Мир

Американский "путин". Почему Хиллари Клинтон все врет

Американскому избирателю надоели ложь, спекуляции и прочие атрибуты разрыва с реальностью, особенно ярко проявляющиеся в предвыборный период. Поэтому его тянет к Трампу

Как-то один очень уважаемый церковный владыка сказал мне в интервью, что "мы живем в довольно мужском мире, и нам придется с этим считаться". Я приняла эту реплику довольно спокойно - иные попы и владыки куда менее толерантны, они прямо говорят не "мы", а "вы" (женщины) и так же прямо - не "считаться", а "смириться". Я привыкла пропускать подобный "поповский" сексизм мимо ушей. Но вот эта "вежливая" фраза всплыла в моей памяти в самый, казалось бы, неподходящий для этого момент - в момент просмотра выступления Мишель Обамы на горячую тему "Трамп и женщины".

Должна сказать сразу - я восхищена Мишель. Ее речь производит неизгладимое впечатление, по крайней мере, на человека вне политического контекста. Ее речь - прекрасный образчик искусства риторики. Здесь все до мелочей было на своих местах - включая паузы, жесты и мимику. И даже то, что она черная. Это, пожалуй, имело самый сильный эффект: слово "рабство" не прозвучало - но оно пропитывало атмосферу, и слушатели вдыхали его и пропитывались пониманием.

Если бы можно было представить себе "Мартина Лютера Кинга для женщин" - то это вполне могла быть именно Мишель Обама. Которая красноречиво открыла глаза аудитории на то, что женщина остается в представлении Белого Мужчины вещью. Рабыней. Какие бы иллюзии мы с вами, дорогие слушатели, не питали, как бы мы ни надеялись, что "это в прошлом" - Белые Мужчины по-прежнему думают так и в любой момент готовы к реваншу.

Теперь я скажу, почему Мишель Обама - не Мартин Лютер Кинг, хотя лично я очень об этом жалею. Все погубил контекст. Тот самый, о котором мне напоминал уважаемый владыка - "мы живом в довольно-таки мужском мире - и должны с этим считаться". Черная Женщина оказалась заложницей системы, созданной Белыми Мужчинами - если она хочет быть в этой системе, она должна играть по ее правилам. А согласно этими правилам, женщины (цветные, иноверцы, инвалиды и т.д.) - всегда в той или иной мере объект. Предмет торговли. Прекрасная речь Мишель не "защитная" - "продающая". Она использовала достоинство женщин, чтобы продать публике кандидата от демократов. То, что женщинами в очередной раз "поторговали", не вина ни Мишель, ни Хиллари - таковы правила игры.

И - словно в насмешку - это как раз те правила и та игра, которые вызывают раздражение у американского избирателя. Раздражение, толкающее их к Трампу. Прекрасная речь Мишель для американцев - еще один повод голосовать за Трампа. Не потому, что "так их, баб, так их" - ни Боже мой! А потому, что надоели ложь, спекуляции и прочие атрибуты разрыва с реальностью, особенно ярко проявляющиеся в предвыборный период.

Можно увидеть парадокс в том, что избиратель, уставший и фрустированный политической системой, созданной Белыми Мужчинами, и потерявшей смысл - поскольку "Белые Мужчины мертвы", спешит голосовать за Белого Мужчину. Ничего удивительного и даже парадоксального в этом нет. Во-первых, не так мертвы Белые Мужчины, как их малюют. Во-вторых, даже если они мертвы, их образы все еще тревожат неокрепшие (или, наоборот, усталые) умы. Может, если к власти снова придет Белый Мужчина - это восстановит смысл и равновесие системы?

Такова логика мифа.

Усталость от политической системы, культивирующей разрыв с реальностью, - не наша исключительная прерогатива. Богатые, как видите, тоже плачут. Основное раздражение демократами - даже у тех избирателей, которые им симпатизируют - связано именно с тем, что "заврались".

Не в банальном понимании этого слова - хотя и не без того - но в том, что политика приобретает совершенно уж виртуальный характер. Происходит разрыв между избирателем и политикой - избиратели осознают, что политика от них не зависит. Что она существует по своим имманентным правилам, на которые ни избиратель, ни даже сама жизнь не влияют. Для нас с вами - постсоветских людей - эта мысль почти естественна, хоть и раздражает. Для американцев подобное открытие - серьезный удар. Политика существует для политиков - это их "междусобойчик", не имеющий отношения к интересам страны. Кокусы и дебаты, республиканцы и демократы - все это спектакли, щедро оплачиваемые налогоплательщиком.

Та политическая система, по которой живут страны развитой демократии, довольно стара. Это в полном смысле система Белых Мужчин. А все изменения, которые происходили с миром и обществом последнее время, не меняли сути этой системы. Все изменения, которые в ней случились - и это оказалось очень заметно благодаря Мишель Обаме - сучились на уровне языка. Их можно назвать "редакторскими".

"Мы думали, что этого больше нет. Что мы лично не столкнемся с тем, с чем приходилось постоянно сталкиваться нашим мамам и бабушкам", - говорит Мишель, имея в виду секшуал харрасмент. Вот это "мы думали" - или, лучше "не думали" - суть изменений политической системы, построенной на политкорректности. Не "толерантности" - подчеркну, а именно "политкорректности". За "толерантностью" в идеале стоят комплексные изменения в социальной психологии, толерантность меняет социальную реальность. За "политкорректностью" - только изменения языка. Искусственные.

Изменить систему языка - сделать фигурой умолчания или уклончивости неприятные проявления человеческой природы или целые социальные явления - не означает изменить ситуацию. Новояз - каким бы "софт" он ни был - это всегда искажение реальности. Или попросту ложь. Проблемы он не решит - как бы меня ни убеждали коллеги в том, что эта подмена понятий "работает" и от замены "черных" на "афроамериканцев" все только выиграли. Да, язык - мощный инструмент, и он, несомненно, работает. Но как? Каковы все последствия его "работы", включая стратегические? В каких случаях можно - и в каких нельзя ни в коем случае - прибегать к этому сильнодействующему средству? В каких случаях подмена понятий станет лекарством, а в каких приведет к интоксикации? Пристрастие к подмене понятий сродни наркотическому - она создает видимость решения проблемы. Усугубляя при этом болезнь. Проблема не осознается и не "лечится", она забалтывается. Разрыв между реальностью и "подрегулированным" языком в какой-то момент начинает плохо сказываться на мозгах. Какое-то время на этом смогут подзаработать психотерапевты. Но они имеются дело с последствиями - устранить причины вне их компетенции.

Раздражение накапливается - но не высказывается. Возможно, и не может быть высказано - потому что "нет слов". Политкорректность, доведенная до высокой степени - самоцензура мозга, заставляющая все "непотребное" оставлять в подсознании. Прекрасная новость для психоаналитиков. Но плохая для всех прочих - критические состояния чреваты самыми неожиданными взрывами на "ровных", казалось бы, местах.

По большому счету то, что произошло в Германии в начале 30-х и вылилось в Холокост - так же необъяснимо с точки зрения здравого смысла, как Трамп или брекзит. Эта аналогия сейчас настораживает многих - и это, возможно, преувеличено, но для панических настроений есть повод. Смутная "усталость масс", связанная с девальвацией здравого смысла и хотя бы базовых, но однозначных моральных норм, позволяющих провести границу между допустимым и недопустимым - прекрасная почва для самых диких мифологий и манипуляций. Прорывы коллективного бессознательного - вот того самого "необъяснимого" - всегда уродливы, и всегда они становятся следствием разрывов "сознательного". Когда у вас "нет слов", появляются девиации в поведении.

Симптоматичны, кстати, симпатии к Путину - из-за океана он кажется человеком, отбросившим условности и ориентирующимся на реальность. Он "делает то, что хочет". Это может казаться (и даже быть) варварством, дичью, наглостью - но это, по крайней мере, можно понять. У него понятные - и искренние - желания: получить все, что он может взять, на что ему хватит сил, не считаясь с системой правил, которая, на самом деле, не подкреплена никакой реальной силой. Государствам и политическим лидерам "цивилизованного мира" нечего противопоставить хулигану, который вламывается в дом и вместо "здрасьте" бьет кулаком в морду. Они и не пытаются ничего противопоставить - они действуют согласно доктрины "политкорректности". Так чего же стоят все их "гарантии"? Когда всего пару лет назад все "гаранты" Будапештского договора "спрыгнули" со своих обязательств, они сами же поставили себе подножку: показали, что Белые Мужчины мертвы, а те, кто их изображает на телеэкранах - паяцы и самозванцы. Зритель раздражен, отказывается платить и тащит в зал авоськи с гнилыми помидорами.

Успех Трампа на фоне этого фарса вместо старой доброй Политики заключается вовсе не в том, что он готов что-то менять и знает, как это сделать. Напротив. Он "честно" говорит, что "не думал", как вести себя с ядерным чемоданчиком. Это, конечно, тоже игра на публику - но она превосходна, потому что "блестящий" ответ Хилари предсказуем и скучен. Зритель прекрасно понимает: безразлично, думала ли над этим Хиллари и что именно придумала. Это не имеет никакого значения. 

Фраза Трампа "она врет" касается вовсе не конкретных слов оппонента - она касается всего спектакля, который разыгрывает карту Хиллари Клинтон. Врет сама система. Врет в самой основе своей - представляя себя тем, чем она на самом деле не является.

Призыв Трампа прекратить вмешиваться в дела других стран и заняться своими делами - это не призыв уйти в изоляцию. Это призыв признать, что Америка в ее нынешнем виде и так по сути ничего не делает и не может поделать с проблемами мира - ни с Сирией, ни с Россией, ни с Украиной, ни с Ираком. Нет никакой "великой державы" и "оплота демократии". Оплот демократии давно превратился в оплот демагогии.

Но дело в том, что Трамп тоже "врет и рвется к власти". И он вовсе не "хомо новус" для американской политики - такой же продукт вырождения, как и его оппонентка. Популизм рвущейся к власти Клинтон только по форме отличается от популизма рвущегося к власти Трампа, но не по сути. Просто Клинтон в невыгодном положении - она "отвечает" за грехи целой Системы, в то время как Трамп считается "несистемным".

Есть, впрочем, у этого всего обратная сторона медали - какие бы ошибки не совершила при власти Клинтон, все это сдержит и сгладит Система. Трамп, отрицающий и отбрасывающий Систему, выглядит в перспективе совершенно безудержным. Он сам это всячески подчеркивает. В частности, когда говорит о своих симпатиях к Путину - в Путине он, как и многие западные телезрители, видит человека, которого не сдерживает ничто. Возможно, именно поэтому многие американские интеллектуалы - в том числе, нобелевские лауреаты - кривясь на Клинтон, подписывают петиции в ее поддержку. Тонким интеллигентским чутьем они улавливают в воздухе запах серы - приближение катастрофы, сравнимой с приходом к власти нацистов, помноженной на ядерную бомбу.

В воздухе действительно пахнет серой. Но этот запах исходит не от Трампа - он всего лишь оказался "в нужное время на нужном месте". Этот запах проникает через разрыв в ткани мироздания. "Что-то носится в воздухе". Что-то чреватое большими потрясениями для мира Что-то чему мы не находим слов - то ли забыли, то ли наша внутренняя цензура не позволяет нам их произнести даже про себя. Отчего разрыв становится еще шире.