Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Большая сделка. Как Трамп и Нетаньяху стравят Москву с Тегераном

Четверг, 16 Февраля 2017, 20:00
За покой Израиля заплатят Россия, Иран и Палестина

Дональд Трамп похоронил стратегию урегулирования палестино-израильского конфликта, которую США продвигали на протяжении четверти века. Он сделал это на совместной пресс-конференции с премьером Израиля Беньямином Нетаньяху, приехавшим с первым после инаугурации Трампа визитом в Вашингтон.

Нынешний хозяин Белого дома заявил:«Я рассматриваю как двухгосударственную, так и одногосударственную (модель. Ред.). Мне понравится та, которая понравится обеим сторонам. Меня устроит любая». Фактически эта реплика - первое официальное признание того, что Вашингтон делает с момента смены администрации: сворачивает программу создания Палестинского государства. Таким образом, покончено с главной парадигмой американской политики в регионе, остававшейся принципиально неизменной со времен Билла Клинтона: «цивилизованный развод», начатый соглашениями в Осло, более не считается единственно возможным путем к миру.

На протяжении десятилетий подход к решению этой проблемы был индуктивным (в американской практике он нередко именуется «изнутри-наружу»): считалось, что путь к прочному миру между Израилем и арабским миром лежит через его примирение с Палестиной. Но процесс такого примирения через разделение впал в коматозное состояние задолго до того, как Трамп выиграл выборы. Тем не менее, как и в случае с Минскими соглашениями, стороны не видели альтернативных вариантов, по крайней мере, систематически декларировали их отсутствие. Однако, несмотря на парад признаний суверенного государства Палестина, устроенный европейскими странами на протяжении последних лет, перспективы разграничения становились все более туманными.

Начать с того, что не все структуры палестинского самоуправления признали право Израиля на существование. И если ФАТХ, управляющий палестинской общиной Западного берега Иордана, в принципе готов к сотрудничеству, то «Хамас», контролирующий сектор Газы, видит решение только в вооруженном сопротивлении. Между собой эти две силы, к слову, также ведут непримиримую борьбу. Так что, на фоне этой гражданской войны порой неясно, с кем Израиль и внешние игроки должны садиться за стол переговоров. Чтобы это не выглядело слишком просто, добавим сюда еще и требование израильтян осуществлять контроль над общим периметром границ и после разделения. Об экономической базе предполагаемого государства можно и не вспоминать.

В то же время евреи продолжали застраивать Западный берег, дробя тамошнюю территорию «компактного проживания» палестинцев и делая в принципе невозможным проведение четкой «государственной границы». Собственно, то, что СБ ООН под конец президентства Барака Обамы таки сумел принять резолюцию, осуждающую застройку, стало его местью за систематический саботаж Израилем процесса разграничения, к которому ушедшая администрация приложила немало усилий.

Между тем модель демократического государства двух народов в нынешних обстоятельствах выглядит еще более утопичной, нежели модель разграничения. Дело не только в том, что это противоречит основополагающим принципам Израиля как государства евреев. Ввиду чисто демографических причин темпы прироста населения у палестинцев в разы выше. Евреи в «стране двух народов» стремительно окажутся меньшинством. Причем, принимая во внимание историю и культурные особенности региона, - меньшинством гонимым.

Тем не менее выход из этой ситуации есть. На той же пресс-конференции Трамп сказал: «Мы заключим сделку. Возможно, это будет большая и лучшая сделка, чем способны понять сидящие в этом зале». Несмотря на нарциссический пафос, это действительно может быть договоренность, полностью перекраивающая ближневосточный политический ландшафт.

Шаги, которые команда Трампа начала предпринимать еще до официального вступления во власть, свидетельствуют о том, что теперь во главу угла ставится дедуктивный («извне-внутрь») подход. 

Его суть состоит в том, что палестинская проблема будет решаться через примирение Израиля с суннитским арабским миром перед лицом общей угрозы, претендующего на региональную гегемонию Ирана

Собственно, эта концепция не нова. Едва ли не первым шагом в реализации такого «изнаночного» подхода стала состоявшаяся в 1991 г. региональная конференция под эгидой Джеймса Бейкера ІІІ, госсекретаря в администрации Джорджа Буша-старшего. Тогда ряд арабских правителей впервые сели за один стол с израильским премьером. В 2007-м уже при Буше-младшем состоялся аналогичный по замыслу саммит в Аннаполисе. В первое президентство Обамы Джордж Митчел также пытался организовать подобный саммит, но безуспешно.

Дело в том, что ключевой фактор для арабо-израильского взаимопонимания - иранская угроза - актуализировалась в последние восемь лет. Растущее влияние Тегерана в Ираке, масштабное вовлечение Ирана в сирийский конфликт и привлечение к боевым действиям его миньонов из «Хамаса», увеличивающая поддержка Хизбаллы в Ливане, мягкотелая политика Обамы, приведшая к сомнительной, по мнению многих, сделке - все это очень нервирует и монархии Персидского залива (в каждой из которых есть шиитская «пятая колонна»), и Израиль.

Этот дедуктивный подход совпадает с взглядами Беньямина Нетаньяху, который немало приложился к созданию де-факто альянса с суннитскими государствами. В то же время арабы требуют свою цену: администрация Трампа должна воздерживаться от откровенно произраильских действий и провокаций. Очевидно, в Вашингтоне к этому готовы. Так, после незапланированного визита иорданского короля Абдаллы ІІ, резко сменилась тональность высказываний и самого Трампа, и его команды относительно строительства новых поселений на Западном берегу. Сначала президент сказал в интервью израильской газете, что это «не поможет миру», а затем на  пресс-конференции попросил Нетаньяху повременить.

Между тем недавнее официальное заявление Белого дома по этому поводу содержит призыв к Израилю воздержаться от строительства новых поселений на Западном берегу за пределами их нынешних границ. Это стало не только откатом к позиции времен Буша-младшего (Обама был категорически против любого строительства), но и прекрасной услугой Нетаньяху. Благодаря этому его коалиция без проблем провела через парламент закон, легализующий тысячи домов, которые даже по израильским меркам имели сомнительный юридический статус. В то же время «Биби» получил аргумент в спорах с ультраправыми, требующими дальнейшей застройки и даже аннексии Западного берега.

Интерес Иордании здесь понятен: неминуемый скачок террористической активности в связи с «цивилизационной деятельностью» Израиля аукнется и ей. В то же время именно союзное США Хашимитское королевство, для которого суверенная Палестина представляет серьезную экзистенциальную угрозу, была главным тормозом этого проекта среди арабских государств (так что позиция Обамы огорчала не только евреев). Отказ Трампа от переноса американского посольства в Иерусалим также соответствует иорданским интересам. Что примечательно: у Нетаньяху совершенно спокойно восприняли этот «поворот оверштаг», очевидно понимая, что это небольшая жертва за взаимопонимание с арабскими государствами.

Тем более что 45-й президент США прилагает немало усилий для его достижения. В последние недели Трамп созванивался с президентом Египта Абделем Ас-Сиси, саудовским королем Салманом, шейхом Мохаммедом бин Зайедом - крон-принцем Абу-Даби и, наконец, с турецким президентом Реджепом Эрдоганом.

Однако нет сомнений в том, что Белый дом играет в одной команде с Израилем. Сын лидера еврейской общины Нью-Йорка Джаред Кушнер, зять и по совместительству советник президента, которого Трамп уполномочил курировать переговорный процесс, близок с Роном Дермером, израильским послом и другом Нетаньяху. Трамп и Кушнер также встречались с Шелдоном Адельсоном, богатейшим евреем мира, владельцем сети казино и ключевым лоббистом Нетаньяху в Америке. Наконец, заслуживает внимания выбор Трампа на пост посла США в Израиле Дэвида Фридмана. Ортодоксальный еврей из Лонг-Айленда, он является сыном Мориса Фридмана, одного из главных спонсоров еврейского поселения Бейт-Эль, расположенного далеко в глубине палестинских территорий Западного берега. Среди доноров тамошней иешивы - религиозного университета, к слову, числится и семейство Трампов, пожертвовавшее ей $10 тыс.

Беря во внимание все это и то, что Бейт-Эль считается центром сионистского движения, можно не сомневаться, что застройка на Западном берегу будет продолжаться. Более того, связи Трампов с израильскими ортодоксами могут принести немало трудностей Нетаньяху: карт-бланш от Белого дома ему не светит, хотя в целом для Израиля возвращение США в регион выглядит, безусловно, позитивным.

В то же время остается вопрос Ирана. Определенно с отставкой генерала Майкла Флинна с поста советника по нацбезопасности Израиль лишился одного из самых ярых союзников в противостоянии с Тегераном

По всей видимости, для Нетаньяху было важно получить гарантии, что если обамовская сделка с персами даже не будет расторгнута, то Белый дом намерен добиться ее выполнения. Судя по всему, такие гарантии были даны. Тем более что Трамп в очередной раз заявил, что не видел сделки хуже.

Учитывая, что модель ближневосточного примирения теперь напрямую зависит от перспектив формирования фактической антииранской коалиции, оттепель в отношениях Вашингтона и Тегерана можно считать завершившейся. На самом деле — это очень неприятная новость для Москвы. Если учесть, что Трамп одновременно и хочет, и вынужден продолжать режим санкций против России, ценой, которую Вашингтон назначит Кремлю за формирование антиигиловской коалиции и роль "смотрящего" в Сирии, может оказаться «слив» Ирана. А это неминуемо будет означать завершение латентной фазы давно наметившегося соперничества Москвы и Тегерана.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир