Мир

Что Керри отказался "купить" у Путина в Москве

Американский госсекретарь прибыл в Москву не в качестве купца, а лишь привез требования США

В четверг, 24 марта, в Москву с официальным визитом прибыл госсекретарь США Джон Керри, чтобы детально проговорить ситуацию в Украине и Сирии, а также обсудить вопрос возвращения летчицы Надежды Савченко. Москва к этому визиту подготовилась, в контексте создания необходимой картинки встречи с Владимиром Путиным и Сергеем Лавровым, которая проходила "в теплой и дружественной атмосфере", с шутками да прибаутками. Однако ряд признаков, в том числе тех, которые продуцировались российской стороной по ходу встречи, и уже после, указывают на то, что это были не переговоры двух "уважаемых партнеров". Госсекретарь США прибыл озвучить условия, выполнение которых станет залогом для потепления отношений РФ с Западом.

Госсекретарь заявил президенту РФ, что у США есть несколько предложений, как урегулировать кризис на Донбассе. "Господин президент, у нас тоже есть определенные идеи, которые касаются, во первых, того, как быстрее добиться прогресса в отношении Украины. Знаю, что вы также с нетерпением ждете возможности заняться другими серьезными проблемами. И я с нетерпением жду возможности сегодня серьезно поговорить о важных вопросах, касающихся продвижения вперед по этой тематике, по этим вопросам", - заявил Керри. Далее он подчеркнул, что выполнение "Минска-2" - это прямой путь к снятию санкций с России. Это первый пункт в списке условий Вашингтона. Керри не торгуется, а прямо говорит, что "Титаник" российской экономики, которой не по зубам ведение военных действий сразу на нескольких фронтах, не дает оснований Москве выступать с какими-то требованиями. И весь мир прекрасно осведомлен о состоянии экономики РФ.

Кстати, тут можно привести статью американского журналиста Эндрю Крамера для The New York Times, в которой он, ссылаясь на сообщения инсайдеров в Кремле, пишет: дела в России настолько плохи, что руководство всерьез подумывает "разбить копилку, которая ранее считалась неприкосновенной, что приведет к долгосрочным последствиям для российской экономики: облагать налогом средства, которые нефтяные компании должны инвестировать, чтобы обеспечить будущую добычу нефти". Но чем дольше Кремль, подчеркивает Крамер, будет изымать средства из самого важного для него нефтяного сектора, тем выше будет ущерб для экономических перспектив. Фактически Москва ради того, чтобы протянуть еще немного, продолжая следовать своей деструктивной политике, рушит свое будущее.

Понимает это и сам Владимир Путин, но пытается выглядеть уверенным в себе. Правда, мягко говоря, откровенно неудачно. Начало встречи с американской делегацией под руководством Керри он решил посвятить шуткам, "одев" образ ироничного, удалого и, в то же время, влиятельного правителя, отпустив колкость по поводу того, что госсекретарь, видите ли, вынужден сам нести свой чемодан, спускаясь с трапа самолета. Но неуверенность, которая явственно читается на его лице, а также услужливое подхихикивание сидящего рядом Лаврова создают картину наигранности, будто они максимум сил прилагают, чтобы показать - "в Багдаде все спокойно, что ни говори". Делегации из США оставалось лишь следовать протоколу и вежливо улыбаться неуклюжему юмору президента "сверхдержавы".

При этом Кремль традиционно полагает, что его тактика "множить конфликты и хаос" ради получения "выкупа" от Запада, сама по себе позволяет диктовать условия Западу и выступать в роли мирового лидера. Однако московские переговоры можно назвать торгами лишь с большой натяжкой - Москва сочла, что частичного вывода войск из Сирии будет достаточно для получения выгодной оплаты со стороны США, при этом продолжив под прикрытием борьбы с "Исламским государством" вести борьбу с оппонентами президента Сирии Башара Асада.

Еще одним предметом торга российская верхушка видит теракты в Брюсселе 22 марта, которые унесли жизни 34 человек. Уже после встречи, Лавров, выступая в Дипломатической академии МИД РФ, заявил, что брюссельские события подтвердили обоснованность инициативы Путина создать широкий антитеррористический фронт - идею, которую российские лидеры теребят уже давно. Эта идея озвучивалась после ноябрьских терактов в Париже - фактически безрезультатно, лишь Франсуа Олланд активно продвигал консолидацию усилий, в то время как Москве нужен был весь Запад. Четыре взрыва 22 марта в сердце Евросоюза воскресили надежды Путина. Но опять-таки - по нулям.

И вот почему. Параллельно с поездкой Джона Керри в Белокаменную проходил визит замгенсека НАТО Александра Вершбоу в Литву. На пресс-конференции с президентом Далей Грибаускайте он прямым текстом заявил, что россиянам не удастся обменять совместную борьбу с терроризмом на Крым, Донбасс и Украину в целом. "Россия также ставит вопрос о том, что мы должны сотрудничать против терроризма и прекратить наши меры, предпринятые в ответ на агрессию против Украины. Мы не собираемся делать никаких послаблений. Россия этой агрессией нарушила базовые принципы европейской системы безопасности. И даже если мы могли бы больше сотрудничать против терроризма, мы не собираемся отказываться от нашего твердого ответа на эту агрессию и незаконную аннексию Крыма в частности", - заявил Вершбоу. То есть, Украина автоматически убирается из российского "списка покупок".

Есть еще Сирия. Опять-таки Вашингтон не купился на вывод российской авиации, а прислал Керри разъяснить Кремлю необходимость прекратить раскачивать лодку мирных переговоров в Женеве. Россия сейчас, напомним, ставит палки в колеса с помощью так называемой московской оппозиционной группы Сирии, которую втащила в переговорный процесс. На деле эта "оппозиция", не имеющая ни военной силы, ни веса в обществе, призвана показать отсутствие единства среди оппонентов Асада. Еще один рычаг влияния на переговоры - сирийские курды из "Демократического союза" (PYD), недавно объявившие создание федерального округа в трех подконтрольных регионах на севере страны. Они союзны США и всецело ими поддерживались, но Россия оспаривает американскую "монополию". В результате поддержки с обеих сторон, курды укрепились достаточно, чтобы нести реальную угрозу объединению государства. Президенту Сирии это не выгодно, но приходится молчать, т.к. приход к власти поддерживаемой Штатами оппозиции - это крах режима Асада.

Последний, к слову, стал своего рода разменной монетой в сирийской теме. Американский госсекретарь сказал по итогам встречи, что России следует поработать над тем, чтобы Асад "принимал правильные решения". Речи об уходе сирийского президента не было. Но в то же время стороны заявили, что договорились о сроках создания переходного правительства и проекта конституции к августу 2016 года. Также, как заметил Керри, и США, и Россия призывают обе стороны в Сирии сесть за стол переговоров и начать прямой диалог.

Говорили участники московских переговоров и о Надежде Савченко, что подтвердил и Лавров, и скупой на слова рупор Кремля Дмитрий Песков. Министр иностранных дел на пресс-конференции также добавил, что состояние здоровья летчицы не вызывает опасений. О возможности возвращения Савченко домой он не распространялся, но буквально днем ранее Лавров после встречи с немецким коллегой Франком-Вальтером Штанмайером заявил, что Путин рассмотрит предложения по обмену Савченко.

Итак, на поверхности три темы, обсуждаемые во время встречи: Донбасс, Сирия и Савченко. Но последовавшие за переговорами заявления российских чиновников наталкивают на мысль, что говорили Керри, Путин и Лавров еще как минимум о Турции и Северной Корее.

Вероятно, госсекретарь поднял вопрос необходимости выкурить трубку мира с Анкарой, что определенно поможет снизить эскалацию напряженности в регионе, но не входит в планы Кремля. Позицию Москвы по этому вопросу публично выразила глава Совета Федераций Валентина Матвиенко: "разморозка" отношений двух стран, по ее словам, возможна при условии того, что Турция признает вину за сбитый самолет Су-24. "Российско-турецкие отношения, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Как вы знаете, охлаждение наступило не по нашей вине. Мы готовы их "разморозить" при условии, что руководство Турции признает свою ответственность за уничтожение российского самолета над территорией Сирии. Однако с турецкой стороны пока нет даже намеков на это", - заявила она. Формально Москва оставила Анкаре узкую тропинку к улучшению отношений, если бы она того захотела, но сделала это в такой манере, что турецкий путин - Реджеп Тайип Эрдоган - точно извиняться не будет.

Что касается Северной Кореи. Опять же, после встречи с Керри, Лавров сказал, что Россия выступает против дестабилизации обстановки на Корейском полуострове, в том числе против наращивания военного потенциала после действий КНДР: "Наша позиция - позиция РФ - неизменна. Безответственные действия Пхеньяна не должны использоваться как повод для неадекватной и непропорциональной реакции в виде наращивания военного потенциала в Северо-Восточной Азии". Вполне возможно, что госсекретарь в Москве припомнил поставки российских деталей для ракеты в Пхеньян, которую улыбчивый Ким Чен Ын в окружении не менее улыбчивых военных с блокнотиками запустил 8 февраля. Последовал резкий ответ министра иностранных дел, который дает понять, что Россия не собирается терять КНДР как еще один механизм троллинга международного сообщества.

Примечательно еще одно заявление Лаврова в Дипакадемии МИД РФ, в котором он детально расписал роль Запада и США в зарождении современного терроризма. В частности, вспомнил вторжение США в Афганистан для противодействия СССР - после чего появилась "Аль-Каида", Ирак - зародилось ИГИЛ, Ливию - политический кризис до сих пор не стихает и эта страна уже превращается в новую родину джихадистов. В общем Лавров наговорил очень много на эту тему, но в то же время ничего нового не озвучил, повторив отработанные шаблоны. Однако если расценивать это заявление в качестве сигнала остальному миру, то российская сторона явно недовольна, если не разгневана, результатами визита Керри в Москву. Крупной сделки не произошло. Вместо этого лишь пакет условий.