадром как интересные только специалистам и диванным стратегам. Сколько-то местных полицейских, сколько-то иностранных инструкторов, лагеря для подготовки первых вторыми, сколько-то ездящих и летающих средств передвижения и наблюдения, сколько-то единиц оружия и средств связи. Неважно, сколько именно и чего, — Принс в любом случае выставит общий счет за все, заказчик оплатит, и дело пойдет. В конце концов, заказчик покупает не частную армию как таковую, а решение задачи. А задача простая: закрыть южные границы с Суданом, Чадом и Нигером, через которые в Ливию ломится от безысходности всякая чернота. Кстати, при Каддафи почему-то не ломилась, а сейчас ломится. Или тоже ломилась, но до Европы не добегала?

Вот, собственно, и первый вопрос: отчего вдруг случилась такая перемена?

Вопрос второй: а Принс сможет закрыть эти границы? Точно сможет?

Второй вопрос, как мы увидим, прямо связан с первым.

Третий вопрос: зачем нанимать какую-то частную компанию? Почему этим не могут заняться государственные структуры? То, что в Ливии сегодня по факту нет единого государства, вовсе не помеха. Заняться наведением порядка могут и другие страны, так или иначе вовлеченные в ситуацию. Да и что сейчас вообще происходит в Ливии?

Четвертый вопрос: допустим, предложением Принса заинтересуются. Кто выступит в роли нанимателя?

И наконец, последний, пятый вопрос: а что это вдруг всякие ЧВК вошли в такую моду?

В Ливии ничего не поменялось... почти

Утверждения о том, что, мол, "при Каддафи такого не было", при ближайшем рассмотрении оказываются ложным посылом. Все было. Включая 5 млн бесправных мигрантов, постоянно работавших в Ливии. Кстати, тюрьма, показанная в нашумевшем телерепортаже Euronews о работорговле, была построена при Каддафи. Именно для мигрантов. И по таким тюрьмам, к примеру, в 2006 г., сидело 3 тыс. мигрантов — именно в таких клетках, какие сейчас показали.

Так вот, о черных мигрантах в Ливии. Суть идеологии Джамахирии до пошлости проста: организация устойчивой системы вертикального распределения, основанной на продаже ресурсов и подкупе племенных вождей. С дальнейшим распределением уже по племенной вертикали до самого низа. Так, чтобы всем своим более или менее хватало, сообразно месту в племенной иерархии. В принципе это возможно, при изначально низком уровне запросов и резком единовременном повышении дотаций. Правда, нужно позаботиться о том, чтобы запросы больше не росли, а то никаких дотаций не хватит. Например, ограничив их рост жесткими традиционалистскими рамками. А в качестве главного бонуса можно сделать так, чтобы ливийцам не надо было работать. Тех же, кто очень жаждет деятельности, нужно пристраивать, сообразно склонностям и талантам, в разные сферы деятельности — от руководителей до террористов. Эта доктрина не составляла никакой тайны, все можно прочесть в той самой "Зеленой книге" Каддафи. Нужно только читать внимательно и непредвзято, представлять себе, как то, что там написано, может быть реализовано на практике, и о чем автор, неважно кто — сам ли Каддафи, или безвестный наемный писатель, предпочел умолчать.

В СССР к Каддафи относились тепло, но с долей осторожности: мало ли что может выкинуть человек, ни разу не сославшийся на классиков марксизма-ленинизма? В постсоветской России — теплее и с некоторой завистью. Потому что советское и постсоветское общество не позволяло проделать с ним такую же штуку, какую Каддафи провернул в Ливии, а кремлевским очень бы этого хотелось.

Так вот, африканские негры перли в Ливию и при Каддафи тоже. Кого-то ливийцы пристраивали к делу, кого-то вышибали вон. А поскольку Каддафи подкармливал и негритянских диктаторов в сопредельных с Ливией странах, с теми, кого вышибали, особо не церемонились. Как, впрочем, и с оставленными. И перли негры в Ливию, во-первых, десять раз подумав. Во-вторых, не пытаясь качать там права, ибо было чревато. Никаких западных телеканалов, которые донесли бы миру правду об их страданиях в Ливии, при Каддафи не было. Пересечь Ливию и не попасться беглецу было невозможно. Допускаю, что такие чудеса случались, но как единичные случаи. И такие счастливчики, даже добравшись до обетованной Европы, не спешили встречаться с журналистами и рассказывать им, как все было. Да и интереса к ним особого не было, поскольку у европейских леваков Каддафи был в тренде, а правым на негритянские проблемы было начхать. К тому же правые, будучи ближе к практике, понимали, что Каддафи хоть и террорист, и психопат, но по факту охраняет границы Европы от нашествия мигрантов.

Конечно, негры, вкалывавшие тогда в Ливии ровно в тех же условиях, которые сейчас называют рабством, тоже иногда доходили до бунта, но их быстро приводили к покорности. Иногда массовой заменой на свежих, еще не забывших, как им жилось на родине и насколько ливийское рабство лучше той свободы, от которой они в него убежали: в 1979, 1981, 1985, 1995, 2000 и 2007 гг. массово выдворяли одних и на их место завозили других. А иногда, не парясь выдворениями, просто пристреливали бунтарей на месте. Так было в 2000-м, когда по приказу бывшего начальника ливийских спецслужб Мусы Кусы, убили 500 человек. Причем в Европе об этом знали и промолчали. Поскольку понимали, что многие из этих 500, не убей их ливийцы, могли бы добраться и до Италии. И с ними пришлось бы что-то делать уже европейцам. А это трудно. Потому что, говоря цинично, мягко не выйдет, толку от них немного — неквалифицированы, да многие и не хотят работать, а при попытке взять их в ежовые рукавицы, набегают всякие любители кактусов и домашних животных с жалостливыми воплями. Кстати, Муса Куса сейчас живет в Лондоне, с британским паспортом, и у него все хорошо.

Конечно, европейцы, а также ООН от методов Каддафи дистанцировались максимально. Для начала они подсунули ему все конвенции о беженцах, а тот их подписал, не собираясь, конечно, соблюдать, но формально все стало в шоколаде. Когда же УВКБ ООН в 2010 г. попыталось морочить вождю голову какой-то там женевской конвенцией, Каддафи попросту закрыл его представительства. Что не помешало ЕС в начале 2011 г. обратиться к ливийским властям с очередной просьбой ввести политику удержания мигрантов. Они бы и впоследствии обратились, но тут Каддафи кончился.

Итак, причина того, что африканцы стали добираться до Европы, в отсутствии в Ливии единой власти. Причем Евросоюз пытается взаимодействовать и с теми властями, которые есть, но тут сказывается отсутствие координации между группировками, контролирующими разные части страны, к тому же занятыми борьбой друг с другом. Кроме того, новые власти Ливии не могут позволить себе вышибить вон нежелательных репортеров — им нужно производить хорошее впечатление, да это и невозможно из-за бардака в стране. Оттого и возникают нежелательные утечки. Но центры содержания мигрантов, откуда их тоже выкупают для работы — да, в тяжелых условиях работы, но не хуже тех, что были при Каддафи, — содержатся в том числе и на средства из ЕС. Вот только их не хватает. Приходится подрабатывать еще и в качестве рекрутингового агентства.

Что сможет Принс?

Да что угодно сможет — естественно, в пределах выделенного бюджета. Благо никакими конвенциями ООН он не связан. Например, он сможет навести на границах такой террор, чтобы число отчаянных голов, прущих в Ливию в надежде добраться до Европы, сильно сократилось. При этом ему совсем не нужно будет подвергать террору самих мигрантов. Никто в здравом уме сам через Ливию не бежит, а если и побежит, то очень недалеко, максимум до одной из тех клеток, что показали в упомянутом репортаже. Доставка мигрантов идет организованно, стоимость проезда через Ливию — от 500 евро. Дальше — на лодки и вперед, по Средиземному морю, и тут уж как повезет. Везет не всем. И перехват "официальными" ливийцами —  не худший вариант. Но в лодку попасть — тоже деньги нужны. А если их нет — пожалуйте на продажу. Вариант "устраивайся сам, как сумеешь" в принципе означает ровно то же.

Так вот, Принсу будет достаточно отстрелять несколько генераций перевозчиков — понятно, что первое время на смену павшим героям будут приходить новые бойцы, но если вести отстрел методично, то приток новичков рано или поздно почти иссякнет. Это займет год-полтора, после чего нужно будет просто присматривать за границей, пресекая любительскую самодеятельность. Так что раз Каддафи смог, сможет и Принс. Если только хватит бюджета — но других проблем тут не видно.

Почему именно Принс?

Потому, что он это предложил. У него давний интерес к Ливии. Большой опыт. Масштабное мышление. Хорошие связи. Но в принципе чисто теоретически — необязательно Принс. Любая частная военная компания может выполнить эту миссию. И, кстати, надо отметить, что Принс совершенно прав, утверждая, что предложенный им план будет дешевле, человечнее и профессиональнее, а главное, эффективнее, чем то, к чему сейчас прибегает ЕС, опираясь на вооруженные группы, удерживающие власть в различных частях Ливии.

Но в любом случае это задание под силу только ЧВК и никому другому. Потому, что только ЧВК сможет сосредоточиться на его выполнении, не отвлекаясь ни на что постороннее. На какие-то конвенции о чьих-то там правах. На свой имидж в глазах мировой общественности. На борьбу с другими вооруженными группировками. На политические заявления и их достаточную политкорректность. Люди Принса будут с предельной прагматичностью, безо всякой жалости и сантиментов, но и без лишней жестокости перехватывать грузовики с беженцами, беседовать с их водителями — не спрашивайте как, но они, несомненно, найдут доходчивые формы для таких коммуникаций — и разворачивать их назад. Отстреливая самых упоротых. Безо всякой политики. Им невозможно будет ни предложить долю в бизнесе, ни сунуть взятку, потому, что такой неустойчивый элемент будет немедленно вычислен и — нет-нет, не то, что вы подумали, — просто с треском уволен. Ни одна государственная организация на такую слаженность и нацеленность на результат не способна.

Кроме того, в Ливии особенно и не с кем сотрудничать. Соперничающие группировки слишком заняты борьбой друг с другом. Единственной реальной силой является сила оружия. И потому самый влиятельный человек в Ливии — это фельдмаршал Халифа Хафтар, командующий армией Палаты представителей Ливии — международно признаваемого парламента, избранного в 2014 г. и базирующегося в Тобруке, поскольку из Триполи ему пришлось бежать. Причем армия, которой командует Хафтар, не сформирована этим правительством, а лишь поддержала его. За это Хафтара и произвели в Тобруке в фельдмаршалы.

Формально Хафтар признал главенство над собой ППЛ, но как признал, так ведь может и передумать. И что предпримет в ответ ППЛ? Лишит его фельдмаршальского звания? И кого сочтут более перспективным для дальнейшего сотрудничества государства, которые сегодня поддерживают ППЛ, а с ним и Хафтара? Правительство без армии или армию без правительства?

Но и Хафтар должен лавировать, чтобы усидеть на месте командующего. Он вообще фигура непростая: выпускник Военной академии Бенгази, проходил обучение в СССР и Египте, участвовал в перевороте, который привел к власти Каддафи, угодил в плен в ходе чадско-ливийского конфликта и был в плену Каддафи брошен. Бежал из плена при помощи ЦРУ, перебрался в ДРК (Заир), в Кению и, наконец, в США. Прожил там почти 20 лет, получил американское гражданство, в 2011 г. вернулся в Ливию, но неудачно, и вскоре уехал. То ли в 2013-м, то ли годом позже снова вернулся в Ливию, удивительно быстро организовал вокруг себя бывших сослуживцев, с мая 2014-го успешно принял участие во второй гражданской войне. В настоящее время Хафтар маневрирует между правительством ППЛ, ЕС, Египтом, ОАЭ, Россией, США и бог весть кем еще. Тесно общается, к слову, с тем же Принсом, который держит офис в ОАЭ. А сестра Принса, к слову, министр образования в правительстве Трампа. Как тесен стал наш мир...

Но вернемся к нашей теме. Так вот, считать Хафтара чьей-то марионеткой нет оснований, но он находится в поле очень многих сил, и предсказать его поведение по этой причине достаточно сложно. Чтобы вести с ним дела, нужно влезать в сложную ливийскую политику. А ЕС, повторяю, требуется решить, и как можно скорее, очень конкретную задачу: перекрыть поток беженцев из Африки в Европу. Политика в Ливии и вокруг Ливии — это отдельно, а беженцы — отдельно. И срочно. И Принс в роли регулятора ситуации с беженцами выглядит намного понятнее, предсказуемее и наверняка эффективнее Хафтара. Осталось дать ему добро и выделить деньги. Но как это сделать?

Кто наймет Принса?

О том, чтобы это сделал напрямую Брюссель, не может быть и речи. Гуманные любители кактусов и аквариумных рыбок из уютной Европы при первом же фото кишок непонятливого водителя, намотанных на бампер его же грузовика,— а такие меры, безусловно, тоже придется применять, действуя точечно, но эффективно, — немедленно встанут на дыбы. А без фото нельзя, потому что дело не в отдельно взятом выпотрошенном водителе, а в мощном воспитательном примере, который  должен будет оказать на претендентов на его место рассказ о его судьбе. И что это за рассказ без иллюстраций? Очевидно, нанять Принса должна какая-то другая структура, "из другого района", никак не из ЕС. А уже этой структуре ЕС мог бы передать деньги на решение проблемы с беженцами. Словом, нужен посредник. Но пока непонятно, кто им может стать. Теоретически это может быть и ППЛ, и сам Хафтар, и ОАЕ, и правительство Египта, но во всех случаях есть некоторые нестыковки. Именно этот барьер и может в итоге стать непреодолимой преградой на пути реализации плана Принса.

Принсы всякие нужны. И важны. Почему?

И наконец, почему ЧВК в моде. По очевидной причине — много воли дали. Вон в КНДР нет никаких ЧВК, все подданные Ына служат, как миленькие, по 10 лет и ногу на парадах поднимают так, что любо-дорого посмотреть. И у Каддафи никаких ЧВК не было. А там, где заводится либерализм и комитеты солдатских матерей или подписывают, пусть даже для прикола, какие-то договоры о каких-то там правах беженцев, там обязательно возникает ненужная говорильня. Мол, не туда послали войска, не тех убили или даже тех, но не так, или у самих слишком много потерь, или слишком дорого, или там страдает мирное население. К тому же любая бюрократическая машина неэффективна и воровата. А ЧВК — это выход. Есть фиксированная цена вопроса. Если убьют кого-то из ЧВК — он сам нанялся и знал, на что шел. Обычная армия по старой традиции обладает некоей патриотической сакральностью. А ЧВК — это чистый бизнес. Просто наемные вышибалы. Будущее, несомненно, за ними. Впрочем, ничего нового в них нет, идея наемничества стара как мир. Но ЧВК реализуют ее на современном уровне и даже более или менее в рамках закона. Если, конечно, не придираться к мелочам.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

Читайте также: