Мир

Британский евроскептицизм оттеснила сирийская кампания

В Соединенном Королевстве растут антивоенные настроения, которые могут в значительной степени усилить позиции лейбористов и низринуть консерваторов

Фото: telegraph.co.uk

Рост антивоенных настроений на Туманном Альбионе в связи с активным включением британских вооруженных сил в борьбу с "Исламским государством" в Сирии является новой точкой противостояния между правящей Консервативной партией, возглавляемой премьер-министром Дэвидом Кэмероном, и ее главным оппонентом - Лейбористской партией под руководством Джереми Корбина. Обе партии стараются по максимуму выжать соки из этой всей истории, чтобы заработать дополнительные очки у избирателей.

Эти силы, находящиеся на двух полюсах британской политики, до последнего времени были едины лишь в одном - евроскептицизме. Тут еще с ними в унисон пела правая Партия независимости Великобритании UKIP. Правые по большей части сотрудничали с консерваторами и не только из идеологического неприятия левоцентристской Лейбористской партии: их позиция была общей в вопросе нейтрализации влияния шотландских националистов. Хотя через некоторое время те же лейбористы изменили вектор политики в отношении членства Соединенного Королевства в Евросоюзе. Так, еще в середине сентября новоизбранный глава МИД теневого правительства страны Хиллари Бенн заявила, что Британии невыгодно покидать ЕС, что обусловлено экономическими потерями, которые грозят стране в случае ее выхода. Евросоюз, отмечает теневой министр, дал британцам новые рабочие места, принесла процветание, мир и влияние на мировой арене. В лагере стойких евроскептиков остались лишь тори и UKIP, но в ноябре произошел кардинальный переворот.

Можно говорить, что парижские теракты в корне изменили картину политического противостояния в стране. Кэмерон подчеркнул, что трагические события пятницы 13 ноября означают присоединение Короны к коалиции США и Парижа, усиливших свои удары по позициям джихадистов. Нет, конечно же, консерваторы публично не отказались от идеи с выходом из ЕС, но вестминстерское "да" активному включению Королевских ВВС (RAF) в сирийскую кампанию, а также последовавшие практически сразу первые авиаудары, с другой стороны вроде бы оттесняют евроскептицизм: всей Европой бьем врага сообща, терзать вопрос членства в ЕС сейчас не к месту, не ко времени. Судя по всему, единственными верными последователями отказа Британии от членства в Евросоюзе остались лишь правые.

Фото: novostivmire.comНо оставим тему евроскептиков и сосредоточимся непосредственно на участии британцев в бомбардировках Исламского Государства. Через три дня после терактов в Париже Кэмерон заявляет, что британские спецслужбы предотвратили семь терактов в стране. Цель заявления - убедить даже самых твердолобых в реальности угрозы терроризма, если этого еще не сделала парижская резня (тем более, что всем известна историческая "благожелательность" друг к другу, существующая по обе стороны Ла-Манша). Вот премьер и подчеркивает: угроза не эфемерна, она не там - у французов, а уже здесь - у нас, пора действовать. Вот так постепенно закладывается база для активизации Королевских ВВС не только в Ираке, но и в Сирии. Одновременно растет критика этой инициативы. Что немаловажно, вчерашние союзники консерваторов - UKIP - тоже дают понять, что присутствие RAF в Сирии им не по душе. Лидер партии Найджел Фарадж, играя по-прежнему на поле евроскептицизма, заявляет: "Будь у нас суверенитет, - уверен он, - мы бы не воевали в Афганистане, Ливии, Ираке (мы не знаем, что там происходит), а вот Фолклендские острова, туда бы я сам пошел".

Усиливается и пацифистская риторика оппонентов тори - Корбина и Ко. Джереми Корбин, стоит заметить, - вообще фигура довольно занимательная, т.к. его левоцентризм и оппозиция к тори играет на руку Кремлю, ведь ослабляет одного из главных критиков России в Европе. Корбин известен своим антизападным отношением к Кремлю и его последним действиям, в частности. Для затравки, отметим, что он не считает распад СССР величайшим событием современной истории. И вторжение в Украину оправдал тем, что Москва защищала свои интересы от США и НАТО. Поэтому не исключено, что и позиция лейбористов по поводу британских самолетов в Сирии дает им возможность не только усилить влияние на избирателей, но и оказывается полезной Москве, которой усиление влияния Запада в регионе не нужно. Лидер лейбористов, вопреки обвинениям Кэмерона в "сочувствии терроризму", не считает, что с терроризмом не надо бороться, но просто придерживается линии не кровавой и жесткой вендетты с ИГ, а использования более мирных механизмов влияния на экстремистов. Иными словами, он предлагает как бы создать для ИГ резервацию и запереть его там, укрепив сопряженные границы, и не трогать, пока финансовый голод не уничтожит группировку, и если выйдет, использовать сирийскую оппозицию для уничтожения исламистов. Это план на долгие годы, в то время, как власти хотят уничтожить ИГ "здесь и сейчас". Расхождение во взглядах усиливается, и вот уже в центре Лондона накануне судьбоносного решения, принятого британскими законодателями, протестуют против бомбардировок в Сирии около четырех тысяч человек. "Мы здесь, чтобы сказать одну простую вещь - не бомбите Сирию. Не делайте то, что вы делали в 2001, 2003 и 2011 годах", - говорит один из демонстрантов, имея ввиду участие Великобритании в войнах в Афганистане, Ираке и Ливии.

Фото: gpolitika.comПротесты - не единственное проявление радикализации общества. Поздним субботним вечером 5 декабря неизвестный с криками "За Сирию" и с мачете в руках нападает на пассажиров на станции лондонского метро "Лейтонстоун". Этот инцидент удобен для лейбористов, дескать, смотрите, что вы натворили. Сирийская кампания постепенно срастается с провальной иракской, да и другими последними войнами Великобритании, о которых у британских вояк остались не лучшие воспоминания. Некоторые ветераны даже отказываются от медалей, полученных в ранних кампаниях.

Кстати, об Ираке. Тут довольно интересно в эту всю историю вписывается скандальное расследование в отношении экс-премьера и бывшего лидера лейбористов Тони Блэра, которого обвиняют в подтасовке фактов, искажении данных разведки для вторжения британской армии в Ирак, чтобы снести режим Саддама Хуссейна. Она демонстрирует, чем для простых британцев закончилась эта авантюра экс-премьера. Он, конечно, за вторжение извинился, но родственникам погибших в Ираке дела до его извинений нет, они считают их "отвратительными". Еще не так давно, но до парижской резни, Кэмерон активно продавливал необходимость побыстрее наказать Блэра за иракский провал и просил сэра Джона Чилкота (автора) ускорить публикацию доклада по соответствующему расследованию. Ведь такую замечательную возможность насолить лейбористам упускать нельзя. Но в сегодняшних реалиях история с Блэром, скорее, вредит больше власти, тем более, что и экс-премьер, и Корбин находятся в состоянии войны. Тони Блэр - это живое воплощение неудач британской армии за рубежом, а Дэвид Кэмерон рискует повторить его судьбу, чему будут всеми силами способствовать левоцентристы. Несмотря на то, что последние парламентские выборы в Соединенном Королевстве, на которых тори набрали 36,9%, а лейбористы - 30,4%, прошли совсем недавно - весной этого года - у Лейбористской партии может появиться возможность уничтожить оппонента задолго до следующих. Отойти от возможной новой военной катастрофы консерваторы смогут лишь через несколько лет.