Мир

Что упало, кроме гривны

Курс доллара вырос не только в Украине: американская валюта укрепляется во всем мире. Страдают развивающиеся страны и сырьевые экспортеры. Чего ждать Украине?

Фото: 24tv.ua

Игорь Самохин, Валентина Кузык, аналитическая команда Информационной кампании Stronger Together

Курс-камера: украинские проблемы с курсом в международном измерении

На "взлетную полосу" долларового курса мы вышли еще в конце февраля прошлого года. Если в начале 2014 доллар стоил около 8 грн, то за год курс американской валюты вырос более, чем в три раза. 5 февраля этого года Нацбанк прекратил определять соотношение валют по результатам ежедневного долларового аукциона и начал ориентироваться на курс межбанковских торгов. Курс доллара моментально взметнулся с 16,78 до 24,35 грн., несколько дней - и показатель в 26 грн. за доллар был преодолен.

Сложно сказать, продолжит ли гривна пике: более ранние прогнозы на 2015 год и правительства, и даже международных экспертов на уровне 17 грн за доллар давно неактуальны. Уже сейчас можно констатировать: с февраля 2014 за год гривна обесценилась на 70%.

Несмотря на то, что глубина нашего падения в этом году стала уникальной, существенные валютные колебания, даже в развитых европейских странах, - обычное дело.

Рука Федерального резерва

Вопреки расхожему мнению, пара евро и доллар не всегда "одинаково" стабильна. В феврале 2014 года за один евро можно было купить 1,39 долларов, но уже через год - 1,13 долларов (-20%). И это не предел: в январе Европейский центральный банк начал программу "квантитативного смягчения" (другими словами, будет печатать евро для выкупа гособлигаций и остановки дефляции), а значит, европейская валюта будет "падать" и далее: The Economist предполагает, что соотношение может составить 1:1.

Главная причина ослабления курса европейской валюты к доллару проста - рост американской экономики (+2,4% к ВВП в 2014 году по сравнению с +0,9% в еврозоне). Успех США обусловлен улучшением состояния торгового баланса (экспорт вырос, импорт сократился из-за цен на нефть).

В последнее время инвесторы, как правило, не ограничиваются рынками развитых стран, но сейчас у "перспективных" экономик тоже проблемы, которые сопровождает в том числе и девальвация. 12 февраля индекс валют перспективных рынков от Bloomberg упал до самого низкого показателя со времен существования рейтинга (1999 года). Некоторые валюты - российский рубль, турецкая лира и нигерийская наира - опустились до самых низких значений за всю историю. Причина та же: слабый экономический рост.

По данным аналитиков Информационной кампании Stronger Together, плохи дела у стран, которые экспортируют сырье и энергоносители: за прошлый год цена на нефть снизилась в два раза, индекс цен на сырье от The Economist - -10% к прошлому году. Особенно пострадали Венесуэла и Нигерия, которые активно наращивали госрасходы в период высоких цен на нефть. Теперь же в Венесуэле инфляция на уровне 60%, а доллары можно купить только на черном рынке по курсу, который в 30 раз выше, чем официальный.

Жертвы франка

Усиливается не только доллар. Швейцарский национальный банк, перестав, подобно украинским коллегам, поддерживать нацвалюту, ревальвировал франк с 1,2 до 1,05 за евро. Этот скачок аукнулся кредиторам в Польше и Хорватии, предпочитавшим франк из-за низких процентных ставок. Хорватский парламент решил зафиксировать для должников курс по состоянию "до скачка" (6,4 хорватских куны за доллар), а вот в Польше развели руками: там около полумиллиона человек набрались ипотечных кредитов во франках и государственное вмешательство могло больно ударить по финансовой системе.  

Украинцам знакома проблема "кредитов в иностранной валюте": она уже привела к ряду протестных акций, которые сами организаторы амбициозно назвали "финансовым майданом".

Впрочем, для населения проблемы только начинаются: импортные товары будут дорожать, толкая вверх показатели инфляции, процентную ставку НБУ и ограничивая и без того вялое кредитование бизнеса. На госуровне нас ждут проблемы с выплатами по внешним долгам.

Но главная проблема правительства все же - негодование собственных граждан. Азиатский кризис в 90-х доказал, что любая девальвация имеет не только экономическое, но и социальное измерение. Резкое обесценивание индонезийской рупии стало одной из  причин ухода диктатора Сухарто в 1998 году, после 31-летнего периода правления. А президент Венесуэлы Николас Мадуро уже в этом году рискует потерять контроль над парламентским большинством на фоне инфляции и дефицита импортных товаров.

Невеселящий газ

Украинские власти, возможно, рискуют меньше ввиду конфликта на востоке и нежелания большинства граждан "раскачивать" ситуацию. НБУ придется проводить более последовательную монетарную политику, так как ресурс золотовалютных резервов был бездумно растрачен Арбузовым, да и непосредственно Кубивым и Гонтаревой в период политического и экономического кризиса. После Майдана курс вроде как отпустили, но потом испугались собственного решения и продолжали его регулировать. В декабре прошлого года и в январе нынешнего официальный курс держали на отметке 15,8 грн., когда на межбанке валюту торговали по 20-21. Параллельные курсы - всегда плохая идея, рано или поздно Нацбанку пришлось бы уступить рынку и привести административный курс к рыночному уровню.

В краткосрочной перспективе Гонтаревой стоит проводить последовательную политику рыночного курса, даже если это будет означать большую волатильность (колебания курса). По словам экспертов, курс 25-26 грн. за доллар не адекватен ситуации в отечественной экономике и при условии финансирования от МВФ и мира на Донбассе должен снизиться.

Задание, впрочем, усложняется необходимостью импорта энергоносителей. Каждый раз, когда для "Нафтогаза" приходит момент расчета, НБУ должен отдать из резерва значительную часть долларовых запасов. За 11 месяцев прошлого года Украина импортировала газа на 5,2 млрд. долларов.

В долгосрочном измерении судьба курса зависит от экономической стабилизации, роста ВВП и улучшения инвестклимата. Кроме того, правительству стоит сокращать потребность в долларах путем стабилизации внешнего долга, профицита торгового баланса, сокращения трат на импортные энергоносители (в частности, газ). Выиграют от девальвации экспортеры: c учетом новых возможностей сотрудничества с ЕС в рамках Соглашения об ассоциации сейчас наилучшее время выходить на европейский рынок - самый богатый в мире.