Мир

Путин, подвинься. Зачем Эрдоган "работает локтями" в Африке

Анкара не позволит Москве закрепиться на Красном море

Владислав ГИРМАН Обозреватель

Среда, 27 Декабря 2017, 14:00

Судан, где продолжается военное противостояние, планомерно закрепляется в геополитических стратегиях других игроков. В октябре Штаты сняли торговое эмбарго и часть санкций, открыв двери в государство для других стран. Те не заставили себя упрашивать. Сначала это была Россия, которая уже направила туда наемников из ЧВК, теперь и Турция. Причем подход последней более эффективен, масштабен и прозрачен.

Читайте также "ИХТАМНЕТЫ" В СУДАНЕ. ЗАЧЕМ ПУТИН ПОЛЕЗ В ГЛУБОКУЮ АФРИКУ

Во вторник, 26 декабря, министр иностранных дел Судана Ибрагим Гандур рассказал о результатах первого визита в страну в качестве президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Он встретился с суданским коллегой Омаром Баширом, ордер на арест которого из-за этнических чисток в 2010 году выдал Международный уголовный суд. Лидеры договорились о строительстве новых аэропортов в Хартуме, частных инвестициях в производство хлопка, электроэнергии и строительство зерновых силосов и скотобоен. Эрдоган и Башир заявили, что хотят добиться торгового оборота в размере $10 млрд. Однако в первую очередь речь шла о возрождении бывшего морского порта Османской империи в Суакине. Он станет вишенкой на торте для "реколонизации" Анкарой побережья Красного моря. Тем более, что тремя месяцами ранее Турция официально открыла военную учебную базу стоимостью $50 млн в Могадишо, столице Сомали.

Жемчужина Порты на Африканском роге

Суакин был забыт и заброшен, когда в 60 км к северу появился Порт-Судан. Но может похвастать более выгодным стратегическим положением. Во-первых, он находится в бухте и от открытого моря закрыт одноименным островом. Во-вторых, лежит на пересечении трех дорог. Одна из них транзитная в Порт-Судан. Другая ведет в заказник Токар. Третья расходится: одна "ветка" ведет в Эритрею, а затем и Эфиопию, а вторая - в Египет.

Суакин - сакральный город для Эрдогана. В свое время это был главный порт на Красном море, а старый город, построенный из кораллов, славился своей красотой. В XIV веке там проживали венецианские купцы, а в 1517 году город захватил Селим I Явуз (Грозный), 9-й турецкий султан, сумевший увеличить территорию Османской империи примерно на 70%. Через несколько десятков лет портовый город стал резиденцией паши османской провинции Хабеш. Эрдоган же, как радетель неосманских устремлений, попросту не мог пройти мимо очередной возможности для возрождения Блистательной Порты в современных реалиях. 

К слову, и Суакин, и Токар имеют символическое значение. Во второй половине XIX века там шли особенно ожесточенные бои махдистов под руководством Мухаммада Ахмада с англо-египетскими войсками. В результате на 13 лет европейцев вытеснили из этих мест. Теперь Судан вновь "восстал" против Запада, но не в лице британской короны, а США, которых Башир винит во всех своих бедах. Он отчаянно ищет союзников и нашел их в лице Путина и Эрдогана. 

Суданбизым!

Как уже писала "ДС", Москве интересен Судан, где уже реализуется ряд экономических проектов, однако создание базы в Порт-Судане ей не по карману. Хотя "ихтамнеты" смогли сообразить некий ее аналог. На днях в сети, а точнее, в Telegram-канале Kotsnews военного корреспондента "Комсомольской правды" Александра Коца появилось видео, показывающее тренировку наемниками суданских солдат. По его данным, база российской ЧВК находится к северу от того самого Порт-Судана. Судя по кадрам, достойные условия для тренировки россияне создать не смогли, не говоря уже об обеспечении полноценного присутствия.

Но может Эрдоган. Да, ВВП (по паритету покупательной способности) России вдвое превышает турецкий, но при этом в РФ его рост в 2016 году составил -0,2%, а в Турции - 3,2%. Дефицит бюджета у первой -3,4%, а у второй -1,1%. Возможности у Анкары шире. И потому под боком у россиян появится морской док для гражданских судов и военных кораблей. Турецкий президент убивает сразу нескольких зайцев. Во-первых, продолжает отыгрывать роль мусульманского лидера. Он заявил в Хартуме, что восстановленный порт привлечет паломников и туристов. По задумке Эрдогана, они посмотрят на "исконные земли" османов, а после из Суакина смогут переправиться в Джедду - экономическую столицу Саудовской Аравии и крупнейший город админокруга Мекка. Во-вторых, конечно же, это планы по увеличению влияния на Красном море - жизненно важной для транзита нефти артерии. В-третьих, борьба с терроризмом как повод для дальнейшего продвижения. Очевидно, что вслед за кораблями, определенно, восставший из пепла Суакин наводнят и делибаши, дабы защитить и побороть, к примеру, ИГ.  

Все больше боевиков "Исламского государства" перебираются в Сомали, конкурируя с "Аш-Шабаб" (местным филиалом "Аль-Каиды"). Момент удачный, хоть и американские беспилотники стали настырнее. Однако Вашингтон из-за хапуг в сомалийской армии заморозил предоставление продовольственной и топливной помощи. Пока Штаты разбираются с руководством Сомали, открывается коридор и для ИГ, и для других заинтересованных сторон. Российские "ихтамнеты" гипотетически могли бы попробовать с галдежом вломиться в Сомали и потеснить американцев на поприще борьбы с международным терроризмом. Однако их опередила Турция со своими базами как в Могадишо (крупнейшей турецкой базой, между прочим, за пределами страны), так и запланированной в суданском Суакине.

Эрдоган не лыком шит. Не зря же обоих, и Эрдогана, и Путина, ставят на одну полку. Безусловно, можно было бы предположить общий - турецко-российский - прожект в Судане с целью совместного освоения африканских просторов, однако уж больно самостоятелен и не менее амбициозен сам Эрдоган, реализующий, ко всему прочему, равнозначную геополитическую "кампанию".

С такими друзьями и враги не нужны. Однако, с другой стороны, Кремль подбирает себе союзников по собственной мерке просто потому, что с более продвинутыми демократическими государствами ему не по пути. Ну и расплачивается потом. Взять Китай. Использует Россию, в частности, ее энергоресурсы, как ему хочется. Иран? Они с россиянами союзничают в Сирии, но отношения напряженные: Москве не по нраву притязания Тегерана на региональное лидерство и нефтегазовые амбиции. Беларусь? Они то бьют горшки, то мирятся. Лукашенко для Кремля - парень вроде и свой, но ненадежный, своенравный, а другого нет. Венесуэла? Там инфляция больше 1,5 тыс. процентов. Все. Вот и Турция туда же. Хотя и ранее говорено было, что альянс Эрдогана и гяура Путина имеет временный характер, поскольку есть общие интересы в Сирии. Правда это не означает, что Анкара ради сотрудничества позволит Москве ущемить себя в правах. К примеру, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу не постеснялся опровергнуть недавнее заявление Путина о выводе военного контингента из Сирии. "У России и так в Сирии две базы и военнослужащие, дислоцированные в разных районах этой страны. В регионе есть и базы США. Так что заявления о выводе из Сирии российского контингента звучат не совсем реалистично", - сказал Чавушоглу.

Путин, подвинься

Африка для России в условиях санкционного давления - перспективное направление. И у нее есть определенные подвижки. Однако помимо Китая, имеющего монополию на богатом континенте, развивать это направление так, как бы хотелось Кремлю, мешает и Турция. Она-то в Африку начала возвращаться больше 20 лет назад. И с годами процесс становился все интенсивнее и интенсивнее. Эрдоган, к примеру, только в 2016 году посетил Танзанию, Мозамбик, Мадагаскар, Кот-д`Ивуар, Нигерию, Гвинею, Кению, Уганду, Сомали. Турецкие авиалинии открыли рейсы в 41 страну Африки, тем самым став самой разветвленной сетью на континенте. За почти 9 лет количество турецких посольств увеличилось с 12 до 39.

Резко вырос объем торговли. В 2015 году он составил $19,5 млрд, что на 16% больше по сравнению с 2008 годом и на 258% больше, чем в 2003 году. Анкара развивает все направления: дипломатические, экономические, инфраструктурные, образовательные. Своего рода грюндерство, аналогичное китайскому. К слову, Эрдоган во время поездок в каждой стране требовал закрытия местных школ Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого турецкими властями в организации несостоявшегося переворота.

В отличие от России у Анкары есть многовековой базис для присутствия в Африке. И шлейфа из деликтов, каков есть у Москвы, у Эрдогана нет. Он несколько раздражает Европу и США, но не более. Потому экспансия рассматриваться Западом будет только через призму геополитического расширения, а не с намерением выискать возможное нарушение международного права. Эрдоган-то Башира не принимал, а Путин - да. И суданский президент в Москве не был арестован. За ним даже прислали самолет, чтобы никто не помешал встрече. Хотя методы новоявленных султана и царя во многом схожи, однако первый действует пусть и жестко, но осмотрительнее и продуктивнее. Второй же все больше уходит под воду под весом собственных поступков и на фоне готовящегося в Штатах пакета санкций против ближайшего окружения Путина.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Читайте также: