Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Свой человек в Мехико. Вашингтон нервирует промосковский кандидат

Воскресенье, 25 Февраля 2018, 16:00
Холодная война-лайт с РФ и ее союзниками, перетекшая в Сирии в натуральную горячую, обострила, наконец, инстинкт самосохранения Америки

Фото: Joe Raedle

1 июля Мексике предстоят президентские и парламентские выборы. В этой 11-й по количеству населения и 13-й по территории в мире стране они происходят с периодичностью в шесть лет. Причем, как и во многих государствах Латинской Америки, глава государства и исполнительной власти в Мексике избирается на один срок.

Макмастер бьет тревогу

Возможно, грядущие - да еще летом - мексиканские выборы и не привлекли бы серьезного внимания в Европе. Но всплыли три обстоятельства.

Первое - это борьба Дональда Трампа с рабочей миграцией, а она идет в США в основном с юга, из Мексики и других латиноамериканских стран.

Второе, связанное с первым, - это якобы засилье мексиканских товаров на рынке северного соседа, бегство на юг производителей, «несправедливые», по мнению Трампа и части его советников, условия торговли в рамках НАФТА.

Наконец, третье - это возможная подготовка вездесущей России к вмешательству в мексиканский политический процесс. Несмотря на углубление рецессии в экономике, болезненные военные и дипломатические поражения, Москва, как полагают в Вашингтоне, цепляется за бастионы своего влияния в западном полушарии. Это такие страны, как Никарагуа, Венесуэла и Куба (а также, с некоторой долей вероятности, Эквадор), где присутствуют интересы российских ТНК и разведки. И, отчасти используя эти базы, Кремль намеревается дать бой Белому дому прямо в южном подбрюшье Соединенных Штатов.

Если бы это были инсинуации желтой прессы, то можно было бы - невзирая на тяжелый политический климат в округе Колумбия - отнестись к такому предположению с юмором. Однако с этими тезисами выступил на площадке влиятельного (особенно в нынешней администрации) Джеймстаунского фонда не кто иной, как советник президента по национальной безопасности Герберт Макмастер.

Генерал, занимающий в правительстве США должность, аналогичную украинскому секретарю СНБО, заявил, что у Вашингтона вызывают все возрастающее беспокойство «высокотехнологичные кампании по подрывной деятельности», которые российские власти проводят в разных концах света. С помощью своей «изощренной пропагандистской кампании», считает генерал, Москва стремится «повлиять» на исход президентских выборов в Мексике, и первые признаки такого вмешательства уже можно увидеть в президентской кампании.

Мексиканская ставка Кремля

Слова советника, чьи отношения с Трампом довольно противоречивы, не остались гласом вопиющего в пустыне. Так, член палаты представителей от штата Техас демократ Генри Квейар уже призвал расследовать российское влияние на будущее мексиканское голосование. «Как ближайшим соседям, нам определенно необходимо знать, вмешивались ли или собираются вмешаться в президентские выборы русские или другие заинтересованные стороны» - заявил конгрессмен.

Примечательно, что примерно с середины правления Джорджа Буша-младшего (и неудачной попытки смещения военными Уго Чавеса) США обращали сравнительно мало внимания на происходящее в своей давней «зоне ответственности».
Добродушная подслеповатость по отношению к российской (и китайской) активности в регионе и слишком интеллектуально нагруженная, пожалуй, политика открытых рук времен Барака Обамы аукнулись дорого. С запада распускает щупальца влияния Китай, воспользовавшийся неуклюжими действиями администрации Трампа в области международной торговли на Тихом океане. С востока, возможно, остаточное, но в Венесуэле угнездившееся довольно глубоко, прокралось влияние РФ.

Но Мексика?

Формально говоря, во время недавнего визита в российскую столицу министр иностранных дел Мексики Луис Видегарай заявил, что у правительства нет никаких доказательств планов Москвы повлиять на результаты предстоящего голосования. Он также посоветовал американским чиновникам воздержаться от комментариев о выборах в его стране. Официальная позиция заслуживает внимания, но вместе с тем - учитывая низкий рейтинг дорабатывающей свой срок администрации Энрике Пенья Ньето - она может оказаться хорошей миной при не слишком убедительной игре.

По номинальному ВВП Россия и Мексика завершили 2017 г. практически одинаково, заняв 12-е и 15-е место соответственно. Совпадают они и по доходу на душу населения - 64-е и 69-е место. Когда-то и Мексика была заметным добытчиком нефти и организатором олимпиад, да только закончилось это золотое времечко падением рекордно долго правившей местной революционной институционалистской партии (1994 г.). Еще в последней трети прошлого столетия Мексику сотрясали масштабные восстания, тревожили заговоры и попытки путчей, как социально, так и криминально окрашенные. Впрочем, нечто похожее происходило и в постсоветской России.

Правда, мексиканские левые в период своего правления не ассоциировали себя с мировой социал-демократией и относились к советским проектам довольно настороженно. Мексика никогда не входила в советскую зону влияния, а говорить о заметных российско-мексиканских связях не приходится и сегодня. Ныне же, оказывается, существует распространенное мнение, что Москва может попытаться поддержать левого мексиканского политика Андреса Мануэля Лопеса Обрадора. Его шансы на победу заметно возросли после избрания в США Дональда Трампа. Считается, что он сможет лучше других кандидатов противостоять антимексиканской позиции американского президента.

Неизжитая травма

Тем не менее 13 января Лопес Обрадор, один из основных претендентов на пост президента Мексики, возмущенно опроверг утверждения о получении им иностранной помощи, в том числе от России. В свою очередь, национальный лидер правящей Институционно-революционной партии Мексики Энрике Очоа заявил, что международные СМИ "задокументировали" российские и венесуэльские интересы в поддержке Лопеса Обрадора. "Лопес получает поддержку в Венесуэле и получает поддержку от российских интересов", - приводятся слова Очоа в официальном бюллетене партии.

Обращает на себя внимание, что июльские выборы станут уже третьей попыткой Обрадора, вождя мексиканских левых, встать во главе государства. В 2012 г. он не признал победу Энрике Пеньи Ньето на выборах президента и обвинил его в покупке как минимум 5 млн голосов избирателей перед выборами. По их итогам Обрадор занял второе место, как и в 2006 г., когда он проиграл несколько десятых процента кандидату от Партии национального действия (ПНД) Фелипе Кальдерону.

12 лет назад уверенные в фальсификации выборов сторонники Обрадора даже развернули в стране так называемую «революцию кактусов» - многотысячные акции протеста против Кальдерона. Разрыв между кандидатами в президенты составил лишь 0,58% (что составляет примерно 240 тыс. голосов), при том, что после обработки 90% бюллетеней Обрадор лидировал с отрывом более чем в процент. Он отказался признавать поражение и начал требовать ручного пересчета всех бюллетеней. 16 июля в Мехико прошла демонстрация, число участников которой составляло около 1 млн человек. Еще одним способом выражения протеста стала блокада представителями оппозиции посольства Испании, продлившаяся несколько часов. Протестующие даже провозгласили Обрадора «законным президентом» страны, но с радикализацией его позиции некоторые руководители Революционно-демократической партии, а также ранее поддерживавшие его парламентарии и губернаторы стали постепенно дистанцироваться и призвали к поиску компромиссов с новым президентом Кальдероном. 29 августа 2006 г. избирательный трибунал подтвердил официальные итоги выборов.

Однако эта травма не изжита мексиканским обществом - шесть лет назад оно вернуло власть институционалистам, но нынешнему президенту не повезло с землетрясением, агрессивностью Трампа и поднявшими голову мафиозными синдикатами. Рост ВВП при Ньето тоже оказался не ахти. Мексика, хотя и является членом ОЭСР и "Большой двадцатки" и обоснованно претендует на статус фабрики для США, все шесть лет «ползет» в диапазоне роста ВВП на 1-4%. Сегодня Ньето поддерживает всего 12% избирателей, впрочем, ему-то на выборы не идти.

Назад к доктрине Монро

Примечательно, что оппозиционный Обрадор давно обтесался и, по мнению левых политических комментаторов, на самом деле выступает за сотрудничество с США и вовсе не напоминает Уго Чавеса или Николаса Мадуро.

Но если над выборами вновь встанет тень фальсификаций, прогнозирует мексиканский профессор Джон Акерман в своей статье для The Nation, оппозиция может радикализоваться. Учитывая, что побеждают в Мексике нередко простым большинством, Россия вполне может вставить ногу в дверь.

Ранее Обрадор выказывал свое уважение к США и желание сотрудничать - но это, заметим, были леволиберальные США Обамы. К тому же его поддерживает городское образованное население среднего класса, а в его программе большое место занимают инициативы для развития частного сектора и гражданского общества. Самого Акермана, впрочем, считают российским агентом влияния, а он отвечает на эти обвинения, что, по его мнению, из-за повсеместной цензуры, насилия против журналистов, государственного контроля многим мексиканским диссидентам приходится высказываться в зарубежных СМИ, таких как CNN, BBC, Deutsche Welle, France 24, Al Jazeera, Telesur и RT.

Иностранные массмедиа очень важны для Мексики, тем более что там всего два национальных телеканала, которые смотрят 90% населения. Сам же Обрадор снялся в шуточном видеоролике, где он всматривается в Атлантический океан в ожидании российской подлодки с деньгами для его кампании.

Но в Вашингтоне больше не смеются над такими роликами. Ведь мексиканские выборы пройдут на всех уровнях: на кону 3416 должностей. Россияне вполне способны выстроить определенную структуру влияния, если к лету такие задачи все еще будут ставиться в Кремле.

Опросы показывают, что сегодня у Обрадора и его партии большой перевес над ближайшими конкурентами. Его новая партия «Морена» по опросам января находилась далеко в отрыве от обеих консервативных партий. Дело не только в харизме и популярности Обрадора, но и в провалах политики властей.

Между тем один из главных советников переизбранного проамериканского президента Гондураса как раз недавно приехал в Мексику, а он известен тем, что не брезгует никакими методами, чтобы обеспечить своим клиентам победу на выборах (в общем, местный Манафорт). К тому же нынешний президент Мексики уже выбрал себе преемника - это бывший министр финансов Хосе Антонио Курибрена. Но в опросах он идет третьим после Обрадора и представителя правого центра Рикардо Анайя Кортеса, лидера Партии национального действия.

Сегодня очень трудно прогнозировать, кто, собственно, победит - до выборов долгих шесть месяцев. Но подчеркнутый интерес Вашингтона вполне объясним - холодная война-лайт с РФ и ее союзниками, перетекшая в Сирии в натуральную горячую наконец обострила инстинкт самосохранения Америки.

В администрации Трампа достаточно тихих и непубличных сторонников древней «доктрины Монро», предполагавшей невмешательство стран Европы в дела западного полушария, чтобы сделать попытку, несмотря на тяжелые отношения с Мексикой, удержать ее в сфере своего влияния. И если Владимир Путин оказался не готов умирать за сирийский Дэйр-Эз-Зор, то поклонник американских полководцев прошлого Дональд Трамп готов вновь штурмовать замок Чапультепек. Даже если его комендантом будет фаворит Путина и хозяин разгромленного в Сирии «Вагнера» повар Пригожин.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир