Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Сексуальная эволюция. Сможет ли робот полюбить человека?
Пятница, 1 Сентября 2017, 11:00
Мир стоит на пороге очередной революции, которая затронет самые глубокие основы устройства человеческого общества

Фото: The Tap Blog

Консультационный доклад Фонда за ответственную роботехнику "Наше сексуальное будущее с роботами", опубликованный на сайте организации, породил бесчисленные обсуждения. Впрочем, авторы доклада, понимая, что тема, затронутая ими, поистине необъятна, ограничили рассматриваемый круг проблем. Во временной перспективе - ближайшими 5-10 годами, а в аппаратной - дистанцировавшись от перспектив появления "роботов с индивидуальностью".

Оба ограничения весьма условны. Во-первых, прогнозы даже на среднесрочную перспективу в 5-10 лет в эпоху непрерывной череды НТР - дело крайне неблагодарное. Во-вторых, понятие индивидуальности социально. Индивидуальность робота неизбежно станет преломлением и отражением человеческих индивидуальностей, с которыми тот будет взаимодействовать и которые, в свою очередь, тоже порождены взаимодействием с индивидуальностью других людей и могут по этой причине называться "индивидуальностями" лишь довольно условно... Впрочем, не будем забегать вперед.

Социальные последствия высокотехнологичной мастурбации

Именно этому, с учетом заложенных в него ограничений, и посвящен упомянутый выше доклад.

"Секс-игрушки и средства для мастурбации использовались на протяжении веков и могут быть легко приобретены во многих странах, - пишут его авторы (три ученых дамы и один мужчина). - Теперь компании разрабатывают роботов для сексуального удовлетворения. Но использование секс-роботов может иметь иные последствия. По существу разрабатываются порнографические модели человеческого тела, в основном женского".

Такие изделия, воспринимаемые через призму антропоморфизма, могут заставить многих воспринять роботов как новую форму бытия, существующую в фантазии между живым и неодушевленным (выделено мной. - "ВД"). Этому с прицелом на будущее способствуют и производители, понимая рыночную важность добавления к сексуальному удовлетворению душевной близости, общения и бесед.

Что ж, секс, помимо физиологического акта, во всех человеческих культурах включает и социальные действия. Но тут следует интересный поворот: авторы доклада приводят данные опроса 2016 г., согласно которым две трети американских мужчин выразили готовность заняться сексом с роботом, в достаточной мере человекоподобным как по виду, так и по поведению, в то время как две трети женщин были против такой идеи. При этом 86% опрошенных обоего пола согласились с тем, что такому роботу, скорее всего, удалось бы удовлетворить все их сексуальные пожелания.  

Это выглядит странно, особенно, если вспомнить, что в любом секс-шопе превалирующая доля типов изделий предназначена именно для женской мастурбации. Все объяснимо, впрочем, довольно просто. В глазах значительной части человечества - как правило, в силу культурных установок - секс среди прочего является средством личной социализации женщин, частью сделки по обмену долгосрочного доступа к их телу на долгосрочное же (в идеале - пожизненное) обязательное имущественное и финансовое обеспечение. При этом законы, направленные на достижение гендерного равенства, сплошь и рядом закрепляют эту ситуацию под предлогом позитивной дискриминации.

Но новые технологии обрушивают эту схему. Секс - притом в перспективе по мере совершенствования таких роботов, более качественный, чем секс, который может предоставить даже весьма продвинутая дама, оказывается доступен без каких-либо социальных обязательств. Это смешивает все карты и буквально обрушивает всю дамскую картину мира.

Разумеется, женщина тоже может приобрести в собственность мужской вариант секс-робота. Но публичное признание во владении столь продвинутой игрушкой, способной по-настоящему заменить мужчину в постели, тут же выведет ее в пит-стоп брачной гонки. Ведь наше общество, в том числе и западное (при всей его внешней продвинутости), по-прежнему остается весьма пуританским, а мужчины - в значительной степени закомплексованными, что иной раз приводит к любопытным последствиям.

Вибрации свободы

В ходе проектирования туалета на МКС мужчин-участников программы попросили сообщить точные размеры их детородного органа в спокойном и в эрегированном состоянии. Предполагалось, что это позволит создать набор герметичных мочеприемников, который будет подходить и последующим поколениям обитателей станции. При вводе МКС в эксплуатацию выяснилось, что все без исключения сообщенные размеры оказались завышены в среднем на 20%. Несмотря на забавность ситуации, она породила нешуточные технические проблемы.

Даже искусственный член или вибратор, замеченный в дамском хозяйстве, заставит многих мужчин комплексовать, сравнивая его с тем, чем их одарила природа, и одновременно бросит на женщину тень невостребованности либо сознательного отказа от попыток быть востребованной мужчинами. А в воображении опрошенных при слове секс-робот возникала, по всей вероятности, крупная кукла, снабженная способностью удачно двигаться в постели, а возможно, в люксовом исполнении даже принести в постель завтрак. Спрятать такой предмет от всех знакомых мужского пола и уж тем более сохранить обладание им в тайне от подруг крайне проблематично. И две трети дамы отвечали "нет" - хотя убери перечисленные факторы и половина из них, вероятно, ответила бы "да", сравнявшись по результату с мужчинами, если не превзойдя их.

Итак, нет секса вне культурного контекста. И даже мастурбации вне культурного контекста тоже нет и не может быть. Это единственное бесспорное положение доклада - хотя оно-то как раз не особо и акцентируется. Все прочие выводы, увы, сомнительны. Утверждение, что рынок секс-роботов будет востребован в основном среди мужчин, напоминает известное анекдотическое доказательство, что органы слуха таракана находятся на его лапках. Предположение, что в исламских странах процент мужчин, согласных на секс с доступным по цене роботом, будет меньше, чем на Западе, с учетом табу на общение с женщинами и распространенной по этой причине практики удовлетворения естественных потребностей с животными, выглядит еще более сомнительным.

Кто будет сопротивляться распространению секс-роботов? Очевидно, те, кто продает, в том или ином виде, включая и т. н. "законный брак", сексуальные услуги в обмен на материальные блага, а также те, кто так или иначе зарабатывают на сексуальных табу. Попросту говоря, ждите дамских бунтов, а также чиновничьих и религиозных запретов. Несомненно, на свет появится множество исследований, доказывающих пагубность секса с роботом: импотенция, безумие, слепота и рост волос на ладонях, а в финале - неизбежная отправка в ад после смерти. Многие из таких рассуждений вроде того, что продавать роботов, предназначенных для удовлетворения педофильских, садистских и иных, все еще почитаемых за извращения, наклонностей, аморально и опасно, вошли и в упомянутый доклад.

Если бы речь шла исключительно о мужском удовольствии - включая как хороший секс, так и возможности выйти из зоны риска (развод, алименты, удар по карьере и т. п.), то объединенное лобби феминисток, чиновников и представителей авраамических конфессий, вероятно, одержало бы верх. Но речь идет о многомиллиардной индустрии, потенциальными клиентами которой при достаточной убедительности робота в роли партнера-человека и его доступной цене, выступят едва ли не 100% взрослого населения Земли. Материальным интересам такого масштаба не сможет противостоять никто. Производители секс-роботов найдут способ обойти любые запреты и заполнить все ниши спроса - примем это как данность.

Технические перспективы киберсекс-индустрии

Здесь уместно задаться вопросом, насколько убедительной может быть имитация человека роботом. Очевидно, что эта проблема распадается на две: имитация тела и имитация поведения. Кроме того, чисто технически возможны два пути реализации секс-робота: анимированная человекоподобная кукла и продвинутый костюм виртуальной реальности, помещенный в защищенную капсулу, позволяющую безопасно для пользователя имитировать любые движения: от совместной прогулки до постельных упражнений.

Существующие публикации больше внимания уделяют куклам, хотя комплект костюм+капсула позволит добиться большей убедительности в части телесных ощущений, а также с большей легкостью менять облик партнера. Впрочем, и в кукольном направлении уже достигнуты большие успехи. Не вдаваясь в подробности - все они доступны в сети - можно сказать, что телесная реалистичность в настоящее время вышла на уровень 70-80%. Стоимость продвинутой секс-куклы, способной достаточно убедительно выступить в постели, уже ниже стоимости автомобиля среднего класса. В ближайшие пять лет рынок заполнят изделия на любой вкус, предназначенные как для женщин, так и для мужчин, и вполне доступные по цене. Возможны, естественно, варианты аренды и лизинга. Появление виртуального костюма приемлемой стоимости, способного создать уже полную иллюзию реальности, можно с уверенностью предсказать в ближайшее десятилетие.

Но это телесная имитация. А что с поведенческой? С ней тоже все обстоит неплохо. Самообучающиеся ИНС (искусственные нейронные сети) уже сегодня позволяют убедительно имитировать человеческое поведение во время секса. Если принять момент сексуального контакта за точку отсчета, то пределы имитации "перед" и "после" будут расширяться с каждым годом. В течение 10-15 лет можно предсказать появление искусственного интеллекта (ИИ), достаточного для полной имитации межличностных отношений с сексуальным партнером.

Пределы желаний и рамки дозволенного

Но подобные отношения бывают разными. Несмотря на то, что пределы дозволенного общественной моралью имеют тенденцию к расширению - так, межрасовый секс, еще в XIX в. считавшийся извращением, повсеместно признан нормой, хотя иной раз и осуждаемой с социальной позиции, а отрицательное отношение к однополым союзам постепенно смягчается и размывается, в сексе по-прежнему существует ряд несомненных табу. В их основе, впрочем, лежат два вполне рациональных положения:

- Секс является инструментом воспроизводства человеческого рода. И хотя самоценность секса, отвергаемая авраамическими религиями, все шире признается во всех обществах, полностью пренебречь этим положением пока невозможно.

- Сексуальные пристрастия одного из партнеров не должны причинять другому явного вреда. За грань дозволенного сразу же попадает секс с детьми (хотя нижняя планка возраста и очень растяжима), а также крайние виды сексуального насилия, сопряженные с нанесением увечий и убийством партнера.

Очевидно, что массовое распространение секса с роботами обострит проблему рождаемости в развитых странах и существенно снизит ее ко всеобщему облегчению в слаборазвитых. Очевидно и то, что сексуальный маньяк, реализующий даже самые странные и инфернальные фантазии в отношениях с роботом, не представляет опасности для людей, поскольку довольствуется имитацией. Но готово ли общество позволить реализацию таких фантазий, пусть даже и с роботом?

Авторы доклада склоняются к недопустимости подобных практик, не приводя ни одного убедительного аргумента. Между тем очевидно, что, имея возможность разрядки, любитель такого рода секса с огромной долей вероятности никогда не станет практиковать его на людях, рискуя нарваться на реальное наказание. А виртуальное наказание для тех, кто находит вкус именно в нем, в искусственной реальности вполне реализуемо, притом лишь до желаемых пределов и любое число раз. Кроме того, абсолютное большинство такого рода пристрастий развиваются, как результат недоступности нормального секса. При массовом распространении секс-роботов девиации, несущие социальную опасность, за одно-два поколения практически сойдут на нет, а редкие случаи, которые все-таки будут иметь место, можно будет фиксировать через глобальную сеть и при необходимости принимать превентивные меры, пресекающие эксперименты на людях. При этом такие меры совсем не обязательно должны иметь карательный характер.

Здесь, однако, возникает проблема приватности секса с роботом постоянно или хотя бы время от времени, находящимся на связи в сети - эта ситуация, кстати, обыграна Пелевиным в рассказике "Акико". Впрочем, использование Big data - больших массивов данных для анализа поведения как масс людей, так и отдельных личностей, вообще качественно меняет понятие приватности вне зависимости от распространенности теледилдоники - этот замечательный термин заимствован из доклада. Проблема в принципе решается, но лишь законодательными методами.

Высокотехнологичные последствия социальной мастурбации

Эти новации быстро примут характер лавины. Скачок робосексуальных технологий вызовет социальные изменения. Те, в свою очередь, породят спрос на дальнейшее совершенствование теледилдоники (простите, читатель, но я не могу отказать себе в удовольствии использовать это слово!), что будет способствовать все более глубокому проникновению различных видов хм... теледилдо во все сферы жизни. Масштабы этих процессов сегодня трудно себе даже вообразить, но они, по всей вероятности, многократно превысят последствия изобретения плуга, колеса и паровой машины вместе взятые. Мы стоим на пороге качественного изменения человечества как вида. Не верите? А вот давайте посмотрим.

Развитие технологий искусственного интеллекта позволит каждому человеку, проживающему в развитых странах, обзавестись полноценной парой в виде робосексуального партнера с ИИ. Причем по мере совершенствования ИИ такой партнер с точки зрения его эмоционального восприятия будет все ближе к супругу. В отличие от человеческих взаимоотношений ничто не мешает сделать такого партнера абсолютно гармоничным с его владельцем-человеком: надежной моральной опорой, всепонимающим исповедником и ангелом-хранителем в одном искусственном лице. Верным до гроба в любой ситуации, так что даже если весь мир восстанет против человека, под которого сформирован такой ИИ, он, помещенный в тело робота, при необходимости встанет у него за спиной и будет подавать патроны, а то и пожертвует собой, выйдя на линию огня. Все попытки ограничить такую преданность законодательно будут уравновешиваться черным рынком соответствующих контртехнологий.

По мере роста мощности ИНС, лежащих в основе таких ИИ, слово "владелец" будет резать слух и становиться все более неприличным - тем же образом, каким формировались представления о неприемлемости рабовладельчества. Между человеком и его персональным мастурбатором, снабженным искусственным интеллектом, неизбежно станут складываться все более глубокие и равные отношения.

В плане сексуальном наступит эпоха невиданной свободы и невероятных экспериментов. Чисто виртуальный, а не робо-кукольный секс позволяет не только получить партнера любого пола и внешнего вида, изменяя их по желанию в любой момент, но также создать любое тело-аватару и для себя. Необязательно, что такие виртуальные тела будут исключительно человеческими, а уж о смене пола и тем более социальных ролей в ходе секса в виртуальных мирах вообще смешно говорить. Некоторые ограничения будут накладывать разве что особенности человеческой физиологии, пусть даже и упакованной в костюм виртуальной реальности. Но по мере развития технологий прямой связи мозг-компьютер этот барьер тоже будет преодолен. Каждый желающий сможет достроить свою нервную систему и обзавестись множеством дополнительных чувств и даже органов, вообще говоря, не свойственных человеку. А отработав их использование в виртуальных играх, применять их и в реале, обзаведясь нужными конечными устройствами и вживив в тело несколько чипов, связывающих эти устройства с мозгом.

Проблема, правда, в том, сколько реала вообще останется при этом в жизни людей. Иными словами, не вызовет ли столь тесная связь с ИИ, закрепленная сексуальными наслаждениями непредставимой доселе интенсивности и продолжительности, ухода на большую часть времени в виртуальные миры и некоторой десоциализации отдельных индивидуумов?

Можно предположить, что кризисные явления, вызванные столь радикальным изменением человеческой среды обитания, действительно возникнут. Но все они постепенно придут к равновесию, и мы сейчас попробуем проследить как это будет.

На первых порах, вероятно, останется невзятым последний женский рубеж обороны: рождение детей. Хотя и тут классические взаимоотношения между мужчиной и женщиной будут, по-видимому, размываться. Современные технологии искусственного оплодотворения позволяют уже сегодня получить ребенка от одного, двух и более чем двух родителей любого пола. С учетом наличия банков генетического материала, число которых будет расти, а по мере совершенствования генноинженерных технологий любой индивидуум сможет заказать у суррогатной матери какого угодно ребенка с заданным набором свойств. Все упирается только в деньги и законы. Но технологии неизбежно будут дешеветь, а законы под давлением платежеспособного спроса смягчаться. Точку в проблеме поставит технология выращивания человеческих эмбрионов без помощи женщин - маточных репликаторов, описанных еще в начале вомьмидесятых писательницей Лоис Макмастер Буджолд. Ориентировочный срок появления этой технологии в сфере массовой доступности - лет 20-30.

При этом такой ребенок уже на момент... рождения? подписания приемо-сдаточного акта? - словом, на момент его передачи условному родителю для дальнейшего воспитания может быть снабжен необходимыми с точки зрения родителя-заказчика электронными дополнениями. От поколения к поколению люди будут постепенно превращаться в биоэлектронных существ, не столько зачатых, сколько спроектированных. Рождение и воспитание ребенка из последствий физиологического акта, часто не вполне желаемых, превратится в чистый акт творческого самовыражения.

Здесь мы подходим к еще одной проблеме - к проблеме технологического и финансового барьера.

Времена, когда рождаемость определяли низкий уровень контрацепции в сочетании с социальной безотвественностью производителей, уйдут в прошлое. Жители слаборазвитых стран получат доступ к дешевым кибернетическим мастурбаторам, снабженным ИИ начального уровня, что существенно снизит их стимулы к бесконтрольному размножению. Можно не сомневаться, что по мере совершенствования технологий по производству продуктов питания, основанных на дальнейшем развитии генной инженерии, развитые страны предложат третьему миру разнообразные и привлекательные программы "секс и продовольствие в обмен на снижение рождаемости". Дополнительным стимулом, побуждающим к участию в таких программах, станет еще и то, что низкоквалифицированная рабочая сила окажется вытеснена с рынка труда.

Иными словами, обзаведение потомством и его воспитание до уровня, который позволил бы новому человеку стать востребованным членом общества, превратится в привилегию. Оно станет доступно только успешным и состоятельным людям, притом что сплошь и рядом будет складываться ситуация, когда рождение и воспитание одного ребенка станет осуществляться в складчину, совместными усилиями целой группы людей, взаимодействующих с ИИ настолько тесно и многогранно, что провести точную грань между человеческим и искусственным интеллектом едва ли будет возможно. В окончательном виде такая ситуация может сложиться в перспективе 50-60 лет.

В это же период произойдет и глобальное в разы, а возможно, и более чем на порядок, снижение численности человеческого населения Земли. Никакой трагедии в этом нет: отдельно взятый человек не является, вообще говоря, полноценным разумным существом. Разумен, точнее, является биологическим носителем коллективного разума, лишь человеческий вид в целом. Отдельный человек в лучшем случае выступает лишь как носитель некоторой части этого коллективного разума. Его индивидуальность, о которой мы упоминали в начале статьи, существует лишь постольку, поскольку он является необходимым и уникальным элементом этого общего целого.

Из сказанного следуют два важных положения. Во-первых, совсем не обязательно, чтобы носителем этой индивидуальности был именно человек, как биологическое существо вида homo sapiens. Для этой роли в принципе пригоден любой функционал, способный к подражанию и самообучению, то есть к социализации. Например, продвинутый ИИ, основанные на ИНС достаточной величины и сложности.

Во-вторых, большинство людей в интеллектуальном плане являются клишированными продуктами массовой культуры, похожими друг на друга как две капли воды. Их "индивидуальность" зачастую представляет собой комбинацию стандартных паттернов, а их существование было целесообразно лишь до тех пор, пока коллективный разум Человечества нуждался в их ручном, малоквалифицированном труде. В настоящее время биологические носители стандартного интеллекта начального уровня, способные выполнять простые рабочие операции, слишком дороги в содержании. Это неизбежно приведет к его замене.

Собственно, процесс отказа от низкоквалифицированной рабочей силы в пользу низкоуровневого, зачаточного даже ИИ, уже идет. Сегодня трудно сказать, насколько гуманными будут способы решения проблемы "лишних людей". Но очевидно, что тем или иным способом эту проблему решать придется, а срок в 50-60 лет вполне достаточен для ее решения. Впрочем, столь же очевидно, что каково бы ни было это решение, оно породит массу этических, социальных и политических проблем вплоть до расширения рамок понятия "фашизм" со всеми вытекающими последствиями.

Когда появятся сексуальные дауншифтеры

Всего перечисленного выше уже вполне хватило бы для того, чтобы сделать человеческую жизнь качественно иной, абсолютно непохожей на сегодняшнюю. Но даже и это - лишь верхушка айсберга. Самое интересное начнется тогда, когда повсеместное распространение интерфейсов мозг-компьютер при одновременном возрастании мощности ИИ окончательно размоет границу между человеческим и искусственным интеллектом. Результатом такого размывания станет очередной шаг в эволюции пар "человек - ИИ", где ИИ пройдут путь от инструмента, предназначенного для сексуальных развлечений человека, к духовной и интеллектуальной близости с ним и, наконец, к постоянному ментальному слиянию в единое существо. Такое слияние, в свою очередь, откроет возможности дублирования и копирования как электронной, так и биологической частей этой новой, составной личности.

На этом пути обновленное человечество, придя к осознанию личности, как непрерывного процесса, который при надлежащем техническом уровне может быть плавно перенесен с носителя на носитель, обретет возможность менять уже реальные, а не виртуальные тела. Такой обмен будет происходить как по мере их износа, так и просто по желанию, подобно тому, как мы меняем одежду. Фактически человечество обретет личное бессмертие. Впрочем, такое бессмертие опять-таки потребует некоторого материального уровня и будет доступно явно не всем.

Сообщество биоэлектронных интеллектов претерпит неизбежное расслоение по степени удачности самообучения и самомодификации. Проблема интеллектуального и ресурсного неравенства неизбежно породит и неравенство юридическое. Надо полагать, что люди в их классической, чисто биологической форме - если они к тому времени еще останутся, к примеру, в специальных заповедниках, предназначенных для хранения первоначального биологического фонда человечества, - едва ли смогут претендовать на высший ранг в этой иерархии. Вероятнее всего, они будут находиться в ее третьем-четвертом эшелоне вместе с примитивными ИИ, предназначенными для выполнения относительно простых производственных операций, и, считаясь частично-разумными, обладать урезанным, соответственно их интеллектуальному уровню, набором прав.

Возможно даже, что в какой-то момент среди продвинутой части человечества, реализующей себя в бесчисленных виртуальных вселенных, перекраивающей на свой коллективный вкус материальный мир и подуставшей от сложности бытия и многогранности личных отношений, возникнет мода на простой, здоровый, традиционалистский секс с обычным, немодифицированным человеком. И специалисты-сексологи лет через триста будут яростно спорить, может ли столь примитивное существо быть любимо и способно ли оно, в свою очередь, ответить взаимностью на любовь.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество