Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Никуда без Украины. Когда Кадыров станет вождем российского либерализма

Вторник, 21 Ноября 2017, 08:00
Российские либералы ненавидят Россию, но бессильны в своей ненависти. Им нужен вождь, способный на действие. Вот только их среда неспособна породить такого вождя

Фото: Life.ru

Российский либерал — существо с необычным обменом веществ. Чтобы выжить как вид, ему необходимо если не признание, то хотя бы толика внимания со стороны Украины. Без этого российские либералы страдают, обрастая твердым роговым панцирем. Это любопытно как явление социальной биологии, но Украине нет до него никакого дела. Российский либерализм в числе прочих явлений "русского мира" Украине с точки зрения социальной не интересен.

Россия? Спасибо, неинтересно

Было бы, однако, ошибкой утверждать, что интерес к России в Украине отсутствует полностью. Нет, это не так, интерес не пропал, хотя и снизился, будучи вытеснен на социальную периферию. Но интерес этот стал качественно иным. Новости из России воспринимаются не как факты, существующие в понятной связи с украинской жизнью, а как картинки из иного мира, живущего по правилам и законам, несопоставимым с миром людей: то ли океанская впадина, то ли поверхность Марса, то ли национальная кухня каннибалов...

Тут трудно даже сразу сказать, с чем можно сравнить нынешнее восприятие украинцами российских новостей. Отчасти это, вероятно, сравнимо с походом в приматник зоопарка: да, забавные они там, чем-то похожи на людей, но все-таки дикие.

Отчасти — с чтением хроники происшествий и уголовной хроники: смотри-ка, какие опасные твари встречаются на нашей планете! Надо быть бдительным, знать их уловки и не ходить без крепкой палки в места, где живут человекоядные хищники.

Отчасти, но это восприятие уже уходит в прошлое — с разглядыванием групповой школьной фотографии лет эдак 30 спустя: эти мертвы, этот уехал, этот спился и бомжует, эти куда-то делись, да и ладно, и даже имена почти не вспоминаются, а себя находишь с некоторым трудом, поражаясь, что жил в таком окружении и даже неплохо себя в нем чувствовал.

Ровно то же стало и с нашим восприятием России. Никакого отождествления, хотя бы на уровне противопоставления, в стиле "спасибо тебе, Боже, что я не москаль", уже нет. Мы уже не "Украина-не-Россия". Мы живем в ином смысловом пространстве, в котором России нет совсем как таковой, поскольку она там просто лишняя. Так Лаплас на вопрос, верит ли он в Бога, ответил: "Я не нуждаюсь в этой гипотезе". То есть не то чтобы верю или не верю, а просто мне фиолетово, и я этим не заморачиваюсь. У меня есть более важные темы. Так вот, такую же эволюцию претерпел и взгляд украинцев на любой российский вопрос.

Временной разлом прошел по 2014 г. За удивительно короткий срок мы перестали читать российские книги, смотреть российские фильмы и слушать российскую музыку. Нет, лучшее из старого, из того, чем совместно пользовались до разлома, осталось при нас, а вот нового — русского неба, хлеба, жмыха и колоба — уже не нужно. Оказалось, что все нужное нам у нас свое, и даже лучшее, а ненужными сериалами про ментов и бандитов мы сыты по горло. Постепенно мы перестаем и говорить по-русски. И скорость вытеснения русского языка за прошедшие три года выросла по сравнению с предыдущей эпохой на порядок.

И ведь никто не запрещает говорить по-русски, а запрет на российские соцсети и телевидение обходится в интернете в два, много, если в три клика. Нам просто стало это не нужно. Нам приятнее быть украинцами, чем русскими.

Предвзят ли я? Ну да, конечно, я предвзят, не стану спорить! Предвзят точно так же, как предвзяты все большее число украинцев. Те, кому комфортно в сегодняшней Украине, уже не могут нормально чувствовать себя в России. Каждое слово и жест собеседников-россиян скребут им по нервам, как ржавая ножовка по прутку металла. Верно и обратное: те, кому комфортно в сегодняшней России, не могут без душевных страданий находиться в Украине. Мы разделились окончательно и с каждым днем — даже не годом — отдаляемся друг от друга.

Конечно, на расходящихся путях возникает множество проблем и вопросов. Например, насколько важен язык. Он, конечно, очень важен, но не является единственным фактором, определяющим выбор, потому что есть и русскоязычные украинцы, предпочитающие украинский мир, книги, фильмы и музыку, но общающиеся в быту пока еще больше по-русски, и есть украинские русские, поклонники российской попсы и имперского величия, ностальгирующие по развалившемуся Союзу. Или вот: где пройдет в итоге граница Украины? Ясно, что пройдет она там, где большая часть населения ощутит себя украинцами, но вот где именно пройдет черта — с этим пока много неясного. Потому что кроме образованной и в силу этого способной быстро меняться части общества, в абсолютном своем большинстве уже украинской, есть еще основная масса. Она более инертна — там идут те же процессы, только много медленнее, а мир меняется быстро, и итог может оказаться немного иным. Но это все внутренние украинские вопросы, которые мы, украинцы, так или иначе решим между собой. А статья посвящена явлению внешнему по отношению к Украине: российским либералам и их нелегкой и неказистой судьбе.

Драма российского либерала

Так вот, отношения украинцев и российских либералов куда сложнее, чем отношения украинцев и пресловутых 86 или скольких там процентов российского народа, открыто наслаждающихся неоимперским "с колен вставанием". С 86-процентниками все обстоит очень просто. С их точки зрения украинцев нет, а есть фашисты и бандеровцы, захватившие часть "Великого Русского Мира", которых надо убивать. С нашей точки зрения, они — хищная нелюдь, пришедшая на нашу землю убивать и грабить, и мы, если хотим выжить, должны истреблять ее до тех пор, пока она не уберется к себе: в свои хляби, грязи, степи, леса и помойки, да хоть бы и города, неважно, где она там за поребриком обитает. Эта изумительная ясность и законченность в отношениях не может не радовать своей — выражаясь словом, придуманным Солженицыным, — неполживостью. Никогда еще за всю историю совместного и соседского проживания российского и украинского народов их взаимоотношения не были такими гармоничными, честными и естественными.

А вот с либералами — с ними беда. И все потому, что им не хватает украинской любви.

Их, собственно, тоже можно понять. В России их не любят. Никто не любит либералов в России — ни народ, ни власть, которая в России абсолютно народная. Да-да, не надо спорить: власть в России народная. Путин вырос в питерской коммуналке, куда уж тут народнее. Большинство из его окружения, за очень редкими исключениями, тоже вышли из низов. Такой уж народ живет в России, и такими становятся выходцы из него, когда достигают верхов. На месте Путина мог быть кто угодно другой из народа — результат был бы ровно тем же: безудержное воровство в компании друзей. Сага про "Бригаду", которую украинцы еще успели посмотреть, находясь в общем сериальном пространстве с Россией, — это вам не жук начихал и не кот наплакал. Это полная энциклопедия российской национальной психологии и ценностных ориентиров.

Так вот, российских либералов ни власть, ни народ не любят. И обзывают их разными, не очень хорошими словами, которыми подчеркивают, что многонациональному российскому народу либералы глубоко чужды. Как по крови, так и по почве, по ментальности, ценностному набору и просто по морде. И получив разок-другой по оной, либералы начинают оглядываться в поисках союзников. Они видят, что Украину и украинцев российский народ тоже не любит, и попадают в логическую ловушку.

Либералы начинают думать, что украинцы могут полюбить их, и бросаются к Украине со своей липкой любовью. Начинают давать мудрые советы, например, как установить мир на Донбассе так, чтобы всем было хорошо. Обозначают границы возможного братства, говоря, что Крым Россия отдать никак не сможет, но сможет хорошо, по-братски за него заплатить, ну вы же понимаете, деньги-то все равно не их.

В целом же российские либералы полагают, что украинцы смогут стать для них новой почвой, в которую они пустят свои корни: новым народом, еще и получше российского. Народом, который их полюбит и который они поведут за собой, в свой русский либеральный рай. А уже потом, с его помощью, освободят российский народ от кремлевского ига и сами воссядут на правление в Кремле, получив надлежащий ярлык в каком-нибудь Брюссель-Сарае или Вашингтон-Орде. И все устроится наилучшим образом: нефтедолларовые потоки пойдут в их карманы, а не в карманы питерской шпаны, Крым поделят по-братски между русскими и украинцами, которые вместе, потому что "мышебратья", будут, как до войны, слушать на ялтинском пляже Стаса Михайлова.

Но в этот момент расслабившийся и размечтавшийся российский либерал грубо получает в физиономию со словами: "Куди преш, гнидо москальська! Нічого тобі тут робити!" И с удивлением обнаруживает, что он вновь бит, а место, которое он уже считал своим по праву, занято. Что в Украине есть свой народ, отдельный от российского и на него непохожий. И есть даже свои либералы, непохожие на российских. И националисты есть, но тоже свои, украинские. И между всеми ними сложились свои, совершенно непохожие на российские, отношения. И в этих отношениях все очень плотно, там нет ни единой свободной ниши, куда российскому либералу можно было бы всунуться. И запускать свои корни в Украину ему никто не позволит.

Как заработать самоудовлетворением

Нет, можно, конечно, приехать в Украину и просто жить, проникаясь ее духом и постепенно меняя кожу с российской на украинскую. Но тут нужно желание. И любовь к Украине. И время. И терпение. И изрядная доля такта. А российский либерал, охваченный либеральным гоном, нетерпелив. Он бешено и страстно любит себя и свой богатый внутренний мир, притом желает не просто самоудовлетворяться этой любовью, а еще и торговать ею с прибылью. Получая взамен хлеб насущный, а в придачу и всеукраинскую любовь. И когда рослиберал не получает ни того ни другого и обнаруживает, что украинцам просто не нужен его либерализм, то ужасно обижается. И начинает кричать, что российского либерала трудно найти, но легко потерять, и вообще, если он не будет любить Украину, то кто же ее будет любить, такую неотзывчивую и неблагодарную?

Российские либералы сами по себе не хороши и не плохи, они разные. Нужны ли они в России — вопрос отдельный. Но в Украине они точно не нужны, как не нужны представители других исчезнувших профессий, к примеру, кочегары и фонарщики. Сегодня с этим столкнулось крайнее по своему интеллектуальному уровню и таланту и потому относительно многочисленное поколение российских либералов. Крайнее — потому что российский народ глупеет и деградирует. А либералы не то чтобы часть народа, а скорее продукт его метаболических процессов, но они тоже с народом связаны и глупеют вместе с ним. Умные и одаренные российские либералы прошлого столкнулись с этим много раньше. Иосиф Бродский написал свое "На независимость Украины" аж в 1994-м. Но все его реакции и рефлексии — один в один как у нынешних. Стиль, форма — это да. Поэт был великий. А российский либерал, как все, был. Не хуже и не лучше Явлинского, Немцова или Ксюши Собчак. И мыслил ровно так же:

... время покажет — кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада —
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Вот только российскому либералу, которому дали от украинских ворот поворот, идти некуда. Конечно, у тех, кто поприличней, как и у всякого приличного россиянина, а не нищеброда какого-нибудь, есть американская мультивиза и дом в Майами. То есть вопрос о физическом выживании не стоит. Но, Боже, какая же это скука. У предыдущих поколений — от Бунина с Набоковым до Бродского — была хотя бы мировая слава, а у кого-то и Нобелевская премия. В общем, возможность устраивать публичные выступления, ощущая свою значимость. А нынешнему либералу куда податься? В Америке он не нужен, и в Украине не нужен, и в Европе не нужен — он нигде не нужен. А Россия, где его хотя бы искренне не любят, вызывает у российских либералов не меньшее и даже большее отвращение, чем у украинцев. Эта местность им знакома как окраина Китая! И личность, сидящая в Кремле, им тоже знакома. Притом кому-то очень близко, еще с детства, потому что носила портфель за папой, подавала папе обувь, открывала перед папой дверь, а после тихой сапой папу убила, чтобы не путался, старый дурак, под ногами.

Либералы отлично знают, что в Кремле сидит всего лишь одно из миллионов неотличимых друг от друга человекоподобий, взятое наугад из коробки одинаковых изделий под названием "советский человек": знак допроса вместо тела, многоточие шинели, вместо мозга — запятая, вместо горла — темный вечер, вместо буркал — знак деленья, — вот и вышел человечек, представитель населенья, вот и вышел гражданин, достающий из штанин. И хотя этого гражданина с его штанами ярко раскрасили на телеэкране, его привычная российская серость проступает все равно.

Денег нет, но вы держитесь

Российские либералы ненавидят Россию, но бессильны в своей ненависти. Им нужен вождь, способный на действие. Вот только их среда неспособна породить такого вождя. Его придется найти на стороне и пригласить, найдя точку соприкосновения, окружить любовью и лестью, притереться к нему и притереть его под себя. Это не просто, но возможно. Тем более что у либералов просто нет другого выхода.

А теперь внимание: сейчас вылетит одна маленькая, но очень гордая птичка. Кадыров, Собчак и Поклонская выступили за захоронение мертвого Ленина и поспорили на эту тему с пока еще живым Зюгановым. Официальную точку поставил Песков, сообщивший, что похороны Ленина не включены в план мероприятий и расходы на них в бюджет не заложены (в общем, вариация на тему медведевского мема). Но дискурс создан и зажил отдельной жизнью: Кадыров посоветовал Зюганову извиниться, Зюганов пока не стал, но, возможно, с ним уже ведутся переговоры — впрочем, это неважно. У российского либерализма, кажется, появляется вождь.

Что, невозможно? Да ладно! Почему невозможно? Вы думаете, Кадыров ненавидит Россию меньше, чем Собчак-дочка и Собчак-Нарусова-мама вместе взятые? И что ему так уж легко держать в узде привычки, обретенные в 16 лет? В конце концов, что такое похороны Ленина, как не пароль "я свой"? На наших глазах три источника и три составные части грядущего российского неолиберализма узнали друг друга. Да-да, и Поклонская тоже. Крымчанка из Украины — такими кадрами будущее либеральное возрождение России никак не может разбрасываться, она у них еще во всех президиумах мироточить будет, проповедуя синтетический "Православный ислам". И ничего, если даже в президиум ее будут доставлять в смирительной рубашке дюжие санитары, — безумие свойственно пророчицам.

Что ж, с Богом, орлы, как говаривал один из идейных отцов российского либерализма. Я искренне желаю успеха российским либералам в их нелегком деле объединения для совместного действия. Очень надеюсь, что у них все получится и что они, объединившись, сойдутся в смертельной схватке с российскими патриотами, которые тоже, конечно, объединятся. Я верю, что российские либералы во главе с Рамзаном Кадыровым попортят много крови российским патриотам, а российские патриоты во главе, например, с Игорем Гиркиным попортят много крови российским либералам. И все закончится очень хорошо и счастливо — для Украины.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир