Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Карнавал правосудия. Как в Бразилии борьба с коррупцией расчищает путь к власти фанатикам

Понедельник, 16 Апреля 2018, 12:00
В Бразилии, как и в большинстве стран Латинской Америки, борьба с коррупцией плавно перетекла в сведение политических счетов

Митинг с требованием освободить Лулу да Сильва в Рио-де-Жанейро, Бразилия. Фото: EPA/UPG

На смену "розовой волне", как принято называть правительства левого толка стран Латинской и Центральной Америки, пришла новая континентальная суперсила - "партия юридической справедливости". Несмотря на прямое влияние на политические процессы в большинстве южноамериканских стран, это - не конкретное политическое движение, а скорее собирательный образ окрепшей судебной системы, не брезгующей избирательным правосудием ради тотальной зачистки наследия лидеров-социалистов и их сторонников.
Список жертв карающего меча "закона и справедливости по-латиноамерикаски" уже довольно внушительный.

В марте в результате импичмента пост президента Перу покинул Педро Пабло Кучинский, обвиненный в коррупции. Его предшественник, социалист Олланта Хумала, сидит в тюрьме по аналогичным обвинениям. Рикардо Мартинелли, бывший президент Панамы, с июля прошлого года отбывает срок в тюремной камере в Майами. Экс-президент Сальвадора Антонио Сака также пребывает в тюрьме по обвинению в растрате государственных фондов. Франсиско Флорес (президент Сальвадора 1999-2004 гг.) умер под домашним арестом, не дождавшись тюремного заключения. Его обвиняли в растрате денег, полученных в качестве гуманитарной помощи для ликвидации последствий землетрясения. В соседней Гватемале два президента - Альваро Колом и Отто Перес Молина - ждут окончательных судебных вердиктов. В похожей ситуации находится бывший президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер. Некоторым главам государств удалось сбежать: Алехандро Толедо (Перу) прячется в Соединенных Штатах; Маурисио Фунес (Сальвадор) - в Никарагуа.

Карнавал правосудия

Праведная кара настигла и самого популярного политика Латинской Америки последних лет - бразильца Луиса Игнасио Лула да Сильву. Экс-президент забаррикадировался в здании штаба профсоюза металлургов в Сан-Паулу в надежде, что за него заступятся сотни тысяч сограждан, которых он вывел из нищеты. Но защищать своего лидера пришло всего около 5 тыс. человек, большинство из которых за профсоюзные деньги приехали из маленьких городков посмотреть на яркий политический перформанс. В субботу, 7 апреля, после суток раздумий Лула сдался властям.

"Я подчиняюсь решению суда, а вы все отныне становитесь Лулой. Я не выше закона. Если бы я не верил в закон, то я бы не основал партию. Я бы начал революцию", - сказал осужденный президент в своей последний речи, которую в прямом эфире транслировали ведущие телеканалы Бразилии.

После пафосного прощания на 72-летнего Лулу да Сильву надели наручники и увезли в тюрьму города Куритиба, где он проведет ближайшие 12 лет в специально обустроенной камере.

Все члены руководящего звена основанной экс-президентом Рабочей партии в знак солидарности официально добавили слово "Лула" в свои длинные бразильские имена (так глава партии с прошлой недели носит имя Глеиси Лула Хофманн, а глава фракции Рабочей партии в Конгрессе - Пауло Лула Пимента). Политические оппоненты социалистов из правоцентристского блока поступили симметрично и не без издевки: приписав к своим именам "Судья Серхио Моро", в честь судьи, вынесшей приговор Луле да Сильва в июне 2017 г.

Серхио Моро - главный бразильский инквизитор, вынесший уже более сотни обвинительных приговоров крупным бизнесменам, влиятельным политикам и высокопоставленным чиновникам. По информации левацкого латиноамериканского издания Left Voice, ссылающегося на файлы Wikileaks, Мора прошел специальное обучение в американском Госдепартаменте, консультировавшем его и бразильских прокуроров перед началом масштабной антикоррупционной операции "Автомойка".
Operacao Lava Jato, или операция "Автомойка", началась в 2014 г. и продолжается в настоящее время. Ее основной задачей является обнаружение коррупционных связей между руководителями крупных компаний и чиновниками высшего звена. За три с не большим года ведения расследований была доказана вина более десятка руководителей бразильской нефтяной госкомпании Petrobras и строительного гиганта Odebrecht, а также ряда других крупных корпораций. Масштаб операции вышел за границы Бразилии: президент Панамы Рикардо Моринелли был осужден именно за подкуп со стороны Odebrecht, которая взамен получила выгодные строительные контракты.

Связь с застройщиком погубила и Лулу да Сильва. Суд доказал его вину в получении вознаграждений в виде особняка стоимостью $600 тыс., а также ремонта его дома на берегу океана. Лула отрицал свою вину, настаивая, что он попросту воспользовался выгодным предложением, не выходящим за рамки закона. Адвокаты экс-президента подали апелляцию, но в начале апреля текущего года Верховный суд отклонил ее, оставив приговор в силе.

Триумф демократии и верховенства права - так назвало арест Лулы американское издание The Foreign Policy. Другой американский журнал - The New Yorker - был не столь оптимистичен в оценке произошедшего.

По мнению издания, Лула да Сильва стал жертвой политической травли, цель которой - убрать с политической арены не только его, но и похоронить Рабочую партию.

С Лулой расправились быстро. В то же время в отношении лидеров правящих правых консерваторов, также обвиняемых в коррупции, правосудие предпочитает не торопиться с выводами.

Показательным примером избирательного правосудия стало слишком медленное расследование в отношении действующего президента Бразилии Мишела Темера. Существуют подозрения, что он получал взятки от бизнесменов на общую сумму в $5 млн. Однако правое большинство в Сенате защищает своего президента и не спешит с объявлением импичмента, которое бы сдвинуло расследование с мертвой точки.
Это же большинство действовало куда более слажено и оперативно, снимая с поста президента Бразилии преемницу Лулы - Дилму Русеф. В 2016 г. член Рабочей партии Русеф была отстранена от власти путем импичмента. Основанием послужили обвинения в коррупции, хотя прямых доказательств противоправных действий так и не было представлено. Формально ее обвинили в "нерациональном использовании государственных финансов, которые привели к замедлению роста национальной экономики". В западной прессе уход Дилмы Русеф называли "институциональным государственным переворотом", после которого стало очевидно, что следующей жертвой станет Лула да Сильва.

Когда Лула покидал пост президента в 2011 г. (занимал кресло с 2003 г.), уровень его поддержки среди населения равнялся 84%. В январе 2018 г. его рейтинг составлял 39% - самый высокий среди всех действующих бразильских политиков. Луле фактически удалось найти некий третий путь между социализмом и капитализмом: вести успешную социальную политику по ликвидации бедности, при этом не вмешиваясь в свободные рыночные отношения. За время его правления более 4 млн сограждан были выведены из-за черты бедности. Если бы президентские выборы в Бразилии состоялись завтра, Лула победил бы оппонентов с большим отрывом. Но выборы состоятся в октябре уже без его участия, и пока не ясно, кто является главным претендентом на президентский пост.

Что растет на выжженной земле

Объективно говоря, на протяжении многих десятилетий коррупция является неотъемлемой частью латиноамериканского политикума. Когда появляется бесстрашный прокурор или судья, как Серхио Моро, тем более протежируемый "внешней демократией", то под подозрение попадают все, кто принимал участие в политике или крупном бизнесе. Большинство из них сядет в тюрьму или сбежит из страны. Но кто придет им на смену?

В Бразилии вакантные места, освобождённые в ходе антикоррупционной чистки, начали занимать персоналии с сомнительными политическими идеалами.

Один из них - восходящая звезда бразильской политики (20% электоральной поддержки на данный момент) вояка-парашютист Хаир Больсонаро, мечтающий о восстановлении военной диктатуры, длившейся в стране с 1964 по 1985 гг. Другой - Марсело Кривелла, действующий мэр Рио-де-Жанейро, бывший телевизионный евангелист-проповедник, эксцентричный консерватор и гомофоб. По его инициативе были введены войска в фавелы Рио, якобы для борьбы с преступностью. Застреленная полицейским 39-летняя активистка Мариэль Франку, выступавшая против военной интервенции в бедные районы города, - пока единственное "достижение" мэра на его пути к наведению порядка.
Впору и в Украине задуматься, кто же будет управлять страной, когда по обвинению в коррупции сядут все, что случится рано или поздно. Кроме как твердолобым радикалам, которых пока удаётся держать подальше от политики, занять вакантные места будет и некому.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

 

 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир