Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Разрыв либерального шаблона. Когда Канаду начнут делать великой

Вторник, 11 Июня 2019, 07:57
В Канаде может возникнуть политическая сила, которая начнет говорить либо о национальном эгоизме, либо о смене глобального позиционирования страны

Фото: Getty Images

17 мая Канада и США договорились об отмене тарифов на металлургическую продукцию. При этом американцы оставили за собой право вернуться к их введению. Кроме того, обновленное соглашение по НАФТА пока не ратифицировано в самих США, и когда это произойдет (и произойдет ли) неизвестно, причем по трем разнонаправленным причинам.

Дружить или как?

Первая - контролирующие верхнюю палату Конгресса демократы в принципе не имеют желания делать подарки президенту Трампу, даже если они соответствуют их собственной идеологической линии (в данном случае - политике свободной торговли). 

Вторая - в США разворачивается президентская избирательная кампания, и часть претендующих на лидерство в праймериз своей партии демократов, эксплуатируя развившийся на этом фланге левый уклон, начали сами критиковать НАФТА, стремясь перехватить у республиканцев избирателя "Ржавого пояса". Впрочем, на ноябрьских выборах в Конгресс им и так удалось в этом преуспеть, да и сегодня как Берни Сандерс, так и Джо Байден собирают в той же Пенсильвании немалые аудитории, убеждая избирателей, что президент Трамп проводит безразличную по отношению к рабочим политику. Удастся ли им это, пока под вопросом.  

Наконец, третья причина недоговоренности в сфере тарифной политики США по отношению к Канаде - стратегия Трампа держать всю подобную проблематику в подвешенном состоянии (чем он, увы, напоминает Путина). Частично, в канадском случае, проведение такого курса связано с личной неприязнью Трампа к сверхлиберальному канадскому лидеру Джастину Трюдо, а также с плохо скрываемым недоверием того политического лагеря в США, который возглавляет 45-й президент, к Канаде в свете ее лояльного отношения к Кубе и ровной линии на китайском направлении.

Между тем именно проявление союзнических чувств по адресу беспокойного южного соседа вынудило Оттаву пойти на тяжелый конфликт с Пекином, арестовав финансового директора Huawei Ванчжоу Мэн. Ключевого функционера компании впоследствии выпустили под залог - правда, с учетом того, что китайские власти в ответ фактически взяли 13 заложников, иного ожидать не приходилось. В конце мая в Китай отправляется внушительная делегация во главе с министром иностранных дел Христей Фриланд с целью найти путь к разрешению этих инцидентов. В связи с чем все чаще на горизонте канадской внешней и частично внутренней политики начинает маячить дилемма: союзничество или своя игра? Как долго сможет Оттава находиться в положении сидения на двух стульях?

Причем в целом нарастающая проблема для либерального правительства Трюдо выглядит как треугольник с острыми углами. Первый угол - это традиционная глобалистская политика Канады, которую с некоторыми стилистическими отличиями проводят как либералы, так и консерваторы, а также третьи партии, время от времени приобретающие в этой стране реальный вес.

Следует уточнить, что в партийном спектре многонациональной и "ультратолерантной" Канады пока что фактически отсутствуют политические силы, которые исповедуют изоляционистские и/или ксенофобские идеи. В плане иронии (хотя, кто знает - в конце концов, мы видим, как в последние годы в "Евровидении" участвует Австралия - и весьма небезуспешно) можно сказать, что если бы в голосовании по выборам в Европарламент в конце мая участвовала Канада, то она выглядела бы там куда органичнее, нежели та же Великобритания, где празднует победу новая "Партия Брекзита" неугомонного Найджела Фараджа.

Вместе с тем политика внешней открытости и еще большего связывания концов крупных торговых соглашений с Европой и Азией объективно продолжит обострять отношения Канады с США и подталкивать Оттаву к Пекину, невзирая на нынешний тактический броманс с ним. Это в условиях, когда шансы Трампа на переизбрание остаются высокими, и с учетом того, что и в 2020-м, и в 2024 гг. к власти на юге может вернуться совсем другая Демократическая партия, нежели в эпоху Клинтонов-Обамы (ведь она меняется уже сегодня).

Поэтому напряженность в отношениях с американцами - причем практически по всем глобальным вопросам - это второй острый угол канадской проблематики. Понятно ведь, что американская повестка дня гораздо больше влияет на Канаду с ее в 10-11 раз меньшим населением, менее диверсифицированной экономикой и неразрывным практически по определению военно-политическим союзом с южным соседом.

Причем следует иметь в виду, что дестабилизированная (и, видимо, надолго) Великобритания, лишившаяся уже и долготерпеливого премьера Терезы Мэй, в роли альтернативного, но еще в годы холодной войны привычного полюса для Канады выступать не может. В связи с этим проблематика выстраивания канадским политическим классом своего собственного полюса в разрегулированном мире, все больше напоминающем на новом историческом этапе "концерт великих держав" начала прошлого века (с изменившимся, правда, составом участников), выглядит отнюдь не праздными размышлениями.

Повышение международного статуса Канады на внутренней основе соцветия ценностей "канадского пути" активно внедрялось в политические дискуссии Оттавы еще при прошлом кабинете Стивена Харпера. Правда, и при Харпере, и при Трюдо эти дискуссии упирались в "британскую проблему". Ту же, иными словами, что и концепция Global UK, выдвинутая правительством Мэй (и уже немного подзабытая).

Британская проблема

Проблема состоит в том, что Оттаве в таком случае, как и Лондону, если он когда-либо всерьез возьмется за подобную реальную внешнюю политику, придется предложить миру некий привлекательный проект - такой, как у Китая, к примеру. Но если оставить недовышедшую из ЕС Великобританию за скобками, любая канадская эволюция в этом направлении - причем как продолжающая растворение Канады в глобализации (сегодня переживающей удар за ударом), так и шаги в сторону лидерства - не сможет не повлиять на мироощущение канадцев и внутренние политические расклады.

Ведь в странах, типологически близких Канаде - в Новой Зеландии и Австралии - уже наблюдаются дегенеративные или, если угодно, новые общественные явления. Это и вылазка белых расистов в Новой Зеландии, и появление копирующих поведение Трампа популистов в Австралии. Правда, их масштаб пока ограничен.

Тем временем канадская власть вроде бы без серьезных потерь пережила скандал с лоббированием интересов своей химической компании за границей - но как он переварен этически чувствительным обществом Канады, пока сказать трудно. Напомним, благодаря публикации в газете Globe and Mail на свет всплыла история о том, как Трюдо оказывал давление на генерального прокурора Джоди Уилсон-Рейбоулд с целью воспрепятствовать расследованию дела о коррупции и мошенничестве против компании SNC-Lavalin Group Inc., которую обвиняют в даче взятки - а генпрокурор этому давлению поддалась. При этом взятки раздавались не в Канаде и не прямо сейчас, а в Ливии во времена Каддафи, где SNC-Lavalin подкупала чиновников для получения выгодных инфраструктурных контрактов в нефтегазовой сфере.

Если судить по канадскому новостному фону, то во внутренних вопросах продолжается левая либеральная линия (в частности, содействие расширению прав разного рода ущемленных групп граждан, к примеру, наркозависимых). А вот западную Канаду, как правило, волнуют вопросы цен на экспортируемое страной сырье, в первую очередь нефть.

И торговая война США против Китая, способная стимулировать падение мировой экономической динамики, и снижение сырьевых цен грозят ударить по интересам канадской провинции в не меньшей степени, чем собственные пикировки Оттавы и Вашингтона. Притом что канадское правительство - хорошее или плохое - вряд ли способно всерьез повлиять на складывающуюся на мировом рынке ситуацию, ведь тон на нем задают США и КНР. Из этой вязко связанной тины тех или иных социальных ожиданий и внешних шоков и в Канаде может возникнуть политическая сила, которая начнет говорить либо о национальном эгоизме, либо о смене глобального позиционирования страны.

Вряд ли, по крайней мере пока, на что-то в подобном духе способны нынешние основные игроки - либералы, консерваторы или новые демократы. Однако чем интенсивнее будет становиться давление Вашингтона, чем острее станет реагировать на выпады США и их сателлитов Китай, чем собраннее или, наоборот, раздробленнее будет выглядеть Европа, тем выше будет становиться вероятность изменений и в политической ткани самой Канады. Ведь не стоит забывать, что, несмотря на более-менее умиротворенный статус Квебека и очевидную взаимную приязнь, а также сравнительную общность целей между Джастином Трюдо и Эммануэлем Макроном, франкофонная часть Канады в немалой степени принадлежит, по объективным причинам, к европейскому культурно-информационному полю.

Кроме того, волны иммиграции все ощутимее меняют демографический ландшафт Канады, и это влияет на ожидания и страхи условно коренного населения и старых диаспор. Возможно, в ту же сторону, что и в Западной Европе и США - просто сегодня это малозаметный процесс, подспудный. Но он, несомненно, будет кристализироваться хотя бы в силу объективного разрушения глобализацией традиционного среднего класса.

Наконец, следует принимать во внимание еще три обстоятельства, которые в той или иной степени оказывают и продолжат оказывать влияние на внешнюю и внутреннюю политику самого лояльного к украинским интересам нашего западного партнера. Во-первых, Канада ввела наиболее жесткие санкции против РФ и намерена продолжать соответствующую политику. А ведь при этом, судя по риторике последней встречи Арктического совета, противостояние арктических держав, главным образом мотивируемое российским милитаризмом и попыткам Китая прорваться в этот перспективный на фоне потепления климата регион, будет интенсифицироваться.

Во-вторых, в самой Канаде, в особенности на западном берегу, велико влияние китайской диаспоры, причем в значительной степени это выходцы из Гонконга и их потомки, у которых сложное отношение к коммунистическому руководству КНР. Соответственно, в той или иной форме Канада будет постепенно втягиваться в ряд конфликтов на Тихом океане.

И, в-третьих, стоит обратить внимание на постепенное расширение в канадском политическом классе выходцев из Индостана. Рано или поздно, но это приведет Канаду - в условиях уже очевидного паралича международных институтов послевоенной эпохи - и в этот неспокойный, но перспективный регион. Поэтому и Украине, по-видимому, следует искать пути и возможности подставить своему наиболее активному партнеру плечо в глобальной политике. Но с тем пониманием, что и в самой Канаде в недалеком будущем могут произойти те же изменения, что и в других странах западного ядра.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...