Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Банкиры" под прикрытием. Орбан позволит Кремлю свить в Будапеште новое шпионское гнездо

Среда, 20 Марта 2019, 08:00
Москва все чаще использует бизнес как площадку и прикрытие для ведения разведывательной и диверсионной деятельности

Развязанная Россией еще в 2008-м, а может, и раньше, гибридная война в своей активной фазе нуждается в расширении инструментария, в том числе посредством старых-новых методов. Составляющей такой войны, как известно, является деятельность российских спецслужб. И если раньше дипломатическое прикрытие было эффективно, то после череды провалов оно таковым более не может быть. Так что Кремлю пришлось адаптироваться и пересмотреть свои подходы. И в дополнение к армии "атташе", "послов", "секретарей", "советников" происходят метаморфозы с российским бизнесом. Более нельзя с твердой уверенностью говорить, что компания из РФ - это лишь компания, а не прикрытие для шпионов. Новую тенденцию прекрасно отражают несколько журналистских расследований, а также доклад одной из европейских спецслужб.

The New York Times 18 марта опубликовала материал, посвященный Международному инвестиционному банку (МИБ), созданному в СССР еще в 1970 г. С развалом Союза банк захирел, но возродился благодаря чуткому руководству президента РФ Владимира Путина. Хозяин Кремля осознал, какие разноплановые дивиденды может принести Москве данная структура. Главный офис МИБ находится в столице России, а с 2015 г. учреждение обзавелось региональным отделением в Европе - в Братиславе. Страны - члены МИБ (по доле в оплаченном капитале): Россия, Болгария, Венгрия, Чехия, Словакия, Румыния, Куба, Вьетнам, Монголия. Ключевыми продуктами МИБ, как уверяет банк, являются: поддержка экспортно-импортных операций, проектов по модернизации существующей инфраструктуры; кредитование малого и среднего бизнеса через финансовых посредников (банки, агентства, лизинговые компании); торговое и проектное финансирование; документарные продукты; инвестиции в капитал, инвестиции в фонды. Уставной капитал невелик - 1,3 млрд евро, а активов в 2017 г. у МИБ в сумме было на 1 млрд евро. Спрашивается: Есть ли смысл обращать внимание на некий банк из подсанкционной России? Определенно есть, и NYT в своей публикации дает развернутый ответ.

Венгерский бэкдор

В этом году МИБ открывает новый филиал в Будапеште, что еще прошлым летом анонсировал министр финансов Венгрии Михай Варга. Источники американской газеты всерьез опасаются, что после обусловленного инцидентом в Солсбери оттока "кадров" из Великобритании Россия может "трудоустроить" их в столице другой европейской страны, а значит, они получат прекрасную возможность вести шпионскую деятельность против Евросоюза и НАТО. Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто уверяет, что страхи беспочвенны, ведь МИБ поспособствует "дальнейшему укреплению международных финансовых позиций Будапешта". А венгерский минфин грезит новыми возможностями для финансового и экономического сектора.

Собеседников NYT же тревожит, во-первых, что парламент Венгрии предоставил банку по сути дипломатический иммунитет от "любого контроля со стороны полиции или финансовых регуляторов". А во-вторых, собственно фигура во главе МИБ. Это выпускник МГИМО 1978 г. Николай Косов. Источники газеты напоминают, что Косов - выходец из семьи гэбистов. Отец шпионил в Будапеште в 1970-х, а его мать ранее ТАСС окрестил одной из "самых экстраординарных шпионок ХХ века". И есть все основания полагать, что Косов-сын пошел по стопам родителей. После работы атташе и секретарем, советником в посольствах в Ирландии и Великобритании, сменил профиль. Шпион - вот его альтер-эго, А бизнес-деятельность - по большей части прикрытие, которое он начал выстраивать в 2000-м, когда закончил Финансовую академию при правительстве и год спустя защитил кандидатскую диссертацию на тему "Роль всемирной торговой организации в глобализирующейся мировой экономике". Косов ушел с головой в бизнес и банковскую сферу, и в 2012 г. собственно и возглавил МИБ.

Открытие филиала этого банка из эпохи холодной войны вызывает беспокойство как в Брюсселе, чьи отношения с правительством Виктора Орбана нельзя назвать теплыми, так и в Вашингтоне, учитывая, что до недавнего времени администрация Дональда Трампа активно работала над привлечением Орбана в союзники. Если оценивать в целом последние действия Будапешта, то Белый дом мог до конца проанализировать все риски, в том числе то, насколько может быть убедительной Москва. Потому как отделение МИБ в Будапеште, критика венгерским правительством антироссийских санкций, экстрадиция торговцев оружием Владимира Любишина и Любишина-младшего в Россию вместо США; предоставление гражданства россиянам, включая семью главы СВР Сергея Нарышкина, - все это очень походит на окончательное формирование в Венгрии бэкдора для РФ в Европу, в котором Москва так отчаянно нуждается. Особенно накануне выборов в Европейский парламент. И, как видим, Кремль делает ставку на широкое использование российских компаний. Причем не только в Венгрии, но и, к примеру, в Чехии.

Виктор Орбан и Владимир Путин. Фото: Getty Images

Чешские софтоделы

За два дня до публикации NYT стало известно об использовании Россией с целью ведения кибершпионажа двух созданных ею в Праге компьютерных фирм. Согласно расследованию чешского журнала Respekt две частные компании формально занимались продажей оборудования и софта, и в то же время их работники, среди которых и россияне, и чехи, готовили хакерские атаки. Что любопытно, с "бизнесом" в связке работали "дипломаты". По данным журналистов, на авто посольства РФ в эти фирмы доставлялась техника из России. Местная кибер-ячейка, скорее всего, контактировала с аналогичными группами в других странах Европы. То есть на такой базе - бизнес + диппредставительство - была выстроена кибершпионская сеть.

Деятельность пражской ячейки была раскрыта чешскими спецслужбами еще в начале прошлого года. Тогда были задержаны несколько граждан РФ и Чехии, но подробности операции стали известны опять-таки перед выборами в ЕП - как своего рода предостережение всем европейцам. И, к слову, этой операцией, а также задержанием по подозрению в несанкционированном доступе к компьютерным системам и носителям информации в октябре восьми граждан России и Вьетнама (напомним, также является членом МИБ) чешская контрразведка дала пощечину президенту Милошу Земану, агрессивно отвергавшему заявления о шпионской сети россиян и китайцев в стране.

Водоплавающие шпики

На фоне этих расследований нельзя не вспомнить часть из недавнего доклада Департамента внешней разведки Эстонии о роли российского гражданского флота во внешнеполитической и экономической деятельности Москвы. Кремль, отмечает эстонская спецслужба, использует суда для осуществления провокаций. В частности, они заходят в территориальные воды других стран без разрешения. Это раз. Два: используются для изучения подводных коммуникаций государства-"цели". Первое позволяет сохранять достаточно высокий уровень напряженности в отношениях с той или иной страной, а второе - прямая дорога к коммуникационным диверсиям.

"Российский гражданский флот и его деятельность представляют потенциальную угрозу безопасности. Следует уделять больше внимания российским гражданским судам, ходящим под российским флагом", - писали авторы доклада. К их предупреждению относительно гражданского флота следует добавить аналогичное, касающееся безопасности ЕС, и относительно применения бизнеса как инструмента ведения гибридной войны.

Я русский шпион и горжусь этим

Соответственно, в глазах большинства европейцев едва ли не каждый российский бизнесмен будет шпионом. При таком раскладе кто же, кроме "давних партнеров" из, к примеру, Австрии, захочет вести дела с российскими компаниями, считая их шпионскими ульями? И еще один вопрос: как российский бизнес будет отмываться от этого всего, ведь когда-нибудь это все - оккупация украинских территорий и война - закончится? Или же российский шпион станет таким же равносильным стереотипом как водка, балалайка, медведи на улицах, вечная зима, грубое и хамоватое население в ушанках, и т.д.?

Весьма вероятно, что так и будет. Что бизнес, как и население, не будет пытаться в обозримом будущем улучшить свое реноме. Напротив, отдельные россияне под влиянием пропаганды будут неизмеримо горды: "Я русский шпион и горжусь этим". Предпосылки для очередного поворота в сознании информационной обработки россиян уже ранее можно было углядеть. Вспомнить хотя бы о настольной игре "Наши в Солсбери".

Это новая скрепа. Ну, как новая. История, как известно, циклична. И Россия уже переживала шпионско-патриотический бум, например, в период между Первой и Второй мировыми войнами. Во времена Сталина советская разведка была невероятно мощной и, главное, с идеологически "правильными" сотрудниками. Однако, как отметил в интервью "Радио Свобода" в 2016 г. профессор принстонской Школы исторических исследований Джонатан Хэслам (автор книги "Близкие и далекие соседи. Новая история советской разведки"), в долгосрочной перспективе Сталин допустил ошибку, поскольку полагался на "живой шпионаж" и с пренебрежением относился к криптографии, что обусловило серьезное отставание разведслужб СССР в будущем.

Второй шпионский бум пришелся уже на 1960-е, когда, по словам профессора, жители СССР увидели иностранных не бедствующих туристов, да и мифологии "совка" нанесли серьезный ущерб прошлые массовые преступления. Любопытно, что такое изменение мировоззрения привело к популяризации разведки, поскольку вместе с дипломатической работой для молодежи такая работа стала дверью на Запад. Быть шпионом было и почетно, и выгодно. И не исключено, что в вывешивающей новый железный занавес России история с шпиономанией повторится в таком ключе. Пока же руководство РФ фактически в добровольно-принудительном порядке стимулирует граждан к реализации высказывания Джона Кеннеди: "Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас, спрашивайте, что вы можете сделать для своей страны". Отождествление режима и государства, ФСБ и государства - вторично.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

 

 

загрузка...