Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Экосистема для стартапов. Почему "единороги" рождаются не в Украине

Воскресенье, 7 Января 2018, 10:00
Практика последних лет показала, что одного наличия 100 тыс. высококвалифицированных специалистов недостаточно для создания качественной экосистемы

Фото: ihub.world

Украинские таланты находят работу в зарубежных компаниях, но лишь единицы решаются на создание собственного продукта

Ангелы-инвесторы из Долины

Улицы Маунтин Вью, городка, где расположена штаб-квартира Google, забиты припаркованными в ряд трейлерами. В автомобильные вагончики переселяются жить люди, которым стало не по карману платить за аренду жилья в этом и в десятке других городков Кремниевой долины. Средняя арендная плата в Сан-Хосе за последний год выросла до $3500 в месяц, а снять трейлер стоит всего $1000. В домах на колесах живут преимущественно те, кто обслуживает два миллиона технических специалистов, работающих в Кремниевой долине. Или те, кто на свой страх и риск решил попасть с черного хода на самую крупную в мире ярмарку идей в надежде продать собственный талант за миллионы долларов.

Недалек тот час, считает исследовательское агентство Startup Genome, когда растущий уровень стоимости жизни в Кремниевой долине станет причиной того, что таланты и молодые стартап-компании вынуждены будут искать другие локации для развития своего потенциала. Сегодня половина жителей Долины - это эмигрировавшие из других стран специалисты. Для сравнения, в Бостоне, входящем в американскую пятерку крупных экосистем, - территорий с наиболее благоприятными условиями для развития бизнеса с нуля до миллиарда - иностранные специалисты составляют 30% местного населения. Попасть, а тем более остаться жить и работать в Долине становится все сложнее, но попытка того стоит. И не только потому, что здесь самый высокий уровень зарплат (средняя - $110 тыс. в год против средней в США $54 тыс.). Главная причина: на этой небольшой по размеру территории самая высокая в мире концентрация людей, заинтересованных в новых технологиях и в развитии стартапов, изобретающих эти технологии. Здесь больше всего ангелов-инвесторов и венчурных фондов, готовых рисковать и вкладывать большие деньги даже в самые безумные технологические идеи.

Согласно данным исследования Startup Genome: Global Startup Ecosystem Report 2017, 28% глобальных инвестиций в стартапы на их раннем этапе происходят именно в Долине. Ближайшие конкуренты - экосистемы Нью-Йорка и Пекина - обеспечивают каждая по 11% от общего объема глобальных инвестиций на ранней стадии развития стартапа. В Долине 6% инвесторов - это люди, которые в свое время также начинали с небольших стартапов, впоследствии выросших в крупные технологические корпорации. Их советы и деньги значительно ускоряют процесс роста маленькой компании, который, при прочих равных условиях, занимает от восьми до 10 лет. Наличие денег, опыта, развитой инфраструктуры и многих других факторов делают Долину самой мощной в мире экосистемой для развития стартапов: 21% всех начинающих компаний стремится попасть именно сюда. На конец 2017 г. в Долине на различных этапах развития находится около 16 тыс. стартапов. В Нью-Йорке - второй крупнейшей в мире экосистеме - их количество составляет около 7,8 тыс.

Семена, посеянные 30 лет назад

Воссоздать Кремниевую долину в каком-либо другом месте, даже при наличии огромных денег и желания, невозможно по простой причине - фундамент этой экосистемы был заложен более 30-лет назад. Все экосистемы, входящие в число наиболее развитых в мире, начинали подготавливать почву еще в конце прошлого века. К примеру, проведенные в середине 90-х экономические реформы Сингапура, которые были направлены на либерализацию законодательства в сфере финансов и предпринимательства, дали свои плоды только в 2010-х. В 2015-м в рейтинге наиболее развитых мировых экосистем Сингапур вошел в первую десятку (в 2017-м - 12-е место).

Исключением с определенной натяжкой можно считать Пекин, которого еще три года назад не было в глобальном списке локаций, где созданы оптимальные условия для быстрого роста компаний. В 2010 г. Китай начал реформу системы высшего образования, что привело к качественному преобразованию 70 пекинских технологических вузов. На следующем этапе, в 2015 г., в рамках государственной программы поддержки стартапов правительство выделило $231 млрд инвестиций на их развитие. В итоге экосистема Пекина уже произвела 40 "единорогов" - так называют стартапы, рыночная стоимость которых впоследствии превысила $1 млрд. В прошлом году Apple инвестировала $1 млрд в выросшую из стартапа компанию Didi Chuxing, пекинского аналога Uber.

Господдержка как часть системы

Китайский опыт показателен в том отношении, что он демонстрирует значение роли государства как части экосистемы. И эта роль не исчерпывается только вливанием миллиардных инвестиций за счет правительственных фондов.

В Эстонии проделанная за последние годы работа по оптимизации правительственных организаций стала ключевым фактором формирования высококачественной экосистемы. Согласно проведенному в 2015 г. опросу интернет-ресурса Compass, 67% основателей стартап-компаний в стране охарактеризовали работу правительства как "более чем удовлетворительную". Средний показатель данной оценки по Европе составлял на то время 22%. Электронное правительство, перевод большинства бюрократических процедур в режим онлайн, е-гражданство, возможность для иностранцев управлять трастовой компанией онлайн - вот неполный перечень факторов, повысивших качество эстонской бизнес-среды. Прямое инвестирование в стартапы со стороны правительства достаточно скромное: Эстонский фонд развития выделил всего 3 млн евро на данные цели, и финансирование осуществляется на основе паритетного участия с независимыми инвесторами. Сегодня страна позиционирует себя как стартовая площадка для развития стартапов на ранних этапах с последующим продвижением их продукции на крупные европейские рынки.

Существуют и негативные примеры влияния государства на формирование экосистемы. В прошлом году правительство Индии запустило программу Startup India, в рамках которой обещало финансовую поддержку стартапам на раннем этапе. Программа объединила 5350 стартапов, но реальное финансирование получили только 75 из них. Остальным же пришло уведомление от налоговой инспекции заплатить налоги со стоимости проектов, размер которой определила сама инспекция.

По данным Oxford Review of Financial Services, шанс любого стартапа вырасти в компанию стоимостью как минимум $100 млн составляет меньше 1%. А рвение индийских налоговиков свело эту вероятность к нулю. Глава Индийского департамента промышленной политики Рамеш Абхишек оправдывался позже, что госорганам необходимо еще несколько лет, чтобы понять, как правильно работать со стартапами. Но от поддержки начинающих технологический компаний правительство не откажется, поскольку за ними будущее индийской экономики.

Вред от концентрации технологий

Развитие и даже выживание национальных экономик все теснее связано с темпами увеличения доли сектора высоких технологий в их общей структуре. Исходя из существующих прогнозов, ни одна другая отрасль не создаст больше добавленной стоимости, чем технологическая. 

Текущий глобальный ВВП составляет $100 трлн, из них 4,5% приходится на индустрию информационных и коммуникационных технологий. В 1992 г. этот показатель составлял 2% глобального ВВП, а через 15-20 лет увеличится до 8%.

Учитывая, что глобальный экономический рост составит в среднем 2% в год, в среднесрочной перспективе техсектор будет развиваться вдвое быстрее этих темпов.
Такая диспропорция роста создает как минимум три структурные проблемы. Первая - неравномерная концентрация бизнес-активности, когда 80% добавленной стоимости создается всего в двух десятках городов в пяти-шести странах. Вторая - разница в эффективности производства между технологическими и нетехнологическими компаниями. Третья - замещение низкопродуктивных производственных процессов высокопродуктивными технологическими решениями. Иными словами, максимальная автоматизация производства, которая, по прогнозам Oxford Martin School, уничтожит 60-80% рабочих мест в развивающихся странах, таких как Китай или Таиланд. Что, в свою очередь, приведет к высокому уровню социального напряжения.

Американский миллиардер, бывший исполнительный директор AOL Time Warner и автор книги "Третья волна интернета, какими качествами должен обладать предприниматель будущего" Стив Кейс видит решение вышеперечисленных структурных проблем в децентрализации технологического потенциала. По его мнению, тот факт, что лучшие технологические решения реализуются только в Кремниевой долине, Нью-Йорке и Массачусетсе, создает критические диспропорции в темпах развития различных регионов США. После трех лет исследований и сбора информации в 33 городах штатов центральной части страны, считающихся депрессивными (по американским меркам), Кейс пришел к выводу, что лучшим способом решения проблемы станет создание специального фонда для инвестирования в старап-проекты на ранних стадиях в маленьких городках. Софинансировать фонд согласились самый богатый человек планеты Джефф Безос, а также другие известные люди - венчурные инвесторы и миллиардеры Джон Доерр, Джим Бреер, Рей Далио и др. Высокий порог входа в уже развитые экосистемы оставляет за бортом тысячи региональных талантов, которые могли бы реализовать свой потенциал на местном уровне, будь для того созданы необходимые условия.

Украина: путь снизу

В поиске талантов в регионах, задуманном Стивом Кейсом, есть формальная схожесть с тем, что сейчас происходит в Украине в контексте развития стартапов. Одной из первых стратегических задач, которую реализовал созданный на норвежские деньги некоммерческий проект по поддержке стартапов iHUB, стало открытие региональных представительств во Львове, Чернигове и Виннице. Под эгидой международной инвестиционной платформы Startup.Network проходят конкурсы стартапов в регионах. В начале декабря, к примеру, событие под названием "битва 99 стартапов" прошла в небольшом городке Каменец-Подольском. И хоть победитель того конкурса не имеет прямого отношения к технологическим инновациям (создание национально-патриотического парка в исторической части города), в числе лауреатов были проекты с технологическим уклоном (создание дешевой версии 3D-принтера, приложение по поиску психиатрической помощи).

Помощь местным талантам может стать предпосылкой для формирования региональных микро-экосистем, чему теоретически должна способствовать реформа местного самоуправления. До сегодняшнего момента неблагоприятные условия ведения и развития малого и среднего бизнеса в Украине являются одной из ключевых причин, по которой окрепший украинский стартап уезжает из страны, чтобы в более благоприятных условиях продолжить свое развитие. К этой проблеме стоит добавить и отсутствие качественной поддержки государства, венчурных фондов и ангелов-инвесторов, а также рабочих схем по привлечению западных инвестиций, образовательных программ и т. д. Практика последних лет показала, что только наличия 100 тыс. высококвалифицированных технических специалистов недостаточно для создания качественной экосистемы. Многие украинские программисты находят работу в зарубежных технологических компаниях, но лишь единицы решаются на создание собственного продукта и прохождение с ним всего цикла роста стартапа.

Технологии и таланты

Каждая десятая глобальная корпорация из списка Fortune 1000 одновременно работает сразу с 50 стартапами. Но это верхний предел: в среднем крупная компания разрабатывает от пяти до 25 проектов в год.

По данным сид-фонда из Кремниевой долины 500 Startups, только в четверти случаев из совместных "пилотов" удается получить конечный продукт или решение, готовое для выхода на рынок. Это не так уж и мало. Ведь сама природа стартапов и крупного бизнеса настолько различна, что на первый взгляд трудно представить, как они могут взаимовыгодно сосуществовать в рамках общей цели. Типичный стартап - мелкая по размеру, быстрая по скорости принятия решений компания, которая добилась успеха благодаря нарушению корпоративных и отраслевых стандартов. Большой бизнес, напротив, чтит эти стандарты, действует в их рамках с учетом требований акционеров, перестраховывает себя от поспешных действий искусственными барьерами из многоступенчатых внутренних процедур.

В 90% случаев корпорации объясняют свою заинтересованность в сотрудничестве со стартапами получением новых технологий. Половина крупного бизнеса видит в них решения для оптимизации внутренних производственных или управленческих процессов. Вторая половина использует стартапы для банального переманивания талантов.

Существуют три формы сотрудничества между стартапами и корпорациями. Партнерство - наиболее распространенная форма, предполагающая минимальные инвестиции в новый проект. Компания или сразу покупает продукт старапа, или использует партнерскую модель с равным распределением рисков, например, совместно разрабатывая новый продукт или объединяя усилия по маркетингу и брендированию. Нередко корпорации поглощают стартапы, если видят в них потенциал, достаточный, чтобы принести в будущем значительную прибыль. Поглощения характерны для уже заявивших о себе стартапов с готовым продуктом.

На ранних этапах жизни стартапа их поглощают прежде всего затем, чтобы инкорпорировать в корпоративную структуру новые таланты. Этот феномен получил название aqui-hires (можео перевести с английского как "погло-найм").

"Наш венчурный фонд существует уже несколько лет, но мы инвестируем в стартапы только в том случае, если уверены, что эти вложения помогут нам решить те или иные стратегические задачи, - говорит Стефани Наигели, руководитель венчурного фонда корпорации Nestle. - В зависимости от поставленных бизнес-целей мы выбираем различные формы сотрудничества со стартапами: партнерство, совместные разработки, лицензирование, а также инвестирование или поглощение". За последние 4,5 года, венчурный фонд компании сотрудничал с более 50 стартапами.

Короткий путь коммуникации

Разработка и внедрение инноваций за счет стартапов - это относительно новая практика для корпораций, и пока не существует единого стандарта, как наиболее эффективно построить коммуникацию с ним. Согласно исследованию 500 Startups чаще всего встречается "кураторство" одного СЕО корпорации, который выстраивает вертикаль совместной работы со стартапом. В этом есть свой смысл, поскольку руководитель высшего звена берет на себя ответственность по принятию проектов, обеспечению их финансирования и непосредственной оценке результатов работы. Когда стартапами занимается специальный отдел по инновациям или другие департаменты компании, сотрудничество тормозится из-за бюрократических процедур.

В большинстве случаев проходит около полугода с момента знакомства команды стартапа с представителями компании до момента запуска совместного пилота. Только в 7% компаний данный процесс занимает меньше месяца. Эта категория компаний минимизировала бюрократические процедуры утверждения пилотов, создала новые сокращенные типы договоров. "Когда мы начинали работать со стартапами, наш юротдел и другие департаменты относились к ним как к типичным поставщикам, - говорит Френки Джеймс, управляющий директор Advanced Technology, инновационного подразделения General Motors. - Но такое отношение, влекущее за собой весь набор юридических процедур, не работает по отношению к мелким компаниям, особенно если мы даже не собираемся выпускать их продукцию на рынок". Для работы со стартапами General Motors создал особый протокол процедур, упрощающих и ускоряющих юридическое сопровождение пилотов.

Прикладная польза

"Работая со стартапами, компания балансирует между кратковременными и долгосрочными целями, - говорит Галя Мор из 500 Startups. - С одной стороны, стартап может предложить инновационное решение для текущей бизнес-проблемы. С другой - неразумно игнорировать те разработки стартапов, которые способны трансформировать внутреннюю организационную культуру компании, что впоследствии позволит ей качественно влиять на изменения в отрасли".

Действительно, сегодня корпорации чаще всего обращают внимание на те стартапы, у которых есть решения текущих проблем компании. Не в последнюю очередь потому, что эффективность при решении краткосрочных задач поддается более точному анализу и оценке, а целевая фокусировка сужает круг поиска перспективных стартапов. "Мы ищем стартапы по двум направлениям: сначала обращаем внимание на те, которые помогут нам решить текущие задачи, затем - на те, которые могут предоставить решения для изменения нашей внутренней структуры", - подтверждает вывод Сандро Валери, глава отдела корпоративных инноваций аэрокосмической компании Embraer. По первому направлению компания работает с несколькими стартапами, у которых есть разработки в области искусственного интеллекта. По второму - с разработчиками технологий дополненной реальности и виртуальной реальности, необходимых при непосредственном производстве продукции Embraer. "Мы начинали с реализации одного "пилота". Он оказался успешным, и акционеры увидели в сотрудничестве со стартапами дополнительные возможности для роста нашей компании. Сегодня компания находится в перманентном поиске перспективных "пилотов", - говорит Валери.

Первые успешные "пилоты" позволили Embraer приступить к реализации более крупных проектов. Один из них - совместная с Uber разработка электрических летальных аппаратов для коротких перелетов в городах. "Мы осознаем, что транспортная система больших городов нуждается в инновационных решениях, таких как авиатакси, и мы хотим быть в числе лидеров в предоставлении готовых решений", - отмечает Валери.

Опыт Embraer демонстрирует, что компаниям, которые только начинают работать со стартапами, стоит сконцентрироваться на малобюджетных "пилотах". Такой подход позволит получить информацию о текущих трендах данного рыночного сегмента. "Первый опыт также поможет создать кейс, на основе которого можно разрабатывать усовершенствованные подходы партнерства или инвестиций в стартапы", - подытоживает Эмили Чиу из 500 Startups.

Больше новостей о технологиях и научных разработках читайте в рубрике Техно