Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Беспомощный популист. Справится ли новый британский премьер с тупиком, который сам когда-то создал

Среда, 24 Июля 2019, 09:13
Попав в премьерское кресло в разгар абсурдной ситуации с Брекзитом, Борис Джонсон получил реальный шанс оказаться один на один с последствиями политики радикального популизма, в формировании которой он сам принял в свое время весьма активное участие

Фото: Getty Images

Британские консерваторы избрали экс-руководителя Форин-офиса, бывшего мэра Лондона Бориса Джонсона лидером своей партии. Теперь менее чем за сутки он официально вступит в должность премьер-министра, заменив на нем Терезу Мэй, которая ушла в отставку после многочисленных, но безуспешных попыток заставить парламент ратифицировать соглашение по Брекзиту. Мэй, согласно традиции, завтра подаст просьбу об отставке британской королеве.

За кандидатуру Джонсона проголосовали более 92 тыс. из 160 тыс. членов Консервативной партии, которые принимали участие в голосовании, что принесло скандально известному политику победу над действующим главой МИД Джереми Хантом.

Ключевым тезисом, который принес успех Борису Джонсону среди рядовых партийцев, стала его готовность провести Брезит, несмотря ни на какие сопутствующие условия.

Если кто-то из читателей окончательно заблудился в лабиринтах этого многолетнего и по-кафкиански запутанного и бессмысленного геополитического процесса, то краткая ситуация по состоянию на сейчас выглядит следующим образом.

Все варианты договора о Брекзите, которых удалось добиться предыдущему премьер-министру Терезе Мэй с руководством ЕС, отклонил британский парламент. Причем отклонил с треском, подавая за правительственные предложения рекордно низкое количество, что, с точки зрения традиций британского парламентаризма, фактически является демонстрацией некомпетентности правительства.

Зато в ЕС уже неоднократно и со всей решительностью заявили о том, что другие варианты соглашения о Брекзите предложить Лондону в Брюсселе не могут и не хотят. Хотя бы потому, что слишком льготные условия выхода, при которых Лондон сохранил бы все выгоды от пребывания в ЕС, но при этом потерял бы потребность подчиняться европейским регуляциям, заложили бы мину замедленного действия под весь ЕС. В котором в любой стране в случае прихода евроскептиков к власти разыгрывался бы свой сценарий "екзита". Поэтому в Брюсселе, а также в Берлине и Париже решительно настроены заставить Лондон заплатить высокую цену за выход из ЕС и от решения не отступят.

При таких условиях решение Джонсона о "жестком Брекзите" без какого-либо масштабного соглашения с ЕС о его условиях кажется вроде как единственно логичным и правильным.

Впрочем, и здесь Бориса Джонсона подстерегает ловушка. Поскольку у Консервативной партии вместе с союзниками из североирландской Демократической юнионистской партии в британском парламенте есть крайне хрупкое большинство в виде 323 из 639 депутатов.

Но как минимум четверть сотни депутатов-консерваторов из числа членов правительства (в Великобритании работу в правительстве и представительство в парламенте можно совмещать) уже неоднократно публично заявляли, что голосовать за "жесткий Брекзит" они не будут.

Притом речь идет о крайне влиятельных людях вроде министра финансов Филиппа Хеммонда, министра юстиции Дэвида Гока, министра международного развития Рори Стюарта, министра бизнеса Грега Кларка и других. Которые, по слухам, могут привлечь на свою сторону как минимум еще четверть сотни депутатов-тори.

И в данном случае речь идет об умеренных критиках Джонсона. Менее рассудительные, трезво оценив шансы на его премьерство, заняты спешной эвакуацией из Даунинг-стрит. Как, например, заместитель министра иностранных дел сэр Алан Данкан, который подал в отставку вчера и прокомментировал ситуацию следующим образом: "Меня очень беспокоит, что его (Джонсона, — "ДС") несет без руля и парусов, все у него без плана, по наитию, на живую нитку... Я просто думаю, что он вляпается в правительственный кризис". Сегодня вслед за Данканом в отставку подала министр образования Энн Милтон.

Таким образом, у Бориса Джонсона есть зримая и почти 100%-ная перспектива оказаться в той ситуации, в которой на протяжении более чем года барахталась его предшественница Тереза Мэй.

В которой он не сможет ни заключить новое соглашение с ЕС, ни отсрочить Брекзит, ни осуществить выход из ЕС без соглашения.

Единственным радикальным шагом может стать отставка правительства и проведение внеочередных выборов, но в таком случае Консервативная партия, скорее всего, вообще потеряет большинство в парламенте — сейчас за тори готовы проголосовать не больше 20–22% избирателей.

О степени растерянности британских политиков говорит тот факт, что часть депутатов-консерваторов вообще готовы обратиться к королеве Елизавете II с просьбой, чтобы она как формальный глава государства просила ЕС еще раз отсрочить Брекзит. Хотя последний раз во внешнюю политику страны британские монархи вмешивались три сотни лет назад, а принимали неформальные обращения к правительству в 1931 г.

Сложно сказать, как сложится дальнейшая политическая судьба Бориса Джонсона после того, как станет очевидно, что один из "отцов" Брекзита оказался неспособным справиться с последствиями собственной политической инициативы. Под обломками Брекзита может быть похоронена не только политическая карьера Джонсона, которая, наконец, является его личным делом, но и экономическое процветание или даже социально-политическая стабильность всего Объединенного Королевства.

История с Брекзитом должна стать радикальным уроком, который следует тщательно изучить не только британским популистам.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...