Мир

Чем Тим Кук похож на Барака Обаму

В продвижении своих интересов корпорация Apple использует те же методы, что и Белый дом

Между правительством США и компанией Apple есть нечто общее помимо американской "прописки" — это способ продвижения своих интересов. Возьмем для наглядности вчерашнюю презентацию "яблочников".  Строго говоря, ничего прорывного на ней не было. Столь долгожданный iPhone 7 и даже флагманский iPhone 7 Plus никак не тянут на статус "убийцы конкурентов" и точно не заслуживают репутации gamechanger — изменяющий правила игры. В них нет ничего принципиально нового. Процессор в половину шустрее? Так этим никого не удивишь, средний пользователь прирост скорости может даже не заметить, а "железо" нового поколения от предыдущего почти неотличимо. Две тыльные камеры "для большей глубины снимков"? Тоже не новость, Huawei в сотрудничестве с Leica такую "трубу" уже полгода как продает. Отказ от стандартного порта-миниджека для наушников в пользу проприетарного разъема? Так, опять же, Sony-Ericsson еще десять лет назад этим баловалась. Официальная водонепронецаемость?  Ее впервые продемонстрировали еще на CeBIT-2002... Беспроводные наушники? Вообще смешно: чуток доработанный Bluetooth. Соглашения с разработчиками о портировании популярных игр на свой девайс — практика тоже давняя и весьма популярная.

Тем не менее нельзя не признать очевидного: это хорошо продается. А еще — что, к слову, гораздо важнее — определяет дальнейшую тенденцию. И все остальные — от конкурентов до пиратов и производителей игрушек — будут вынуждены ее поддержать, чтобы удержаться в тренде. Результат предсказуем: внешнее единство при внутреннем многообразии. Смартфон — не обязательно айфон, но обязательно — "прямоугольник со скругленными углами". Так почему бы этот стандарт в перспективе не дополнить водонепроницаемостью и парой камер?

Правительство США делает ровно то же самое. И "презентация", устроенная Вашингтоном в последние две недели, наглядное тому подтверждение.

Когда накануне саммита G20 в китайском Ханчжоу Кремль продавливал переход от "нормандского формата" к "мюнхенскому" — то есть решению судьбы жертвы насилия без ее участия — первым политическим ответом ему за рамками дипломатии стало решение Минфина США о расширении санкций против РФ: черный список прирос чиновниками оккупационной администрации Крыма и коллаборантами из ОРДЛО, а также, что более существенно, судоремонтными предприятиями, в том числе работающими на полуострове, фирмами, привлеченными к строительству керченского моста, и многочисленные дочерними компаниями "Газпрома", причем не только добывающими и транспортными. Под санкциями оказалась и крупнейшая медийная компания в РФ — АО "Газпром-медиа Холдинг", что весьма немаловажно, учитывая роль, которую Кремль отводит СМИ.

Собственно, это был первый выстрел в операции по принуждению Москвы к "нормандскому формату". Причем отнюдь не холостой. Он задал направление всем дальнейшим событиям, внешнюю сторону которых видел весь мир: бесполезные для Путина личные встречи с Меркель и Олландом, "забывчивость" Терезы Мэй, растерявшей манеры в присутствии российского президента, проигранная им дуэль взглядов с Обамой. И, как следствие, вымученное признание: мол, встречаться с Порошенко придется, куда деваться-то...

На этом фоне продление европейских санкций — несмотря на разногласия в ЕС — стало естественным продолжением тренда, хотя в отношении производителя зенитных ракет "Алмаз-Антей", безусловно, было нечто личное: именно его продукция сбила злосчастный МН17, о чем накануне очень кстати в очередной раз напомнил Bellingcat. В общем, "прямоугольник со скругленными краями" есть, какова бы ни была его начинка.

Но украинский кризис для Обамы — вопрос куда меньшей личной вовлеченности, нежели сирийская проблема. "ДС" уже писала, что саммит "двадцатки" в Ханджоу был для американского президента своего рода "дембельским аккордом". Однако он закрыт лишь частично: Украина все же в большей мере входит в сферу ответственности европейских союзников, а Вашингтон до сих пор выполняет роль кавалерии из вестернов. В сирийские же дела он вовлечен прямо, и нынешнее состояние делает их не самым желанным наследством, особенно если следующим президентом окажется Хиллари Клинтон.

Результат обсуждения этой темы на полях саммита с Путиным оказался далек от удовлетворительного: кремлевский визави предпочел утопить ее в болтовне. Так что в ход была пущена явная домашняя заготовка: обновленный санкционный список от министерства торговли США. В основном он совпадает с минфиновским, но 11 новых позиций в нем представляют особый интерес. Девять из них — это производители микроэлектроники, полупроводников и телекоммуникационного оборудования, в том числе военного и двойного назначения, еще две, по всей видимости, их оптовые поставщики с индийской и гонконгской пропиской.

Попадание компаний в черный список минторга означает режим максимального контроля и противодействия сделкам с ними американских контрагентов, торгующим высокотехнологичной продукцией, а также запрет на ее реэкспорт через третьи руки. То есть любая попытка сделки подобного рода по умолчанию будет считаться подозрительной.

Таким образом, американцы продолжают курс на отрезание России легального доступа к технологиям, причем не только своим: мировые компании фактически оказываются перед выбором: рискнуть потерей доступа к американскому рынку ради возможных российских прибылей или же воздержаться и не попасть под санкционный пресс.

В этом нет ровным счетом ничего нового, да и старое не успело забыться: именно так действовала поправка Джексона-Вэника к Закону о торговле, принятая в 1974 г. против СССР и отмененная в отношении РФ лишь в 2012-м. Впрочем, использование соответствующих практик без ее формального восстановления оставляет широкое поле для маневра — и возможности "откатиться" в случае, если Москва пойдет на уступки. Обращаясь к аналогии с Apple, с известной долей условности можно сказать, что это та самая "водонепроницаемость", тем более что аналогичные шаги предпринимали и европейцы.

Что же до реакции Москвы, то очередная бравада вроде имитации атаки на натовский разведчик, шедший вдоль границ РФ, и победные реляции о том, что Анкара опять дала добро на строительство "Турецкого потока", не должны вводить в заблуждение. Хотя бы потому, что воздушные инциденты вроде этого стали уже привычными и вместо былого беспокойства вызывают решимость крепить оборону. Ну а после фактической реабилитации режима Эрдогана (который стал бесспорным победителем по результатам саммита) ему незачем заигрывать с Москвой и можно вернуться к обычной практике снисходительного соглашательства, пока не доходит до дела.

Более того, Турция — "подрядчик" для США куда более своенравный, нежели Nintendo для Apple, — уже заявляет о достигнутых с американцами договоренностях в отношении наступления на "столицу" ИГИЛ Ракку.

Тем временем в очень общих чертах стала известна суть предложения, которое Обама делал Путину: гарантированное длительное перемирие, в том числе в осажденном войсками Асада Алеппо, гуманитарные коридоры к городу, запрет на полеты сирийских ВВС и в финале — скоординированная воздушная кампания против "Халифата". Российская сторона переговоры всячески затягивала, так что Госдеп прямо заявил: смысла в дальнейшем обсуждении деталей не видит. Фактически это ультиматум: если Москва продолжит мешать, давление усилится, причем, учитывая нынешние тенденции, не только со стороны США. Опять же, по упомянутой аналогии, "прямоугольник со скругленными краями" готов пополниться новыми, хоть и известными стандартными атрибутами. Так что даже самым состоятельным россиянам окажутся недоступны не только вожделенные "седьмые айфоны" белой сборки, но и куда более дешевые радости ХХІ века.