Мир

Америка откупилась от помощи

Доверия к Украине хватает, чтобы оказывать ей необременительную финансовую поддержку, но недостаточно, чтобы всерьез ссориться с Россией

Фото: newsfiber.com

Североамериканское турне Петра Порошенко стало его личным триумфом. И - фиаско для Украины. Совокупный результат выглядит вполне удовлетворительно. Очередной кредит на $180 млн, возобновление переговоров о зоне свободной торговли, гуманитарная помощь и совместные проекты в области энергетики - от Канады. От США - дополнительные гарантии на $1 млрд плюс вероятные $100 млн помощи на стабилизацию энергетического сектора, расширение санкций против России. Во всем этом без труда читается сигнал "делай, как я", предназначенный прежде всего Евросоюзу. Но здесь, собственно, заслуга не так Киева, как Москвы. Озвученное главой минэкономразвития РФ Алексеем Улюкаевым требование юридического закрепления договоренностей с Россией при ратификации Соглашения об ассоциации было фактическим ультиматумом, подкрепленным систематическими срывами минских договоренностей. Причем этот ультиматум адресован в большей мере Западу, нежели Киеву. И Северная Америка дала на него вполне понятный ответ. Грубо говоря, в этом раскладе помощь Украине - не способ ее поддержания, а средство воздействия на Россию, причем не основное.

А собственно с поддержанием дела как раз обстоят неважно. Отказ канадцев поставлять летальные вооружения исключает возможность двойной трактовки, чего не скажешь о заявлениях их соседей. С одной стороны, возможность таких поставок прописана в проекте "Акта поддержки свободы в Украине 2014", единогласно поддержанном сенатским комитетом по внешним связям. Но этот документ еще не стал законом, а предусмотренная в нем сумма военной помощи на $350 млн выглядит, как предложение заплатить за кофе в стейк-хаусе, - такой суммы попросту не хватит для перехода на качественно новый уровень. Впрочем, это полбеды. Рекомендованный актом статус основного союзника США вне НАТО Украине (а вместе с ней упомянутым там же Молдове и Грузии) не выгорит - Барак Обама это доходчиво объяснил. Отчасти это объясняется естественным нежеланием сверх необходимого обострять отношения с Россией. Однако куда большая проблема для Киева связана с пресловутыми $350 млн, распоряжаться которыми будет американская сторона. Это своего рода индикатор доверия: его хватает для оказания не очень обременительной помощи, но еще слишком мало для всего остального.
Доверие основывается на понимании: Порошенко заговорил с американским политикумом на понятном ему языке - во всех смыслах, и это делает ему честь. Маркеры peace и freedom были, безусловно, к месту. Но остается еще ряд вопросов, без ответов на которые участие Запада в наших делах будет направлено не на поддержку Украины, а на сдерживание России. Чего на самом деле хочет Mister Poroshenko? Чего хочет украинский establishment? Чего хотят украинские элиты, да и кого ими считать? Чего хочет украинский народ? Способны ли они услышать друг друга? И чем каждый из них готов поступиться, чтобы из этих желаний сложилось общественное и политическое согласие? А главное - насколько прочным это согласие будет? Здесь речь не о сиюминутном консенсусе, а о полноценной стратегии.

Отсутствие четкой и ясной парадигмы развития и дефицит стремления реализовывать какую бы то ни было парадигму 23 года подрывали доверие к Украине. Не вернулось оно и сейчас - твердый сплав идиотизма и откровенного предательства национальных интересов на фоне агрессии этому не особо способствует. Особенно если учесть, что вести диалог с "низами" нынешние "верхи" так и не научились.

Эта театральность стала едва ли не ключевой предпосылкой успешной реализации Россией сценария гибридной войны против Украины: страна, живущая в нескольких мало связанных между собой реальностях одновременно, лишена иммунитета даже перед простейшими мифами. То же, к слову, верно и в отношении самой РФ - именно это вынуждает Кремль насаждать в российском обществе параноидальный синдром осажденной крепости. Собственно, первую гибридную войну Путин начал против своей страны - в ходе усмирения Кавказа. Отождествление мусульман с террористами, подмена слова "война" сочетанием "контртеррористическая операция", всеобщая фигура умолчания - лишь некоторые ее атрибуты.

Пока запад будет оставлять Путину шанс сохранить лицо, он им пользоваться не станет

Те же явления проявились на Западе, хоть и вследствие стремления уберечь от перегрева американский "плавильный котел" и европейский "мультикультурализм". Украина, к слову, движется тем же путем, еще более усугубляя свое положение. Война - путь обмана, как писал Сунь Цзы. Россия возвела это изречение в абсолют. Данная установка позволяет конструировать любую реальность практически с нуля. В значительной степени такое производство событий вместо их освещения объясняет успех Russia Today, который из посредственного канала, рекламирующего прелести России, мутировал в монстра с 250-миллионной аудиторией и миллиардом просмотров на YouTube. Исходя из всего этого, пункт о противодействии российской пропаганде на постсоветском пространстве, который содержится в том же акте, стоит считать ничуть не менее важным, чем положения о военно-технической помощи. Вот только на протяжении 2015-2017 гг. на эту борьбу планируется выделять по $10 млн - сущие копейки. Впрочем, гораздо хуже то, что без отказа от чрезмерной политкорректности, с одной стороны, и кулуарности - с другой - это будут деньги, выброшенные на ветер. Пока Запад будет оставлять Путину шанс сохранить лицо, он им пользоваться не станет. Пока в Украине нормой остается пренебрежительно-патерналистское отношение власти к народу (политиков - к избирателям), эффективное противостояние агрессии и восстановление страны будут невозможны.