Мир

«Российский аргумент» против Дональда Трампа

Безоглядно используемый стандарт на отображение «второй точки зрения» позволяет выдавать манипуляцию за объективность

Фото: EPA/UPG

Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман - верный сторонник политического курса Барака Обамы, а теперь, соответственно, кандидата Хиллари Клинтон - в своем блоге на New York Times разразился критикой некоторых ключевых медиа-стандартов. Гнев публициста, которого можно идеологически отнести к левым либералам (и "новым кейнсианцам"), вызвала практика невольного подыгрывания прессы Дональду Трампу и республиканцам вообще.

Всячески уверяя читателя в том, что он не покушается на принципы журналистской работы, Кругман обращает внимание, что требование давать и другой взгляд приводит к уравниванию в сознании малоинформированного читателя неравноценных точек зрения. Неравноценных потому, что одна из них может являться продуктом совершенно лживых аргументов или откровенно ошибочных воззрений. В данном случае так называемый bothsideism ("псевдосбалансированность") играет в пользу Трампа, поскольку его оценки и мнения являются, полагает Кругман, преимущественно бесконтрольным потоком сознания, а специалисты по проверке фактов почти махнули рукой на подсчет и разоблачения случаев "так называемого вранья" в его выступлениях. Их просто чересчур много.

Кругман подчеркивает, что, во-первых, саму по себе популярность Трампа нельзя объяснить лишь искаженной картиной, создаваемой СМИ, поскольку он является во многом "конечным продуктом" долгой эволюции Республиканской партии, а во-вторых, избирателя этого кандидата, похоже, не слишком волнует истинность его утверждений. Но при этом выдержанные и преимущественно опирающиеся на некоторую существующую реальность заявления Клинтон на фоне беспочвенных инвектив Трампа выглядят, разумеется, бледнее.

Получается, что к Хиллари применяют одни стандарты, а к Дональду другие - так, если бы он был не кандидатом в президенты, а комедиантом. Эта жалоба Кругмана, несомненно, весьма обоснована - в 2000 году (в ходе кампании Буш-Гор) он написал похожую саркастическую статью против мракобесия в политической публицистике, озаглавленную "Форма Земли: у обеих сторон своя правда". 

Горькая ирония состоит в том, что большинство западных СМИ, а также международных журналистских организаций освещают российско-украинский вооруженный конфликт таким образом, что (следуя канону, который критикует Кругман) сторона агрессора якобы имеет свою правду.

Отсутствие второй точки зрения, каковое логично объясняется невозможностью подачи "представлений" серийного убийцы о деле рук его просто потому, что это опасный маньяк, чье болезненное мнение не может интересовать адекватного и благонамеренного читателя и зрителя - клеймится как манипуляция и пропаганда.

В то же время тяжело представить, чтобы британские или американские журналисты выясняли точку зрения Адольфа Гитлера или какого-нибудь эсесовского чина после того, как Великобритания и США вступили в войну против Третьего Рейха. Подобный подход очень быстро привел бы их в места не столь отдаленные, хотя отдельные оригиналы и находили убежище в нацистской Германии, "убегая из мира плутократии".

В условиях экзистенционального конфликта трансляцией мнений, взглядов и планов противостоящей стороны занимается разведка.  В какой-то степени принимается отвлеченный взгляд представителей нейтральных государств или позиция сателлитов враждебного лагеря. К сожалению, в определенной мере это явление - порочный bothsideism касается и настолько рьяно следующих пресловутому канону украинских репортеров, что они становятся жертвами профессиональной деформации. С чем в Украине был связан ряд громких скандалов, приведших к вынужденному вмешательству специальных служб и некоторому расколу (или сколу) в среде медийного сообщества.

Впрочем, в тревожные времена так происходило всегда. В конкретном случае с Кругманом примечательно другое - относительно недавно с похожих, но гораздо более завуалированных позиций выступали скорее консервативные публицисты, поддерживавшие экспансионистский курс администрации Джорджа Буша-младшего, в то время как левые демократы расценивали тот же Патриотический акт как проявление диктатуры. Заметим, что несмотря на развернутый Россией на востоке Украины кровавый конфликт, институционализации патриотизма в американской форме в нашей стране пока не произошло: действует система неформальных норм.

Однако беспокойство выдающегося экономиста указывает на невиданную на протяжении многих десятилетий агрессию и поляризацию в нынешней избирательной кампании в США - по крайней мере, при жизни ныне активных поколений. Возможно, причины этого кроются в самой личности Дональда Трампа - откровенно непростой, а может - в кризисе американского консерватизма (или, скорее партийного поколения, выражающего эти ценности), в накопившихся противоречиях в самом американском обществе. Сторонники двух кандидатов считают чужого кумира абсолютным злом - и в этом сходство ситуаций, в которой так называемая сбалансированность выглядит ничем иным, как сознательно-зловредным или наивно-преступным "шахидмобилем", пролагающим дорогу врагу.

В Европе раннего Нового времени так выглядели длившиеся десятилетиями религиозные войны, по понятным причинам отвергавшие саму мысль о двух истинах - истинность одного символа веры автоматически опровергает другой (собственно, ответственные богословы и до сих пор так считают - но до некоторого предела скрывают этот простой тезис за политической корректностью). Между прочим, прекращение религиозных войн благодаря Вестфальскому миру 1648 года предполагало разделение земель Священной римской империи по Аугсбургскому принципу - cujus regio, eius religio (чья земля - того и вера).

Похоже, никакого другого исхода не предполагает и российско-украинский конфликт, являющийся в своей основе драмой нападения архаичного московского царства на прогрессивную украинскую республику, а соответственно - войной ценностей. В Америке президентские выборы часто называют управляемым и бескровным гражданским конфликтом, и хочется верить, что и в этот раз (опасения Кругмана вполне понятны) он не выйдет за традиционные рамки.  Поэтому, думается, институциональная система США выдержит этот удар первобытной стихии "человека массового". Когда-нибудь и на восток Европы вернутся доброхотские каноны "объективной" журналистики, обсуждающей нюансы отношения к животным, содержащимся в перестроенном к тому времени киевском зоопарке. Но это будет еще очень нескоро.