Мир

Анкаре предложили обменять трубу на членство в ЕС

Новый руководитель внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини все быстрее развеивает подозрения в склонности представителя Италии к излишней мягкости по отношению к стране-изгою

Фото: gaziantepolusum.com

Против обыкновения Евросоюз очень оперативно отреагировал на экстренный визит Владимира Путина в Анкару, где российский лидер попытался смикшировать эпический провал проекта "Южный поток" с предложениями о расширении сотрудничества России и Турции в рамках проекта "Голубой поток".

Прошла ровно неделя - и в Анкару пожаловала гостья из Европы. Причем с вполне очевидной целью: перебить ставку Москвы. Накануне визита Брюссель организовал "слив", согласно которому Могерини должна была услышать от турок подтверждение участия в альтернативных российским газотранспортных проектах и добиться если не присоединения к санкциям против РФ, то как минимум отказа от саботирования их. Иными словами, Европе важно, чтобы Анкара не соблазнилась возможностью заполнить пустеющие вследствие эмбарго ниши товаров из ЕС своими. Однако труба - прежде всего.

Строго говоря, расширение "Голубого потока", запущенного еще в 2003 г., экономически нецелесообразно. На данный момент используется лишь первая законченная ветка маршрута. В 2013 г. по трубопроводу, пролегающему по дну Черного моря, в Турцию было поставлено всего 13,7 млрд кубометров газа, что чуть больше половины всего проданного ей российского голубого топлива и далеко от рабочей пропускной мощности "Голубого потока" даже в его нынешнем виде. Но меморандум о взаимопонимании, подписанный "Газ­промом" и турецкой корпорацией Botas Petroleum Pipeline Cor­poration, предполагает четырехкратное увеличение пропускной способности, причем около 50 млрд кубов будет доставляться на границу Турции и Греции. И хотя Афины выступили с гневным отказом в этом участвовать, все же Евросоюзу важно удержать от искушения и Анкару.

ЕС ведет игру сразу по нескольким направлениям. С одной стороны, конфликты интересов Турции и России. Прежде всего Крым
и Сирия. С другой - европейская перспектива Анкары

Именно поэтому Могерини сопровождала группа поддержки - комиссар ЕС по европейской политике и добрососедству Йоханнес Хан и еврокомиссар по гуманитарной помощи и управлению кризисами Христос Стилианидис. Это означает, что игра ведется сразу по нескольким направлениям. С одной стороны, конфликты интересов Турции и России. Прежде всего Крым и Сирия. К слову, ЕС готов выделить Анкаре 70 млн евро на обустройство сирийских беженцев и недвусмысленно дает понять, что турецкие методы борьбы с боевиками "Исламского государства" (оно же ИГИЛ и халифат) Европу устраивают. С другой - европейская перспектива. 8 декабря Йоханнес Хан заявил, что в Брюсселе готовы ускорить решение вопроса о принятии Турции в ЕС, хотя ей необходимо провести ряд реформ в области законодательства и прав человека.

Впрочем, и без этих посул у Реджепа Тайипа Эрдогана есть масса причин воздержаться от масштабного участия в прожектах Путина. Анкара, конечно, не прочь превратиться в эксклюзивного (уступая лишь Украине, обгоняя Беларусь и Германию) поставщика газа в ЕС. Однако Турция - не просто член НАТО, а член НАТО, вовлеченный в вооруженный конфликт с боевиками халифата. Причем она, как и другие члены альянса, "на земле" воюет руками курдов. В этом контексте Россия, настроенная антиамерикански, является неудобным партнером, хотя и сама страдает от экспансии исламизма. А к курдам официальная Москва испытывает, скажем так, смешанные чувства. С одной стороны, это старинные советские союзники в борьбе с капиталистической... Турцией. С другой - политические клиенты США. С третьей - ликвидация ИГИЛ утвердит права курдов, которых нехотя поддерживает Турция, над частью территории развалившейся Сирии, а это, кроме сантиментов в отношении Башара Асада, еще и усиливает вероятность прокладывания новых трубопроводов в ЕС без участия России.

Фото: hurriyetdailynews.com

Отсюда следует, что Эрдогана можно поздравить с удачным, пусть и противоречивым повышением ставок в длинной игре с ЕС, и визит Могерини - если его целью действительно было присоединение Турции к санкциям против России - не увенчался успехом. Но позиции Брюсселя и Анкары, учитывая строительство все новых труб из Каспия-Центральной Азии в ЕС, он немного сблизил. Поскольку союз между Анкарой и Москвой маловероятен, а вот уточнение удельного веса сторон в треугольнике Вашингтон-Брюссель-Анкара обладает признаками прагматизма, в целом присущего нынешней эпохе.