Мир

100 дней перезагрузки: Какую страну строят Порошенко и Яценюк

Петр Порошенко и Арсений Яценюк не могут жить друг без друга. Сегодня сложилась такая ситуация, что обвал рейтинга одного политика может привести к обвалу рейтинга и второго. О взлетах пока речь не идет

Если говорить о нынешнем правительстве, то его сто дней будут отмечаться 12 марта. Если о парламенте - 7 марта. Если же за точку отсчета брать выборы в Верховную Раду, то 100 дней миновали еще 3 февраля. Нелишне напомнить, что первоначальный вариант коалиционного соглашения был обнародован уже через два дня после выборов. Всем было понятно, что теперь, по крайней мере до следующей парламентской кампании, будущее страны определяют две политические силы: Президент вместе с его партией Блок Петра Порошенко и премьер Арсений Яценюк с его "Народным фронтом". Они, словно сиамские близнецы, не могут обойтись друг без друга. Поэтому у них оставался только один выход: действовать объединенными усилиями.

Главным разочарованием прошедших ста дней стало проявленное обеими этими силами неумение и нежелание договариваться и затем соблюдать договоренности. Именно из-за этого Украина все больше, уже даже критически запаздывает в борьбе с коррупцией и в проведении реформ. А если что-то все же делается, то благодарить за это нужно скорее Евросоюз и западных кредиторов, которые не удовлетворяются обещаниями и, прежде чем предоставлять средства украинской власти, требуют показать реальные результаты.

Причина низкой договороспособности обеих властных команд заключается даже не во взаимном недоверии или отсутствии взаимопонимания, а в том, что обе они боятся показаться слабыми. Словно сила - это когда ты отжимаешь у партнера какие-то полномочия, должности, компетенции. И когда, глядя на это, перед тобой дрожат депутаты, мэры, бизнесмены и журналисты.

Эта боязнь показаться слабыми проистекает из неуверенности в себе, оборотная сторона которой - излишняя самоуверенность. К сожалению, и президентской, и премьерской команде недостает подлинной силы. Такая сила чувствуется сразу и не нуждается в доказательствах в виде чьих-то прогибов и унижений.

По-настоящему сильный политик не боится называть вещи своими именами и говорить о реальном положении дел, каким бы плохим оно ни было. Он не боится проводить реформы, какими бы они ни были болезненными, как и не боится ответственности за них.

А не боится он потому, что умеет продавать будущее. Это прежде всего означает, что он чувствует и осознает, каких реальных целей можно достичь в ближайшие месяцы, годы и десятилетия. И кроме того, он должен искренне и сильно желать этих положительных сдвигов - иначе не получится воодушевить сограждан. Когда политик умеет продавать будущее, его союзником оказывается само время. В этом отношении украинские политики пока явно слабее своего народа, который уверен в себе и не сомневается, что победит.

Какую страну строят Порошенко и Яценюк

Несмотря на участившиеся разногласия между Петром Порошенко и Арсением Яценюком, что пока особо не выходит в публичную плоскость, и президентская, и премьерская команды едины в одном - о нужных Украине радикальных преобразованиях можно долго и нудно говорить. В политических кулуарах уже даже шутят, что скоро Президент и премьер совместно инициируют создание нового министерства, главной задачей которого станет собирание всех реформаторских идей с последующим их обязательным, но безрезультатным общественным обсуждением и благополучным препровождением в никем и никогда после не открываемый долгий ящик. По сути, в стране не находится тот пресловутый "камикадзе", кто решил бы на себя взвалить конкретный реформаторский труд, не опасаясь политически сжечь себя в случае его неудачного осуществления.

Похоже, окружение Порошенко склоняет его к тому, чтобы он поставил перед собой цель стать неким "добрым царем", который всегда находится над схваткой. Впрочем, в такой парадигме жили все без исключения его предшественники в президентском кресле на протяжении 23 лет украинской независимости, заложившей основы нынешнего, насквозь пропитанного коррупцией и неэффективностью, государственного организма. В принципе, именно этим воспользовался Путин, начав гибридную войну против "несостоявшегося" (в его понимании) государства. Так что и дипломатическое искусство, и военное мастерство без глобальных внутриукраинских изменений правил игры достижению полной победы над врагом вряд ли помогут. Тем более что для успешного внедрения "стратегии лягушачьего прыжка", как называет выход на траекторию стабильного развития и быстрое сокращение отставания от стран "золотого миллиарда" известный украинский историк Ярослав Грицак, политическая воля элиты является ключевым условием.

Украина четко взяла за основу так называемый аргентинский сценарий. Суть его проста - ничего структурно не менять, зато усердствовать в имитации популярного в народе раскулачивания олигархов

Что же касается Яценюка, то, возможно, он также размышляет о "стратегии лягушачьего прыжка", но не сейчас, а в будущем. Премьер абсолютно уверен в своей победе на будущих президентских выборах, которые, как он считает, будут внеочередными, и именно этому подчинено все его текущее политическое поведение. Выбрана временная стратегия выживания вместо проведения реформ в ущерб рейтингу. Собственно, временщики на кардинальные преобразования никогда и не шли. Их задача - приспосабливаться к внешней среде путем создания видимости внутри нее бурной деятельности.

Собственно весь этот поведенческий набор власть имущих заставляет нас думать, что Украина четко взяла за основу так называемый аргентинский сценарий. Суть его проста - ничего структурно не менять, зато усердствовать в имитации популярного в народе восстановления социальной справедливости. Для чего обычно даже проводится публичное "раздевание" толстосумов. Само собой, новый собственник доставшихся "на халяву" активов (будь им либо государство, либо кто-то из своих) априори не способен к эффективному управлению ими, и в таких условиях о благоприятном инвестиционном климате в стране вообще не может быть и речи. Однако любые вопросы по поводу дальнейшего экономического проседания, которое становится хроническим явлением, ниве­лируются ожиданиями нового персонального раскулачивания для спасения широких масс от бедности.

Фото: УНИАН

Как показывает аргентинская практика, а там это называется хустисиализм (исп. justicia - справедливость), вести такие разговоры в пользу бедных благодаря целой плеяде пламенных ораторов-демагогов из Хустисиалистской партии (начиная от ее основателя, диктатора Хуана Перона и заканчивая нынешним президентом Аргентины Кристиной Фернандес де Киршнер) можно целыми десятилетиями. Правда, время от времени необходимо отвлекаться на очередной дефолт "по вине империалистов из "золотого миллиарда", а также выпускать пар из "маршей пустых кастрюль" с помощью посадки в тюрьму "особо отличившихся". Как это случилось, например, с аргентинским экс-президентом и видным хустисиалистом Карлосом Менемом.

Безусловно, в таких условиях говорить о каких-то серьезных финансовых вливаниях в экономику Аргентины вообще бессмысленно, тем более что тот же МВФ уже научен горьким опытом всем известного аргентинского экономического кризиса 2001 г., когда Буэнос-Айрес отказался выполнять долговые обязательства на сумму $93 млрд.

Но вернемся к украинским реалиям, в которых внешние заимствования также имеют основополагающее значение, однако без старта полноценных реформ никто на Западе нам денег не даст, а МВФ окажет финансовую помощь ровно настолько, насколько Украине предстоит погасить текущие долги перед этой уважаемой международной организацией. Украинской власти впору уже перестать прятать голову в песок, пичкая общественность экстравагантными реформаторскими идеями, нереалистичными макропрогнозами и другими завышенными ожиданиями. Через год после победы Революции достоинства и Банковой, и Кабмину наконец-то стоит научиться вести с народом честный диалог, а не прикрываться абстрактными призывами о необходимости "затянуть пояса". Украинцы в основной своей массе испытывают мощнейший патриотический подъем, поэтому готовы многим пожертвовать, если им предоставят четкий пошаговый алгоритм спасительных действий. В противном случае накопившиеся разочарования, усталость от войны и другие негативные факторы рано или поздно, но обязательно будут использованы нашими врагами как против представителей нынешней украинской власти, так и во вред всей стране.

"Аргентинский социализм" в действии

С 2007 г., когда нынешнего президента Аргентины Кристину Фернандес де Киршнер впервые избрали главой государства, инфляция составляет 8-11% в год, но виноваты в этом "ненасытные предприниматели", а правительство регулярно проводит переговоры с торговыми сетями, увещевая их заморозить цены хотя бы на продукты. В 2008 г. Аргентина на­ци­онализировала Aero­li­ne­as Argentinas испанской Grupo Mar­sans под предлогом увеличения эффективности внутренних авиаперевозок, однако годовые убытки компании теперь дотягивают до $1 млрд, что ложится непосильной ношей на госбюджет. В 2012 г. из-за превышения в Аргентине импорта нефти и газа над экспортом был национализирован контрольный пакет акций (51%) нефтяной компании YPF испанской Repsol, и уже в следующем году превышение стало еще большим, а цены на бензин выросли на 40%.

100 дней перезагрузки: Парламент научился не вредить
100 дней перезагрузки: Кабминовские шаг назад и два вперед
100 дней перезагрузки: Почему заглохла люстрация
100 дней перезагрузки: Печатный станок убил гривню
100 дней перезагрузки: Гонтарева хочет оставить в живых не больше 15 банков
100 дней перезагрузки: Мечты о сильном МИДе
100 дней перезагрузки: Министр социальной политики о пенсионной реформе в Украине
100 дней перезагрузки: Почему Минюст отказывается от 70 млрд
100 дней перезагрузки: Энергетика не заметила потери Крыма

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за март 2015 (№3/428)