Мир

Как у Москвы появилась австро-венгерская рука помощи

Кремль выторговывает отмену или хотя бы смягчение санкционного давления

Норберт Гофер

Недавно кандидат в президенты Австрии, замглавы парламента и лидер ультраправой партии «Свобода» Норберт Гофер отличился заявлением относительно Крыма и санкций против России.

В частности, в интервью австрийской Die Presse он заявил, что аннексированный полуостров уже давно следовало бы признать российским. Даже больше, правый политик считает, что референдум должен был быть проведен еще после распада СССР. При этом претендент на президентский пост признает незаконность так называемого референдума 2014 г., но в то же время отмечает, что он «отражал мнение жителей полуострова». «Даже на референдуме, проведенном по западным стандартам, оказалось бы, что подавляющее большинство выступает за Россию», — сказал Гофер, подчеркивая необходимость «прагматичного» шага — отмены санкций против России, которые вредят и самой РФ, и Евросоюзу.

Реакция украинской стороны не заставила себя долго ждать. Посол в Австрии Александр Щерба прокомментировал это заявление так: «Интересно, был бы господин Гофер таким прагматичным, если бы однажды утром неизвестные военные появились перед его домом и отняли кусок его земли. То, что господин Гофер называет прагматизмом, — это действительно безразличие перед чужой трагедией и чужой болью». По мнению украинского дипломата, лидер австрийской «Свободы» «решил примерить косоворотку русского националиста». Впрочем, здесь стоит отметить, что посол привел не вполне удачный пример: в середине марта 1938 г. именно это и случилось. Тогда с полного попустительства международной общественности Третий рейх присоединил к себе Австрию. Причем этот акт — аншлюс — был легитимирован тем же способом, которым впоследствии воспользовалась и Россия в вопросе Крыма, — референдумом. Срежиссированным, кстати, по весьма схожему сценарию. Остальной антураж — немного крови, много радости и танки в цветах — как под копирку. Ну разве что вместо зеленых вежливых человечков были серые. Продолжение этой истории общеизвестно.

Но вернемся к нашему герою. Кто такой этот господин Гофер, о котором в принципе ранее в Украине мало кто слышал? Судя по его биографии в Wikipedia, это, скажем, весьма амбициозный и пробивной политик, который за шесть лет смог из провинциального партийного работника и руководителя партячейки в городе Айзенштадт на востоке Австрии с 12 тыс. населения вырасти в заместителя спикера парламента. Еще три года активной работы — и он уже выдвигается кандидатом в президенты. Его идеология и идеология его партии — это почти мейнстрим нынешней европейской политики: не любит иммигрантов, поддерживает немецких правых PEGIDA, является противником Трансатлантического партнерства (TTIP) и создания в рамках этого соглашения глобальной зоны свободной торговли с Соединенными Штатами.

Следует напомнить, что в странах Евросоюза сегодня наблюдается рост популярности правых сил, что обусловлено миграционным кризисом. На Германию (и в значительно меньшей степени — Австрию, зачастую как транзитную страну) приходится основной поток беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Поэтому, кстати, на недавних местных выборах в ряде земель Германии (Баден-Вюртемберге, Рейнланд-Пфальце и Саксонии-Анхальт) значительно укрепили свои позиции правые популисты из партии АдГ. Deutsche Welle результаты этих выборов называет «неудачей канцлера Меркель, которая определяет политику ФРГ в отношении беженцев». «Впервые с 1952 года ее партия уступила лидерство в Баден-Вюртемберге, десятилетиями считавшемся оплотом Христианско-демократического союза (ХДС)», — констатирует DW.

Нет смысла напоминать лишний раз, что правые течения в ЕС — это один из краеугольных камней кремлевской подрывной деятельности в странах Союза. Однако, помимо финансово подпитываемых правых сил, интересы Москвы в Евросоюзе защищает и крупный бизнес, а значит, и определенное количество политиков.

Среди прочего и в Австрии, которую с Россией и постсоветскими республиками связывает давнишняя банковская история. Безусловно, заявление Гофера вызвало бурление масс, но это не первый реверанс австрийцев, адресованный Москве. Так, еще 11 февраля власти республики согласились впустить депутатов Госдумы РФ во главе со спикером Сергеем Нарышкиным для участия в заседании Парламентской ассамблеи ОБСЕ. А еще раньше — 20 октября прошлого года — президент Австрии Хайнц Фишер, сразу после аннексии Крыма встретившийся с Владимиром Путиным, заявил о необходимости поддерживать диалог с Российской Федерацией, а не подогревать градус противостояния, напомнив, что «с того времени, как Красная Армия в 1955 году покинула территорию Австрии, у страны не было особо плохого опыта с Россией». Фишер считает, что «модернизированный» и «неидеологизированный» нейтралитет представляет собой воплощение «твердой основы для австрийской внешней политики».

С другой стороны, не стоит воспринимать эти заявления австрийцев как пророссийскую позицию, чем грешат российская экспертная среда и СМИ. Как отмечалось выше, Австрия, а также Лихтенштейн уже давно являются своего рода банковским конгломератом, обслуживающим интересы постсоветских, в том числе и российских политических и финансовых элит, как правило, не задавая вопросов. Естественно, местные банкиры, получающие ренту со сделок россиян, не желают лишаться такого лакомого куска. Поэтому и позиция Гофера (который отнюдь не обязательно получает жалованье в Кремле), и позиция других австрийских политиков и бизнесменов является в первую очередь проавстрийской, но при этом, конечно, выгодна и Москве.

Изображение: news-cloud.net

А значит Вена может выступить за отмену санкций в отношении России. Или —ожидаемо — за их пересмотр. Еще 26 января агентство Bloomberg писало о растущем числе намеков на то, что после двух лет похолодания отношений с Россией Запад будет готов снять санкции. Агентство отмечает, что ухудшение ситуации в Сирии и Ливии подталкивает международное сообщество к смягчению позиции. В последнее время множество должностных лиц из США и ЕС заявили, что вопрос приближается к разрешению. Однако многое будет зависеть от Кремля. Неделей ранее Евросоюз продлил санкции на полгода, что, вероятно, стало одним из способов «убедить» Москву в необходимости вывода войск из Сирии.

По мнению же аналитика британского Chatham House Джеймса Никси, Путину удалось создать видимость, что он хочет решения конфликта в Сирии, хотя это необязательно так: «Приоритет Запада — это Сирия, а приоритет России — Украина. Их интересы в значительной степени отличаются от наших». Логика тут есть. Своей уступчивостью в Сирии Путин вполне мог добиться определенных подвижек в вопросе санкций через полгода. И слова австрийца Гофера, а также неоднократные заявления друга Путина, премьер-министра Венгрии Виктора Орбана о том, что «период автоматического продления антироссийских санкций уже позади», наталкивают на мысль, что этот вопрос фактически решен, как и консолидировано пророссийское лобби в ЕС, которое будет отстаивает ослабление санкционного давления или отмену ограничительных мер через полгода.

Впрочем, эти политические торги не означают, что Евросоюз или тем более Соединенные Штаты отказались от поддержки Украины, учитывая усиление давления на Москву и определение Североатлантическим альянсом России как основной угрозы благополучию Европы. Минские соглашения и договоренности «нормандской четверки», несмотря на их формальный статус, все же по-прежнему лежат в основе украинской политики ЕС. Следовательно, в рамках общей стратегии поведения Европы в отношении Москвы вопрос санкций можно рассматривать либо как декларацию, своего рода обещание пряника, либо как их пересмотр (это программа максимум).