Мир

Человек, который устроил лучший троллинг Путина

Дипломированный психолог, коренной стокгольмец, потомок коренных петербужцев, а ныне президент Эстонии Тоомас Ильвес принял многонациональный военный парад в 300 м от российской границы, показав своему неадекватному соседу, кто в действительности в Нарве хозяин

Фото: Andres Putting

Военный парад в честь Дня Независимости Эстонии каждый год традиционно проводится в разных городах. В этом году он прошел в Нарве, в 300 м от границы с Россией. Помимо эстонцев в нем участвовали солдаты и техника из США, Великобритании, Латвии, Литвы, Испании и Голландии. Принимал парад в Нарве сам президент Эстонии Тоомас Ильвес. В этом тоже был вполне прозрачный символизм. Согласно конституции Эстонии именно президент объявляет военное положение и мобилизацию в случае агрессии извне. Он также является, пусть и формально, высшим руководителем системы государственной обороны. Демонстрация единства Запада стала прекрасным троллингом Кремля и достойным ответом на российские пляски вокруг празднования Дня защитника Отечества.
Попытки нескольких адептов "русского мира" помахать на камеру российским флагом выглядели нелепо и жалко, как и истерика в российских соцсетях. Парад стал бесспорной моральной победой Эстонии. Тема русско-эстонского воинского братства в последние годы получила современное продолжение, крайне неприятное для Кремля. Коренные жители Печор-ского района Псковской области, входившего до 1940 г. в состав Эстонии, могут получить эстонское гражданство по праву рождения и охотно этим правом пользуются. А призывники-печорцы спасаются в эстонской армии от призыва в армию российскую. Эстонские паспорта, дающие право свободно перемещаться по Европе, получила уже примерно половина жителей района, включая сотрудников МВД, госслужащих и местных депутатов. Эта гражданская победа Эстонии хотя и не столь зрелищна, как военный парад, но куда убедительнее по сути.

Город Нарва, в котором прошел парад, в российско-эстонских отношениях занимает особое место. В 1993 г., за два десятилетия до аннексии Крыма, нынешний президент России, а в то время - работник администрации тогдашнего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, Владимир Путин, уже пытался "защищать права" русскоязычного населения на территории сопредельного государства. Незадолго до проведения организованного местными властями референдума о предоставлении Нарве ряда особых прав на местном уровне, учитывая большой процент русскоязычного населения, со стороны России к границе вышел отряд казаков - участников конфликтов в Абхазии, Молдове и Нагорном Карабахе. Тогдашнему главе Нарвского горсовета Владимиру Чуйкину, перед глазами которого еще маячили картины При-днестровья, пришлось приложить немало усилий для предотвращения непрошенной помощи. Выйдя на Путина, координировавшего казачьи перемещения, Чуйкину удалось убедить его не предпринимать из России каких-либо действий в поддержку Нарвы. Пожар не вспыхнул. Повезло...

Фото: europe-today.ruСегодня, по прошествии двух десятилетий, было бы ошибкой рассматривать Нарву как возможный "эстонский Донбасс". По мнению Тоомаса Хендрика Ильвеса, украинский сценарий в Эстонии невозможен по экономическим причинам. Ведь если среднестатистический житель Донец-ка или Луганска получал до начала войны зарплату, эквивалентную 200 евро в месяц, и мог соблазниться лучшей жизнью в России, то среднестатистический житель Нарвы получает порядка 2000 евро, и соблазнять России его нечем. К тому же эстонский паспорт дает ему возможность свободно ездить по всей Европе. Конечно - и Ильвес это признал - "многие русскоязычные граждане, проживающие в Эстонии, в силу эмоциональных причин поддерживают аннексию Кры-ма". Но такая поддержка никогда не пойдет дальше разговоров на кухне и не породит практических действий. Парад был адресован не эстонским русским - он стал ответом на последние заявления Владимира Путина.

Начиная с валдайской речи, российский президент последовательно раскручивал кампанию прямого шантажа Запада военной угрозой. "Сегодня резко возросла вероятность целой череды острых конфликтов если не с прямым, то с косвенным участием крупных держав, - заявил Путин, выступая на Валдае. - При этом фактором риска становятся не только традиционные межгосударственные противоречия, но и внутренняя нестабильность отдельных государств, особенно когда речь идет о странах, расположенных на стыке геополитических интересов крупных государств или на границе культурно-исторических, экономических цивилизационных материков. Украина, о которой наверняка тоже много говорили и поговорим еще, - один из примеров такого рода конфликтов". Его следующие выступления были еще более откровенны. Путин вовлекал Запад в цепочку мелких уступок, угрожая в случае отказа большой войной. Его расчет опирался на прагматическую логику западных лидеров: стоит ли им идти на огромные риски ради какой-то мелкой проблемы вдалеке от их границ? Москва ставила перед США и ЕС классический вопрос 30-х годов прошлого столетия: "Вы готовы умереть за Данциг?" - где в роли Данцига выступали Крым, Донбасс, вся Украина - а в перспективе и прибалтийские страны...

Сегодня тема ядерного шантажа Кремля хотя и не закрыта окончательно, но, по крайней мере, существенно сужена.
В сумеречной зоне осталась только Украина - и здесь коллективный западный Чемберлен все еще уязвим. Впрочем,
уязвим он больше перед нерешенностью вопроса о том, что делать с обломками России, когда та наконец рухнет?

Однако именно на Прибалтике уступкам пришел конец. Запад почувствовал, что прибалтийский рубеж может стать для него последним. Отказ защищать - хотя бы и ценой большой войны - одну из стран НАТО означал бы крах альянса, крах ведущей мировой роли США и сдачу Европы на разграбление любому достаточно наглому разбойнику с ядерной бомбой в кармане - не обязательно даже именно Путину и именно России. И тогда Запад сыграл на симметричное опережение: в начале сентября на саммите в Уэльсе было принято решение о дислокации постоянного контингента НАТО, а также контингента американских военнослужащих на территории Балтии и Польши. Их численность - чисто символическая, к примеру - по 200 человек в Эстонии и Латвии. Но важен сам факт их присутствия: теперь, если "вежливые зеленые человечки" там все-таки появятся, это будет означать автоматическое вовлечение России в прямое военное столкновение с США - то самое, которого Москва рассчитывала избежать благодаря шантажу. Командование США и НАТО успешно отбило назад заданный им вопрос, переадресовав его в Кремль: "А вы, президент Путин, готовы умереть, к примеру, за Нарву?"

Сегодня тема ядерного шантажа Кремля хотя и не закрыта окончательно, но, по крайней мере, существенно сужена. В сумеречной зоне осталась только Украина - и здесь коллективный западный Чемберлен все еще уязвим. Впрочем, уязвим он не столько перед прямым ядерным шантажом Москвы, который все явственнее обретает черты блефа, сколько перед нерешенностью вопроса о том, что делать с обломками России, когда та наконец рухнет? А то, что она неизбежно рухнет, если санкционное давление будет продолжено даже в нынешнем объеме, не говоря уже об его усилении, на Западе хорошо понимают.

Будем реалистами: Украину легко принесли бы в жертву амбициям Путина, если бы это решило проблему грядущего российского краха. Но сдача Украины его лишь отодвигает, но не отменяет. Что делать Европе, когда это случится? Как быть с территорией России, на которой размещено не только ядерное, но и химическое, и бактериологическое оружие, плюс множество АЭС и множество опасных производств, если на этой территории воцарится хаос? Как быть, когда сто сорок миллионов россиян, уже сегодня совершенно одичавших и начисто лишенных каких-либо внутренних тормозов, хлынут в разные стороны, в сопредельные с Россией страны? Как не допустить расползания хаоса на остальной мир?

Технически ответить на этот вопрос способны только США. Но Вашингтон пока не готов взять на себя масштабный проект по демонтажу рухнувшей России и расчистке ее обломков. С другой стороны, Россия, уже без каких-либо вариантов, движется к своему последнему рубежу. Сегодня ее не спасти ничем, включая даже полную отмену санкций, и Запад рано или поздно будет вынужден принять новый вызов. Сумеет ли Украина продержаться до того момента, когда это наконец случится, - вот вопрос, остающийся пока открытым. Ответ на него нам придется найти самим. А Тоомас Ильвес - один из немногих наших союзников в его поиске. Он хорошо понимает нас, поскольку и его страна стоит вплотную к той последней черте, за которой разверзается бездна.

Серебряный век против "ватников"

День независимости Эстонии отмечается 24 февраля. В этот день в Ревеле (Таллинне) был распространен манифест "Ко всем народам Эстонии" принятый Комитетом спасения.

Открывая нынешний парад, командующий Силами обороны страны генерал Рихо Террас, заявил, что тогда, в 1918-м, "русские плечом к плечу с эстонцами воевали против Красной Армии и немецкого Прибалтийского ландсвера". Он также процитировал стихотворение Игоря Северянина, посвященное Нарве: "О город древний! город шведский! Трудолюбивый и простой! Пленен твоей улыбкой детской и бородой твоей седой". Выступление Терраса вызвало у российских комментаторов особенно сильное излияние желчи.

Как действительно рождалась Красная Армия

Фото: vk.comРоссийский День защитника Отечества практически совпадает с эстонским Днем независимости по месту и времени своего рождения. Обе даты, по сути, порождены одними и теми же событиями — и это совпадение привносит в нарвский парад еще одну обидную для россиян нотку. Согласно канонической версии, имевшей хождение еще в СССР, 23 февраля 1918 г. под Псковом и Нарвой "части молодой Красной Армии" впервые вступили в бой против германских войск. О том, что бой почти сразу перешел в паническое бегство, советские и российские историки предпочитают молчать. А зря — "победоносное отступление" было богато занятными эпизодами. К примеру, небезызвестный Федор Раскольников, бывший тогда комендантом Нарвы, бежал без оглядки сначала в Гатчину, а оттуда, под впечатлением от встречи с немецкой пехотой, рванул через всю европейскую часть России аж до самой Самары.

Когда Эстония начнет дружить с Россией

Тоомас Хендрик Ильвес, четвертый президент Эстонии, по материнской линии — потомок коренных петербуржцев. Его бабушка, Елизавета Васильевна Чистоганова, — русская. Мать, Ираида Сийтам, родилась в 1927 г. в Ленинграде. В 1928-м семья уехала в Эстонию. Осенью 1944-го при наступлении советских войск оба будущих родителя Ильвеса, уже знакомые с прелестями советского "освобождения" по событиям 1940 г., бежали в Швецию. Там, в 1953 г. в Стокгольме, и родился будущий президент. В середине 1950-х его родители эмигрировали в США. Ильвес вырос в Нью-Джерси, в 1976 г. окончил Колумбийский университет, получив степень бакалавра психологии, а в 1978-м стал магистром психологии в Пенсиль-ванском университете.

Фото: wordpress.com

В 1984 г. он переехал в Европу и начал работать в офисе радиостанции "Свободная Европа" в Мюнхене, а позднее возглавил эстонскую редакцию. После восстановления независимости в 1991 г. вернулся в Эстонию. В 1993-1996 гг. был послом в США, в 1996-2002, с небольшим перерывом в 1998-м, возглавлял эстонский МИД. В 2002-2004 гг. депутат парламента Эстонии, В 2004-2006 — Европарламента, где стал вице-президентом Комитета по иностранным делам. В 2006 г. впервые избран президентом, а через пять лет переизбран на второй срок.

В 2007-м, несмотря на сильное давление со стороны России, Ильвес проявил твердость в нашумевшей истории с переносом "Бронзового солдата", подписав "Закон о защите воинских захоронений", который позволял переносить останки военнослужащих, захороненных вне кладбищ. В августе 2008 г. он присоединился к декларации, подписанной также президентами Польши, Литвы и Латвии, в которой действия России в Южной Осетии были названы агрессией против Грузии. Столь же твердую позицию президент Эстонии занял и в отношении событий в Украине.

"Проблема России заключается в том, что это авторитарный режим, легитимность которого основана на ностальгии по авторитарной культуре", — заявил он в одном из недавних интервью. По мнению Ильвеса, это единственная причина, ведущая Россию к изоляции. "Как только Россия станет демократической страной, самые лучшие отношения у нее будут с Эстонией", — резюмировал он.