Мир

"Училка из Флориды" объединила постсоветское пространство

То, что где-то на земном шаре закон одинаков для женщин и мужчин, — выше нашего понимания

Фото: FROMPO.COM

Процесс над Дженнифер Фихтер - преподавательницей Аэрокосмической академии во Флориде, осужденной на 22 года за соблазнение 17-летних учащихся, вызывает ассоциации то с процессом над салемскими ведьмами, то с "Обществом мертвых поэтов". Жестокость и своенравие детей, жестокость и своеволие их родителей, довлеющее пуританство, абсурдность обвинений, эмоциональность, непомерная жестокость наказания и сомнения в том, была ли вообще вина и в чем она - и вот вам новый сюжет для Чака Паланика. Мальчишки волочатся за преподавательницей, которая совсем "не против". Но тут мамаша читает СМС и понимает, что ее мальчик - уже не мальчик. Суд. Каждый участник процесса - и сама система в целом - терзаются собственными проблемами и комплексами и терзают окружающих. Подсудимую совершенно откровенно на протяжении всего суда превращают в козла отпущения - даже не особо скрывая. Приговор в результате больше похож на показательную порку.

А даль­ше са­мое ин­те­рес­ное - ре­ак­ция за­ла. Зал друж­но-за­учен­но кри­чит "фу!" Вер­нее, "фу-у-у!" кри­чит рус­ско­языч­ная часть за­ла - та, ко­то­рая о пе­ри­пе­ти­ях сю­же­та узна­ет вви­ду язы­ко­во­го ба­рье­ра не не­по­сред­ствен­но, а в ин­тер­пре­та­ции оте­че­ствен­ных СМИ. При­чем - ин­те­рес­ная де­таль - вро­де бы на­учив­шись филь­тро­вать но­во­сти об Укра­и­не, мы (да и дру­гие оскол­ки им­пе­рии), по-преж­не­му чер­па­ем све­де­ния об осталь­ном ми­ре че­рез крем­лев­ские "ха­бы".

Кавказская пленница

Ис­то­рия со сва­дьбой на­чаль­ни­ка ОМВД Рос­сии по Но­жай-Юр­тов­ско­му райо­ну Чеч­ни На­жи­да Гу­чи­го­ва и 17-лет­ней де­вуш­ки Лу­и­зы (Хе­ды) Гой­ла­бие­вой вы­зва­ла скан­дал по не­сколь­ким при­чи­нам. Во-пер­вых, Гу­чи­гов, по дан­ным жур­на­ли­стов, по­ста­вил ро­ди­те­лям де­вуш­ки уль­ти­ма­тум: или она идет за не­го до­бро­воль­но, или же он за­би­ра­ет ее си­лой. Ми­ли­цей­ский на­чаль­ник, поль­зую­щий­ся по­кро­ви­тель­ством фак­ти­че­ско­го хо­зя­и­на Чеч­ни Рам­за­на Ка­ды­ро­ва, вы­ста­вил по­сты по все­му се­лу во из­бе­жа­ние по­бе­га де­вуш­ки. Во-вто­рых, ока­за­лось, что Гу­чи­гов уже же­нат, а Гой­ла­би­е­ву хо­чет взять вто­рой же­ной - во­пре­ки за­ко­но­датель­ству РФ. При­чем что ин­те­рес­но: хор го­ло­сов в за­щи­ту мо­но­га­мии в рос­сий­ском по­ли­ти­ку­ме стран­ным об­ра­зом смолк. Да­же скан­даль­но из­ве­ст­ная де­пу­тат Гос­ду­мы Еле­на Ми­зу­ли­на, при­зы­вав­шая к "уго­лов­ке" за мно­го­жен­ство, вдруг успо­ко­и­лась. А шеф от­де­ла РПЦ по свя­зям с об­ще­ствен­но­стью Все­во­лод Ча­п­лин во­об­ще отож­де­ствил про­тив­ни­ков "тра­ди­ци­он­ной для Чеч­ни по­ли­ги­нии" с за­щит­ни­ка­ми од­но­по­лых бра­ков. В-тре­тьих, по рос­сий­ским за­ко­нам Гой­ла­би­е­ва не­со­вер­шен­но­лет­няя. На мо­мент сва­тов­ства ей бы­ло 16 лет, сей­час - 17. Тем не ме­нее, Ка­ды­ров (кста­ти, в 2012 г. осо­бо за­пре­тив­ший бра­ки с не­со­вер­шен­но­лет­ни­ми - буд­то норм РФ не­до­ста­точ­но), лич­но одоб­рил этот со­юз.

Это про­сто ка­кое-то ре­тро. Ка­за­лось бы, "Сан­ты-Бар­ба­ры" и "Про­сто Ма­рии" дав­но вы­тес­не­ны из рос­сий­ско­го эфи­ра "оте­че­ствен­ным про­из­во­ди­те­лем" - а тут на те­бе, все сно­ва сопе­ре­жи­ва­ют ка­кой-то за­пла­кан­ной аме­ри­кан­ке. И это ес­те­ствен­но - зри­тель все­гда на сто­ро­не го­ни­мых. Сно­ва су­дят о по­ступ­ках и ма­не­рах лю­дей дру­гой куль­ту­ры со сво­ей ко­ло­коль­ни: и об­суж­да­ют, и осуж­да­ют до хри­по­ты, до дра­ки. На то и ис­кус­ство - оно по­мо­га­ет нам ре­шать свои внут­рен­ние про­бле­мы.

В ка­че­стве пси­хо­те­ра­пев­та Аме­ри­ка не­за­ме­ни­ма для рос­си­ян. На ее при­ме­ре они ви­дят, что оста­ют­ся со­вер­шен­но чуж­ды­ми цен­но­стям и взгля­дам, ко­то­рые там при­ня­ты, при­чем "на­ши - луч­ше". Но вме­сте с тем это же при­хо­дит­ся го­во­рить и о дру­гих пост­со­вет­ских стра­нах. К при­ме­ру, в укра­ин­ском и бе­ло­рус­ском сег­мен­тах со­ци­аль­ных се­тей со­чув­ствия к "не­счаст­ной учил­ке" и воз­му­ще­ния на­ка­за­ни­ем бы­ло ни­чуть не мень­ше. В этом кон­тек­сте есть на­ше об­щее со­вет­ское "мы" и за­оке­ан­ское "они". Им­пе­рия про­дол­жа­ет су­ще­ство­вать не толь­ко в ин­фор­ма­ци­он­ных по­то­ках, но и в ми­ро­воз­зре­нии, эти­ке, от­но­ше­нии к пра­во­су­дию.

В качестве психотерапевта Америка незаменима для россиян. На ее примере они видят, что остаются совершенно чужды енностям и взглядам, которые там приняты, причем "наши - лучше". Но вместе с тем это же приходится говорить и о других постсоветских странах

На­при­мер, нам аб­со­лют­но не по­нят­но, по­че­му ма­ма 17-лет­не­го пар­ня так опе­ка­ет свое ча­до и как она мо­жет его за­ста­вить сви­де­тель­ство­вать про­тив жен­щи­ны, с ко­то­рой он спал. За­чем она до­во­дит при­сут­ствую­щих на про­цес­се ед­ва не до слез рас­ска­зом о том, как "он от нее от­да­лил­ся" и как она "не мог­ла до не­го до­сту­чать­ся". Это же про­сто "жи­тей­ское де­ло". С на­шей точ­ки зре­ния - смеш­но, ей-Бо­гу. 17 лет - это маль­чик? Он все еще под ма­те­рин­ской юб­кой? Кур­сант Аэро­кос­ми­че­ской ака­де­мии?! Нет, нам это­го не по­нять. Ведь де­ло не в не­са­мо­сто­я­тель­но­сти - не­отъ­ем­ле­мой чер­те со­вет­ско­го че­ло­ве­ка лю­бо­го воз­рас­та. А в том, ко­го счи­тать "до­ста­точ­но взрос­лым" и для че­го. Де­ти взрос­ле­ют тем быст­рее, чем ни­же со­ци­аль­ный уро­вень. В Аф­ри­ке в де­сять уже во­ю­ют, на­при­мер. А в США до два­дца­ти мож­но оста­вать­ся под­рост­ком. Со все­ми вы­те­каю­щи­ми - с ро­ди­тель­ской опе­кой вклю­чи­тель­но. И, кста­ти, children abuse в США - про­сто ме­сто стра­сти. На­рав­не (а ме­ста­ми и вы­ше) с taxes. Две ос­нов­ные те­мы раз­го­во­ров аме­ри­кан­цев и са­мые бес­про­иг­рыш­ные те­мы в СМИ.
И это для нас то­же не­по­нят­но - и ка­са­тель­но де­тей, и ка­са­тель­но на­ло­гов.

Так вот, для рос­си­ян (и не толь­ко для них) 17 - это впол­не взрос­лость. Те, кто воз­му­щал­ся не­дав­ней че­чен­ской сва­дьбой 17-лет­ней де­вуш­ки с 56-лет­ним на­чаль­ни­ком ОМВД, те­перь са­ми мо­гут убе­дить­ся, как аб­сурд­на их по­зи­ция. И "на­ше - луч­ше", по­то­му что у нас в ре­зуль­та­те - сва­дьба и лез­гин­ка, как в сказ­ках про "Зо­луш­ку", а у них - кра­си­вая жен­щи­на (Зо­луш­ка?) от­прав­ля­ет­ся в тюрь­му вся в сле­зах. Ну и ко­то­рая Ро­ди­на по­сле это­го - мать, а ко­то­рая - ма­че­ха? По­чув­ствуй­те раз­ни­цу...    Не ис­клю­че­но, что мно­гие из тех рос­си­ян, ко­то­рые, не­смот­ря на все уси­лия СМИ, до­воль­но хо­лод­но от­ре­а­ги­ро­ва­ли на "счаст­ли­вый" фи­нал че­чен­ской ис­то­рии, раз­ни­цу по­чув­ству­ют и оце­нят. Сва­дьба луч­ше, чем тюрь­ма, с точ­ки зре­ния нор­маль­но­го обы­ва­те­ля. И ес­ли пра­виль­но за­дать во­прос - мол, ли­бо так, ли­бо так - то от­вет оче­ви­ден.

И ни­кто не за­ду­ма­ет­ся над глав­ным сов­па­де­ни­ем этих двух ис­то­рий. Тут ведь не про­сто кто-то "ста­рый" пе­ре­спал с кем-то "мо­ло­дым". Важ­но то, что это сде­лал кто-то, имею­щий власть. Тут раз­ни­ца на­чи­на­ет чув­ство­вать­ся со­всем ина­че. "Че­чен­ская сва­дьба" ока­за­лась ед­ва ли не те­ра­пев­ти­че­ским ис­хо­дом для пост­со­вет­ско­го об­ще­ства - по­то­му что все мы зна­ем, что с при­гля­нув­шей­ся де­воч­кой пре­ста­ре­лый на­чаль­ник ОМВД мог по­сту­пить и го­раз­до ху­же. А он - же­нил­ся. Бла­го­род­ный че­ло­век! То есть она еще и "спа­си­бо" ему за­дол­жа­ла.

По­доб­ные рас­суж­де­ния, в свою оче­редь, по­ка­жут­ся ди­ко­стью аме­ри­кан­ско­му обы­ва­те­лю. Для не­го оче­вид­но, что жест­кость при­го­во­ра Фих­тер ос­но­ва­на не толь­ко на том, что ее парт­не­ры не до­стиг­ли "воз­рас­та со­гла­сия" - 18 лет по та­мош­ним за­ко­нам. Но и на том, что она бы­ла пре­по­да­ва­те­лем - че­ло­ве­ком, об­ле­чен­ным вла­стью. Она бы­ла в со­стоя­нии их "при­ну­дить". Я не знаю, есть ли ка­кая-то ре­аль­ная власть у пре­по­да­ва­те­ля ан­глий­ско­го язы­ка в Аэро­кос­ми­че­ской ака­де­мии - для ме­ня оче­вид­но толь­ко то, что она не­со­по­ста­ви­ма с вла­стью на­чаль­ни­ка ОМВД в Чеч­не. Но для аме­ри­кан­ца до­ста­точ­но то­го, что эта "власть" есть. Во­прос "кто за кем во­ло­чил­ся?" те­ря­ет ак­ту­аль­ность - кто бы ни был ини­ци­а­то­ром бли­зо­сти, она со­дер­жит эле­мент при­нуж­де­ния. Что не­до­пу­сти­мо во­об­ще, а в от­но­ше­нии не­со­вер­шен­но­лет­не­го тем бо­лее.
Кста­ти, за­щит­ни­ки при­го­во­ра в пост­со­вет­ском ме­диапро­стран­стве рас­суж­да­ют в по­хо­жем клю­че. Вы бы, мол, хо­те­ли, что­бы ва­шу дочь со­блаз­нил учи­тель? Или, спра­вед­ли­во­сти ра­ди, пре­по­да­ватель в ин­сти­ту­те? Но тут за­щит­ни­ки до­сти­га­ют пря­мо про­ти­во­по­лож­но­го эф­фек­та - их осмеи­ва­ют. По­то­му что, хо­тим мы то­го или не хо­тим, у нас это про­ис­хо­дит сплошь и ря­дом.

И это не ста­но­вит­ся пред­ме­том рас­сле­до­ва­ния. У нас об этом пи­шут в руб­ри­ке "жи­тей­ские ис­то­рии", а не "кри­ми­наль­ная хро­ни­ка". В шко­ле, учи­ли­ще и уни­вер­си­те­те толь­ко на мо­их гла­зах это про­ис­хо­ди­ло не­од­но­крат­но. В од­ном слу­чае - кста­ти, школь­ном - все за­кон­чи­лось бра­ком. В дру­гом - учи­лищ­ном - брак "имел ме­сто быть", но им все не за­кон­чи­лось (кста­ти, толь­ко в этом слу­чае по­ве­де­ние пре­по­да­ва­те­ля бы­ло при­зна­но "амо­раль­ным" и его вы­ну­ди­ли уво­лить­ся). Во всех про­чих слу­ча­ях, не­смот­ря на то что эти от­но­ше­ния раз­ви­ва­лись у всех на гла­зах, ни­кто не спе­шил "при­ни­мать ме­ры". Де­ло не до­хо­ди­ло ни до загса, ни до су­да (вклю­чая то­ва­ри­ще­ский), ни да­же про­сто до раз­би­тых морд.

Все оста­ва­лось "лич­ной про­бле­мой" или, в луч­шем слу­чае, "лич­ным де­лом". Ес­ли дев­чон­ки под­да­ва­лись со­блаз­ни­те­лю - они "са­ми ду­ры". И это луч­ше скрыть - как вся­кую соб­ствен­ную глу­пость. Без­за­щит­ность, по­ки­ну­тость че­ло­ве­ка, чьей глу­по­стью/не­опыт­но­стью кто-то ци­нич­но вос­поль­зо­вал­ся, очень от­ли­ча­ет на­шу пра­во­вую куль­ту­ру от аме­ри­кан­ской. Мы по-преж­не­му под­спуд­но уве­ре­ны в том, что ес­ли кто-то лох, то по­де­лом ему. Ока­жись Джен­ни­фер Фих­тер жерт­вой - на­при­мер, из­на­си­ло­ван­ной кем-то из уха­же­ров, - в пост­со­вет­ском ме­диа­про­стран­стве она не на­шла бы та­кой под­держ­ки. Зло­дей­ства вы­зы­ва­ют у нас страх, жерт­вы - пре­зре­ние.
Но в на­шем вос­при­я­тии фло­рид­ской ис­то­рии есть еще од­но ис­ка­же­ние - ген­дер­но­го тол­ка. То, что ви­нов­ной по "сек­су­аль­но­му де­лу" ока­за­лась жен­щи­на, сби­ва­ет все при­це­лы. Ну лад­но, ес­ли бы это был лу­ка­вый дядь­ка, ко­то­рый мо­ро­чил де­воч­кам го­ло­в­ки Кан­том, а по­ка они раз­мыш­ля­ли над апри­о­ри, он под юбоч­ки за­гля­ды­вал. Но жен­щи­на трид­ца­ти цве­ту­щих лет! Нет. Ни­как не­воз­мож­но при­знать этих маль­чи­шек по­стра­дав­шей сто­ро­ной. В на­шей тра­ди­ции - ни­как.

Впро­чем, тут оп­ти­ка со­всем от­би­ва­ет­ся от рук. Часть наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­ных в сво­ем ген­дер­ном аб­со­лю­тиз­ме ком­мен­та­то­ров счи­та­ет, что "бед­ную Джен­ни" долж­ны по­жа­леть про­сто по­то­му, что она жен­щи­на. И все бы­ло бы пре­крас­но, ес­ли бы те же ком­мен­та­то­ры еще не­сколь­ко лет на­зад не кри­ча­ли один гром­че дру­го­го о том, что пре­ступ­ле­ние Пус­си Райот тем бо­лее мерз­кое, что со­вер­ше­но жен­щи­на­ми. То есть, со­вер­ши панк-мо­ле­бен кур­сан­ты мос­ков­ско­го лет­но­го учи­ли­ща, от­де­ла­лись бы пя­тью сут­ка­ми гаупт­вах­ты - и ни­кто не воз­ра­жал бы. Но дев­ки! "Дву­шеч­ка" на зо­не - и то ма­ло.

Кремль прикрылся американкой

Одной из причин превращения Дженнифер Фихтер в звезду российских медиа стал проходящий одновременно с ее процессом суд над российским учителем, освещение которого сочли не соответствующим интересам ни властей, ни общественности. Он не соблазнял учеников, не склонял к сожительству и не соглашался, когда склоняли его. В каком-то смысле он поступал хуже - он "изменял родине". А родина - дама ревнивая. Она такого не прощает.
13 июля должен быть оглашен приговор поэту Александру Бывшеву, учителю Кромской средней школы, автору нашумевшего стихотворения "Украинским патриотам". Сти-хотворение в поддержку Украины было написано и опубликовано в соцсетях вскоре после российской оккупации Крыма. Экспертиза признала стихотворение "экстремистским материалом", прокуратора возбудила против поэта дело "за разжигание вражды", самого Бывшева отстранили от преподавания на том основании, что учитель "должен воспитывать в учениках патриотизм, а не критиковать решения власти". И если процесс над Фихтер называют "охотой на ведьм", то как назвать процесс над Бывшевым? Этот явный рецидив советского правосудия. С его незабвенным "осуждением со стороны общественности", под копирку писанными "показаниями свидетелей", педсоветами, выносящими строгий выговор под диктовку присутствующего тут же представителя прокуратуры. С "экспертизой на экстремизм", выдержанной в духе кондовой советской литературной травли.
Но судьба американской учительницы, которая переспала со своими студентами, волнует россиян гораздо больше, чем судьба Александра Бывшева. Во всяком случае петиция в ее защиту в России уже активно подписывается, а вот о петиции в защиту Бывшева пока не слышно. Зато российские пропагандисты могут поставить себе жирный плюсик. Одним хорошо раскрученным сюжетом про "бедную Дженни" они убили такое количество зайцев, что можно и на лаврах отдохнуть.

То, что где-то на зем­ном ша­ре за­кон оди­на­ков для жен­щин и муж­чин - вы­ше на­ше­го по­ни­ма­ния. И да­же не по­то­му, что мы та­кие "не­ген­де­ри­сты". Мы про­сто не ве­рим в то, что пе­ред за­ко­ном мо­гут быть рав­ные. Впро­чем, ес­ли че­чен­ская сва­дьба бы­ла те­ра­пев­ти­че­ским фи­на­лом для рос­си­ян, при­го­вор Фих­тер - та­кой же те­ра­пев­ти­че­ский ис­ход для аме­ри­кан­цев. Бо­га­тые ведь, как из­вест­но, то­же пла­чут. Им то­же бы­ва­ет труд­но сов­ме­стить ре­аль­ное с иде­аль­ным. В част­но­сти, дет­скую все­доз­во­лен­ность - рас­про­стра­ня­е­мую на по­ло­возре­лых соп­ля­ков - и все еще ме­ста­ми пу­ри­тан­ские нор­мы, до­влею­щие над об­ще­ствен­ным со­зна­ни­ем. Вве­сти жест­кое де­ле­ние на "секс для де­тей" и "секс для взрос­лых" и тща­тель­но сле­дить, что­бы они не пе­ре­се­ка­лись - за­да­ча по­чти без­на­деж­ная. Осо­бен­но там, где план­ка взрос­ло­сти за­вы­ше­на.

По­это­му ис­то­рия с при­го­во­ром Фих­тер и для США, ско­рее все­го, экс­цесс. На­ко­пив­шие­ся про­ти­во­ре­чия долж­ны бы­ли най­ти вы­ход в ка­ком-ни­будь ри­ту­аль­ном из­би­е­нии. 22 го­да тюрь­мы учи­тель­ни­це "за секс" - са­мое оно для стра­ны, в ко­то­рой еще не­дав­но за секс с под­чи­нен­ной и лже­сви­де­тель­ство не ка­кой-ни­будь учи­тель, а пре­зи­дент стра­ны от­де­лал­ся штра­фа­ми и об­ще­ствен­ным по­ри­ца­ни­ем, где ты мо­жешь уже слу­жить в ар­мии - но­сить ору­жие, уби­вать и уми­рать - но пи­ва те­бе не про­да­дут, где сло­ва об ав­то­ри­те­те (учи­те­ля, да и про­сто взрос­ло­го) - фик­ция, но все еще весь­ма по­чи­та­е­мая.

Од­на­ко, про­дол­жая ана­ло­гию с са­лем­ским про­цес­сом, от ко­неч­но­го ре­зуль­та­та про­цес­са фло­рид­ско­го все еще мож­но ожи­дать ка­ких-то важ­ных пре­це­ден­тов, ко­то­рые вер­нут пра­во­су­дию чув­ство ре­аль­но­го. В слу­чае, ес­ли бу­дет по­да­на апел­ля­ция, ад­во­ка­ты най­дут пра­виль­ные сло­ва, а су­дья ока­жет­ся ме­нее эмо­цио­наль­ным. Но это уже вряд ли за­ин­те­ре­су­ет пост­со­вет­скую ауди­то­рию.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 13 июля 2015 г. (№ 28/738)