Мир

Авианосец «Шарль де Голль» потеснил российскую группировку в Средиземноморье

По мере того как конфликт вокруг Сирии выходит на новый уровень эскалации, Франция предпринимает дипломатические и военные шаги, стремясь утвердиться на позиции держателя «золотой акции» в происходящих на Ближнем Востоке процессах

23 ноября Франсуа Олланд начал серию встреч с мировыми лидерами, уже получившую от журналистов название "дипломатического марафона", приняв в Париже британского премьер-министра Дэвида Кэмерона. В тот же день самолёты с авианосца "Шарль де Голль" впервые приступили к нанесению ударов по Исламскому Государству из акватории восточного Средиземноморья, разрушив таким образом монополию РФ и Сирии на действия из этой части региона.

До парижских терактов Франция находилась скорее на вторых ролях в воздушной войне с так называемым Халифатом, предоставляя нести основную нагрузку более сильному игроку - Соединённым Штатам. Первые удары с воздуха по ИГ Франция нанесла в сентябре прошлого года по запросу иракского правительства, используя самолёты, размещённые на своей базе в Объединённых Арабских Эмиратах. Постепенно эти усилия были расширены. С ноября 2014 года французские ВВС получили возможность базироваться и совершать боевые вылеты с территории Иордании. С февраля по апрель 2015 года количество ударов по террористам было ещё более увеличено благодаря подключению французского авианосца - в тот раз из вод Персидского залива. 27 сентября Франция начала наносить удары по ИГ и на территории Сирии, демонстративно отказываясь согласовывать свои действия с правительством Асада, против которого прокуратора Парижа как раз открыла следственные действия по подозрению в военных преступлениях.

После печальных событий в Париже Франция, располагая первоклассной школой дипломатии, пытается обратить возникшую мировую солидарность в определённые дипломатические преференции. Одним из первых шагов в этом ключе было изменение маршрута авианосной группы, повторная отправка которой в Персидский залив готовилась ещё задолго до терактов. Было объявлено, что авианосец "Шарль де Голль" отправится и будет действовать некоторое время не в Персидском заливе, как предполагалось, а в восточном Средиземноморье - там, где действует российская морская группировка. Хотя Владимир Путин и отдал под телекамеры приказание "работать с французами как с союзниками", лицо его при этом совсем не выражало радости. Кроме попытки показать хорошую мину при плохой игре иного выхода у российского президента попросту не было. Хотя, пожалуй, был: судя по косвенным свидетельствам, Москва предприняла попытку помешать французам, расширив зону "учений" на ливанские воды, но она провалилась.

Париж уже ранее пытался если и не создать "свою" коалицию, то, во всяком случае, перехватить у Вашингтона инициативу в вопросах обустройства Ирака и Сирии и борьбы на их территории с Халифатом

Никто не смог отказать французам и в Совете Безопасности ООН, члены которого единогласно приняли внесённую Парижем резолюцию №2249. Её принятие и двусмысленные формулировки усиливают позиции тех, кто считает, что отныне бороться на территории Сирии против ИГ и "Фронта Ан-Нусра" можно и без приглашения сирийских властей в лице Асада. Чем уже воспользовалось правительство Великобритании, объявив, что королевство вскоре также, возможно, присоединится к бомбардировкам ИГ на территории Сирии. В качестве жеста поддержки британцы направляют в состав авианосной группировки "Шарль де Голля" свой эсминец и готовы предоставлять французам базы на Кипре.

Хотя Франция и не обращалась после терактов за помощью в НАТО, но она официально, на основании Договора о ЕС, обратилась к странам Евросоюза. Кроме британцев реальную военную поддержку ее операциям в восточном Средиземноморье уже оказывает страдающая от всплеска терроризма Бельгия, направившая свой фрегат "Леопольд І". Германия рассматривает возможность высвободить какую-то часть размещённого в Мали четырёхтысячного французского контингента, отправив туда взамен собственные войска. Даже маленькая Эстония, судя по заявлениям её министра обороны, готова оказывать поддержку, аналогичную действиям Германии, в Мали и Центральноафриканской республике, переговоры о чём уже ведутся. Процесс вербовки союзников в новую "французскую коалицию" продолжается.

Примечательно, что Париж уже ранее пытался если и не создать "свою" коалицию, то, во всяком случае, перехватить у Вашингтона инициативу в вопросах обустройства Ирака и Сирии и борьбы на их территории с Халифатом. Буквально за три дня до того, как Франция начала наносить авиаудары по оккупированным террористами районам, 15 сентября 2014 года, в Париже была проведена "Международная конференция по вопросам мира и безопасности в Ираке". На ней не были представлены участвующие в уже сложившейся к тому времени "американской коалиции" Австралия и Польша, но были Россия, Китай, Япония, а также большинство стран Ближневосточного региона.

Тогда Франции объединить усилия столь различных игроков на локальном антиигиловском участке не удалось. Да и международная обстановка в самый разгар агрессии против Украины явно этому не благоприятствовала. Но ныне Франция делает повторную попытку стать игроком, без которого решение проблем на Ближнем Востоке будет невозможно, и посылает сигналы в стиле "и вашим, и нашим". Взять хотя бы недавние слова президента Олланда на пресс-конференции с Обамой о том, что граница Турции с Сирией должна быть закрыта, чтобы предотвратить проникновение террористов. Их можно толковать двузначно. Для Америки французские амбиции, конечно, неприятны, особенно если связка с Британией перерастёт в нечто более серьёзное.

Франсуа Олланд и Дэвид Кэмерон

Да и для России такой "союзник" скорее походит на Троянского коня: уже протащили в составе своей авианосной группировки корабли Британии, Бельгии... А на горизонте маячит ещё и американский авианосец "Гарри Трумен". Не возьмется ли и он тоже бомбить кого-то на территории Сирии в отместку за Париж? Похоже, этот и многие другие вопросы сейчас зависят от подковёрных торгов, для которых Франция получила отличную дипломатическую позицию и частью которых безусловно является "дипломатический марафон" в исполнении Франсуа Олланда.

На повестке дня сейчас стоит глобальный вопрос: каким будет сценарий разрешения конфликта в Сирии? Сможет ли Франция либо ещё кто-нибудь стать дирижёром этого процесса? Или же конфликт по мере своего развития превратится в нечто более грозное, чем просто гражданская война или даже стычка региональных игроков? Темп конфликта вышел на такой уровень, что почти каждый день приходят новости, имеющие глобальное значение.

Судя по последним событиям и заявлениям, многие внешние стороны сирийского конфликта находятся в позиции высокого старта. Готовится подключиться Великобритания, о планах установления контроля над турецко-игиловским участком границы заявили совместно Анкара и Вашингтон. Не исключено, что под этим имеется в виду установление контроля над де-юре сирийской территорией. В наступление при поддержке США перешли иракские курды, да и Франция с Германией тоже имеют к этому отношение своими поставками оружия и помощью военных советников. Также наступают и курды в Сирии, являющиеся основной ударной силой созданной недавно под эгидой США коалиции "Демократические силы Сирии". Видимо, предчувствуя скорый успех курдов, Россия начала бомбить нефтяную инфраструктуру ИГ, понимая, что Асаду она уже не достанется. Ранее такого особенно не отмечалось. Появляются пока не подтверждённые официально сообщения о тайном переходе Россией к фазе наземной операции якобы имеющей место в Латакии. Возможно, Турция сочла, что раз Россия перешла красную черту, то и ей позволительно перейти черту, сбив там же в Латакии Су-24. События развиваются стремительно и подгоняют одно другое, ведь никто не хочет оказаться в числе проигравших.