Мир

Что стоит за латиноамериканским турне Барака Обамы

Президент США за четыре дня побывал на Кубе и Аргентине, добиваясь нормализации отношений с этими странами

Владислав Гирман

В четверг, 24 марта, закончился латиноамериканский вояж президента США Барака Обамы, которым он преследует сразу несколько целей. В первую очередь, добиться нормализации отношений там, где сильны левые режимы, во-вторых - помочь президентской кампании кандидата-демократа Хиллари Клинтон, привлекая симпатии латиноамериканского избирателя в США, и в-третьих, завершить президентский срок с как можно большим числом достижений. Четвертая цель - выдавливание России с "заднего двора" США - не декларируется. Вряд ли вообще на ней акцентируется какое-либо внимание, но со всей очевидностью, улучшение отношений с Вашингтоном ослабит влияние внерегиональных игроков в Латинской Америке.

"Я прибыл сюда, чтобы похоронить последний пережиток холодной войны между Северной и Южной Америкой. Я прибыл сюда, чтобы протянуть руку дружбы кубинскому народу", - цитирует Обаму CNN.

Однако президент США также констатировал, что между странами до сих пор существую серьезные различие в контексте политических систем и экономических моделей. Кроме того, в целом теплый прием, оказанный ему Гаваной, был несколько омрачен таким острым вопросом, как соблюдение прав человека на Кубе. Американский лидер заявил, что у кубинцев должно быть право организовывать и критиковать правительство, проводить мирные протесты, не опасаясь ответных арестов. "Не все согласны со мной в этом, но я считаю, что эти права человека являются универсальными. Я считаю, что это права американского народа, кубинского народа и людей во всем мире", - подчеркнул он, добавив, что реализация глобальных изменений на Кубе прежде всего зависят от самих кубинцев.

Рауль Кастро, чтобы сохранить лицо, не захотел проглотить "обиду", и поспешил перевести (точнее вернуть) критику в отношении Кубы в сторону Соединенных Штатов, заметив, что "страны, которые не обеспечивают население доступной медициной, образованием и справедливой оплатой труда, находятся не в том положении, чтобы читать лекции на Кубе". А также поднял тему американской военной базы в Гуантанамо, сказав, что она должна быть возвращена Кубе. Правда, нельзя сказать, что брату революционной иконы Острова Свободы удалось смутить Обаму, который в ответ признал, что обеим странам есть над чем работать в будущем.

В любом случае, эти небольшие пререкания двух лидеров не могли нарушить планы ни президента США, ни президента Кубы, ведь им обоим необходимо улучшение взаимоотношений. Поэтому-то Обама во время встречи с Кастро, комментируя заявление последнего о том, что Кубе удалось бы достичь большего, если бы не экономическая блокада США, пообещал, что эмбарго уже скоро будет полностью снято. 

Завершая свой исторический вояж на Кубу - первый визит президента США за 90 лет, Барак Обама направился в следующую страну, которая до последнего времени находилась во власти левого режима, - Аргентину. Визит Обамы сюда, несомненно проходил в более позитивной атмосфере, т.к. в ноябре президентом страны стал прозападный оппозиционер с самыми либеральными экономическими взглядами в Аргентине за последние 26 лет - 56-летний Маурисио Макри, пообещавший провести капитальное реформирование страны и привлечь инвестиции в экономику. Его победа стала концом эпохи президентства левого политика Кристины Киршнер, которая 12 лет назад получила этот пост, выдвинувшись от созданной с мужем партии "Фронт за победу".

В первый день своего визита, 23 марта, Обама объявил новую эпоху партнерства между Соединенными Штатами и Аргентиной и пообещал всецело поддерживать Макри в его стремлении улучшить экономику страны и вернуть доверие к ней на мировой арене. "При президенте Макри Аргентина вновь займет свою традиционную лидирующую роль в регионе и во всем мире. Мы обсудили нескольких сфер, в которых Соединенные Штаты и Аргентина могут быть сильными глобальными партнерами по продвижению универсальных ценностей и интересов, которые мы разделяем", - подчеркнул американский президент.

Также он похвалил Макри за высокие темпы проведения реформ, напомнив о предвыборном обещании аргентинца о "капитальном ремонте экономической политики". В первую очередь, Обама имел ввиду один из первых шагов Макри о выплате 4,6-миллиардного долга хедж-фондам, что завершит 14-летние правовые баталии. В частности, еще 8 марта правительство Аргентины решило этот долг погасить наличными, для чего понадобилось одобрение Конгресса. 16 марта нижняя палата одобрила законопроект и теперь дело за Сенатом, который рассмотрит инициативу до конца месяца. Если Сенат так же даст зеленый свет инициативе правительства, то выплата произойдет уже 14 апреля. Что более важно, погашение долга вернет страну на мировые кредитные рынки. Министр финансов Альфонсо Прат-Гай уже анонсировал размещение на международном рынке двух или трех новых суверенных облигаций на общую сумму до $15 млрд.

Очевидно, что нормализация отношений Буэнос-Айреса с международными финансовыми институтами и зарубежными кредиторами выгодна обеим сторонам, но чтобы подсластить пилюлю и перевернуть черную страницу истории двух стран, Обама, после беседы с Макри, пообещал снять гриф секретности с документов разведки и вооруженных сил относительно роли США в военном перевороте в Аргентине, который произошел 40 лет назад, 24 марта 1976 года. Тогда хунта Хорхе Виделы свергла президента Исабель Перон, после чего в стране начались репрессии и исчезновения людей. Конец правлению военной хунты положил фолклендский конфликт с британцами.

Нынешний же президент Аргентины очень положительно оценивает визит Обамы и надеется, что у отношений двух стран "есть все шансы стать зрелыми и разумными". Чего по вышеупомянутым причинам, конечно же, желает и президент США.

Стоит заметить, что из поля зрения Белого дома выпали еще две латиноамериканские державы с ярко выраженной левой верхушкой - Венесуэла и Боливия. Но, вероятно, до следующих выборов, после которых и Каракас, и Сукре вполне могут рассчитывать на кардинальное изменение курса, как это было в Аргентине.

Что касается Боливии, то недавно жители этой страны на референдуме проголосовали против поправок в конституцию, которые позволили ли бы действующему президенту Эво Моралесу избираться на четвертый срок. Моралес - представитель коренного населения с ярко выраженными левыми антиамериканскими взглядами - пришел к власти в 2005 году и надеялся, что электорат даст ему возможность посидеть в кресле главы государства до 2025 года.

Боливию и Венесуэлу связывают тесные отношения со времен Уго Чавеса. Однако несмотря на это, Боливия не дублировала все решения Каракаса, не провела глобальную национализацию, а напротив поощряла внешние инвестиции. Результат налицо - у венесуэльских друзей экономический кризис, падение ВВП, девальвация венесуэльского боливара, а в Боливии напротив наблюдается рост ВВП, развиваются различные экономические программы при участии других государств и т.п. Иными словами, Боливия не потеряна для западной цивилизации, и в 2020 году возглавить ее может кто-нибудь вроде аргентинского Макри.

В Венесуэле же не все просто. Хотя глава страны Николас Мадуро, продолживший дело покойного Уго Чавеса, жестко стоит на позициях антиамериканизма и неустанно во всех бедах винит Вашингтон, его влияние подкосили декабрьские парламентские выборы, на которых впервые за 17 лет победу одержала оппозиция. Получив 99 из 167 мест в парламенте, оппоненты социалистов Мадуро получили возможность более продуктивно "травить" президента. Политический кризис в стране, который начался после назревшего противостояния двух сил, сопровождается экономическим. В Венесуэле даже было введено чрезвычайное положение в экономике. Справедливости ради заметим, что экономические потрясения - закономерный результат неумелого управления венесуэльских социалистов, бездарно растрачивавших нефтедоллары вместо вложения их в технологический прогресс и развитие других отраслей промышленности. Пока же оппозиционный блок "Круглый стол" пытается сломить сопротивление Мадуро и перестроить экономику, параллельно обмозговывая план по отставке президента. Если венесуэльцам удастся положить на лопатки Мадуро и Ко в 2018 году, а боливийцам - Моралеса в 2019-м, то вполне вероятно, Вашингтон сможет найти общий язык и с ними.