Мир

Что привез Байден

Нынешний визит вице-президента США в Киев ставит точку в вопросе принадлежности Украины к Западу

Несмотря на самые мрачные предположения в отношении возможного содержательного наполнения визита вице-президента США Джозефа Байдена в Киев (в частности, экспертное сообщество не удержалось от "педалирования" тезисов о некой головомойке, которую может устроить Байден украинской верхушке на тему системной коррупции, обвинения в которой в публичном пространстве звучат с завидным постоянством), трудно интерпретировать событийный фон этого визита в подобной системе координат.

Здесь необходимо, впрочем, акцентировать внимание на ряде моментов. Во-первых, Украина - в контексте как обстановки в регионе, так и общей международной ситуации (к примеру, беспрецедентного, хотя и вынужденного сближения между ЕС и Турцией) отнюдь не выглядит, говоря схематически, каким-то слишком выделяющимся оазисом коррупции - в сравнении, конечно, с пестрым пространством постсоветских стран как таковых.

Ведь при всей остроте национальной дискуссии на эту тему, стоит все же обратить внимание на то, что всего пять лет назад функцию устрашающего европейского примера деградации государственного аппарата под влиянием коррупции безнадежно выполняла свежеиспеченная страна-член ЕС Румыния. А ныне она является не только региональным примером разгрома сращенных с властью мафиозных организаций, но и моделью, с которой, в частности, скопирован и ряд новорожденных украинских государственных институтов, включая предположительно полностью независимую антикоррупционную прокуратуру.

Примечательно, что, предваряя как визит вице-президента США, так и озвучивание в значительной мере судьбоносных для нашей страны решений со стороны руководства ЕС, именно как можно более быстрое "начало операций" созданной законодательно и наполненной кадрово новой системы специализированных правоохранительных органов позиционировалось как платформа для дальнейшего содержательного сотрудничества между Украиной и Западом.

Несмотря на спровоцированный Россией экономический нокдаун, оккупацию Крыма и пограничных с Россией районов двух восточных областей, прямую вооруженную интервенцию РФ, попытки шантажа и распространения террора со стороны этой бывшей имперской и советской метрополии, Украина...со всей неумолимостью логики развития событий и политической неизбежностью - превращается в часть западного мира

Во-вторых, показательно, что новые бонусы, такие как $300 млн (похоже, из того самого американского бюджета-2016) на нашу национальную оборону и безопасность (заметим, что крупные суммы в близком радиусе $100-200 млн на внедрение ключевых отраслевых реформ были синхронно анонсированы европейскими партнерами) американская делегация озвучила чуть ли не в первые часы нахождения на украинской земле.

Разумеется, все это не является каким-либо сюрпризом - политика финансирования украинских политических и экономических реформ, обороны и безопасности, а также полноценной интеграции в европейский и мировой рынок на этот раз осуществляется крайне консервативно. Вместе с тем, в особенности учитывая трехкратную девальвацию национальной валюты за неполных два года, $500 млн "на Миколая" - отнюдь не "копейки", а примерно 2% доходной части правительственного проекта бюджета на будущий год.

В-третьих, та тяжелая ситуация, в которой как с экономической, так и с внешне- и военно-политической точки зрения начинает утопать Россия, еще недавно видимая США как потенциально стратегический партнер в рамках иранского и сирийского урегулирования, направляет действующую американскую администрацию по пути скорее воплощения возможного, нежели надежд на возвращение в Кремль здравого смысла.

В этом контексте обращенные к украинскому руководству призывы Байдена придерживаться Минских соглашений, невзирая на перманентное нарушение этих договоренностей Россией, имеют тот смысл, что некоторая стойкость, с помощью множества разнообразных инструментов сдерживания (значение которых, конечно, в кратких информационных периодах не может быть по справедливости оценено глубоко стигматизированным украинским обществом) в уже обозримой перспективе окупится с лихвой.

В частности, нельзя не отметить того, что Вашингтон отказался - в отличие от некоторых германских чиновников, как-либо оценивать блокаду Крыма, здраво полагая этот процесс как реализующийся в законных пределах украинской внутренней политики. Наконец, некоторая синхронизация обнадеживающих сигналов со стороны Брюсселя и факт настолько комплексного аудита американо-украинского взаимодействия, как участие вице-президента США в завершении украинского публично-политического сезона - ярко демонстрируют актуальность тезиса, еще пять лет назад воспринимавшегося как откровенная ересь.

Этот тезис состоит в том, что несмотря на спровоцированный Россией экономический нокдаун, оккупацию Крыма и пограничных с Россией районов двух восточных областей, прямую вооруженную интервенцию РФ, попытки шантажа и распространения террора со стороны этой бывшей имперской и советской метрополии, Украина...со всей неумолимостью логики развития событий и политической неизбежностью - превращается в часть западного мира. А вот насколько динамично и оптимально этот шанс будет использован украинским обществом и его политическим классом, зависит только от самой украинской гражданской нации, у которой, возможно, впереди - и впрямь 48 месяцев без выборов.