Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Дело стражей. Когда Иран начнет топить британские суда

Пятница, 12 Июля 2019, 16:15
Влияние Москвы на Тегеран теперь утрачено — Иран откровенно заставляет Россию выбирать между собой и Израилем, за которым во многом стоит Америка

Фрегат Королевского флота HMS Montrose вынудил иранские корабли отступить. Фото: EPA

Попытка захвата британского танкера катерами Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в Ормузском проливе вновь усиливает напряженность вокруг Ирана. Несмотря, заметим, на некоторую разрядку, вызванную внезапным отказом Трампа от бомбардировки в ответ на сбитый дрон. И серию нападений КСИР и его агентов из подчиненных террористических группировок, таких как йеменская "Ансар алла", на танкеры других государств, как и ракетных ударов по тем же аэропортам стран региона.

Эсэсовцы аятолл

Министру иностранных дел Ирана Джаваду Зарифу пришлось ломать комедию — мол, прошел же ваш танкер, вот и радуйтесь и "не выдумывайте". Лондону, конечно, сегодня не совсем до Тегерана — там меняется власть и отношения с ЕС, но всплеска негодования теперь было не избежать. Зарифа, выпускника Денверского университета и выходца из богатого купеческого семейства, даже немного жаль — ведь он к КСИР отношения не имеет, ведь этот Корпус, как и, скажем, российская ФСБ, давно превратился в государство в государстве и под флагом Ирана занимается теми делами, за которыми светскому правительству остается только подчищать. Зачем же КСИР все это делает, кто еще заинтересован в подобном разбое и к чему это может привести?

Прежде всего атака явно носит демонстративный характер. Ведь 7 июля Иран, по-видимому, открыто начал обогащение урана сверх установленного уровня в 3,67%. Ранее по этому поводу замминистра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи заявил, что каждые 60 дней после этой даты Иран будет отказываться от части обязательств по сделке. Одним из гарантов которой является Великобритания. Главное условие шантажистов — Европа должна предоставить Ирану гарантированный механизм обхода американских санкций в торговле между европейскими странами и компаниями и Ираном. И что-то в этом отношении европейцы даже предприняли. Другое дело, что самим нарываться на американские санкции им не с руки, да и как этот механизм сможет работать — неясно.

Напомним об ограничениях, с которыми согласился Иран по условиям "ядерной сделки". Так, предельное количество обогащенного урана не должно превышать 300 кг в течение 15 лет после ее заключения. Далее, Иран отказывался от модернизации ядерного реактора в Араке, способного после нее производить оружейный плутоний. Были введены ограничения по количеству центрифуг и отказ от строительства новых мощностей по обогащению — тоже в течение 15 лет. США из сделки вышли — в качестве гарантий был выработан механизм контроля в виде проверок и инспекций, но республиканцы в ходе президентской кампании 2016 г. неоднократно заявляли, что Тегеран водит инспекторов за нос. Что, если верить данным израильской разведки, которые оглашал в свое время Биньямин Нетаньяху, вполне вероятно.

Теперь же в случае продолжения выхода Ирана из сделки он может последовательно отменять свои обязательства еще примерно год. Проблема в том, что на США и Израиль, а также на Великобританию, если премьером станет Борис Джонсон, эти методы вряд ли подействуют. Что касается КНР, то она не заинтересована в дальнейшей дестабилизации ситуации вокруг Ирана. А вот Россия, много лет торговавшая своим влиянием на Иран, похоже, бессильна что-либо сделать, притом что она увязла в противоречиях с персами на территории Сирии, пытаясь усидеть одновременно на израильском и иранском стульях. При этом вменяемость иранского режима вызывает — как вывод из продолжающихся тегеранских провокаций — все больше вопросов.

Стоит вспомнить, что в свое время проблемы в экономике страны, вызванные прошлым периодом санкций, вынудили бывшего президента Махмуда Ахмадинежада ввести фактически контроль силовиков над ней. Именно Ахмадинежад санкционировал переход экономики под управление структур КСИР. Подразумевалось, что КСИР должен прекратить хаос в хозяйстве Ирана. Однако, как и везде, получив экстраординарные полномочия и ключ от казначейских сейфов, силовые структуры либо окончательно добивают бизнес, примером чего может служить режим Мадуро, либо начинают бесконтрольно обогащаться, вывозя награбленное за рубеж, как в России. Впрочем, в Иране не совсем как везде — у сложившейся системы есть важная особенность.

Дело в том, что КСИР является политической военной организацией, а такого рода структуры в новейшей истории редки, ближайшим ее аналогом, похоже, является SS. Но доминировать в гитлеровской Германии эсэсовцы не могли — их уравновешивали армия, разведка, политическая полиция и бюрократия. А в Иране, по-видимому, из-за теократических элементов такой баланс не появился. Сегодня именно КСИР определяет политику страны, а не гражданская власть.

Поэтому речь идет о том, что гипотетическое ядерное оружие Ирана будет находиться не под контролем государства, а в руках специфической и практически неподконтрольной никому структуры с траснациональным охватом (не зря против ее бизнеса США ввели санкции). Более того, как раз КСИР обладает стратегией развития Ирана и вывода его из кризиса. И стратегия эта проста — военная экспансия, сбрасывающая все накопившиеся внутренние противоречия. В частности, смягчающая давление со стороны молодого населения страны, которое время от времени устраивает зрелищные городские бунты.

Поскольку изоляция сохраняется, а догматический теократический режим, тоже прячущийся за светским правительством, которое даже избирается на выборах (правда, с фильтром совета аятолл), Иран прорывает ее ведением трех захватнических войн — в Ираке, Сирии и Йемене. И вполне способен нанести ядерный удар первым (в частности, по Израилю). В рамках такой логики — постоянной и неограниченной военной экспансии — обладание ядерным оружием превращается во вполне ощутимую угрозу как минимум для всего окружающего Иран региона.

Подвешенный Путин

В Тегеране рады страхам соседей и боятся лишь создания коалиции по, так сказать, новой реконструкции Большого Ближнего Востока во главе с Америкой, способной устроить иранцам иракский сценарий, несмотря на все сложности такого предприятия. Тормозит этот вполне логичный сценарий исключительно Дональд Трамп, поскольку ориентируется на непопулярность всей иракской темы эпохи Буша-младшего, да и откровенно побаивается воевать. Ведь это в любом случае риск.

Отмена удара возмездия за сбитый беспилотник, как видим, мгновенно аукнулась нападением уже на британский танкер. Которое, заметим, было предотвращено лишь угрозой британского фрегата применить артиллерию. Это весьма красноречивая демонстрация тех ментальных проблем нынешней западной элиты, которые делают ее слабой. И, естественно, провоцируют такие внутренне одичавшие страны, как Иран и Россия, на все новые проявления агрессии, как региональные, так и глобальные.

Определяющей в этой ситуации так или иначе остается американская, а не европейская линия — при президенте Обаме американцы носились с Россией именно ради иранской сделки, которой теперь, по сути, нет. В значительной степени иранская опасность мотивирует проводить собственную российскую линию и Израиль.

В какой-то степени всем сторонам, в том числе Турции, выгодно, что Тегеран и Москва увязли в Сирии, причем еще и сцепились между собой. Но угроза со стороны Ирана продолжает нарастать — с высокой вероятностью провокации продолжатся, а без реального давления КСИР не уйдет из Сирии (откуда теперь российские ракеты, как выяснилось, долетают до Кипра), из Ирака и Йемена, хотя в последнем случае наметилась некая стабилизация. Да и Трампу надо что-то предъявить избирателю в сфере внешней политики, иначе выходит, что войны, из которых он порывался выйти, продолжаются, а международный антиамериканизм наглеет.

Зачем же на Ближнем Востоке теперь нужна Россия? В особенности после провалов авантюр Евгения Пригожина (кроме ЦАР, никаких успехов), подсвеченных арестом его политтехнолога в Ливии и стагнацией положения генерала Хафтара. А ведь представлялось, что в этой стране полностью разрушены институты власти. Несмотря на политическую коррупцию в Европе, на других театрах, и в первую очередь на Ближнем Востоке, Россия явно стала выдыхаться. То же задержание в греческом порту рекордной партии "сирийских" наркотиков указывает на степень разложения ее оккупационного контингента в Сирии. Характерен и эпический провал в Судане, который постепенно превращался в базу для российской наемной армии в регионе (каковая, впрочем, уступает КСИР по мощи и влиянию).

Влияние Москвы на Тегеран теперь утрачено — Иран откровенно заставляет Россию выбирать между собой и Израилем, за которым во многом стоит Америка (правда, на практике воюет с Ираном один только Израиль). Куда ни кинь — всюду клин. Скоро мы, по-видимому, услышим от Кремля, что Иран его подставляет. Что тот нередко и впрямь делает, чтобы, так сказать, дисциплинировать Путина, который известен своим стремлением подвешивать ситуации, но в данном случае он оказался подвешен сам.

Собственно, путь разрешения иранского вопроса выглядит довольно очевидным. Либо иранское общество и светское руководство сами сумеют отодвинуть от власти Корпус стражей исламской революции и начнут нормализацию, либо Иран будет заблокирован до степени возвращения "в каменный век" (как в похожем случае говорил неподражаемый заместитель госсекретаря при Буше-младшем Ричард Армитедж), чтобы владение ядерными технологиями стало для него неподъемным. Либо рано или поздно Израиль нанесет свой упреждающий удар. Всем заинтересованным сторонам, хотят они воевать или нет, понятно, что дарить "иранскому Гиммлеру", генералу Сулеймани ядерный арсенал абсурдно и самоубийственно.

Впрочем, кроме Израиля, эффективно разрешить иранский вопрос может еще и Китай. Хотя в мае Пекин и прекратил закупки иранской нефти, чтобы дополнительно не усугублять торговую войну с Америкой, при этом наращивает инвестиции в иранскую энергетику. Китай призывает стороны инцидента в Ормузском проливе проявить сдержанность и приложить необходимые усилия для того, чтобы избежать эскалации ситуации, заявил на брифинге официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан.

"Район Персидского залива играет важную роль в обеспечении международной стабильности и глобальной энергетической безопасности. Мы надеемся, что соответствующие стороны смогут проявить сдержанность, предпримут необходимые действия, чтобы избежать эскалации и ради обеспечения мира и стабильности в этом регионе", — сказал дипломат. Смогут ли китайцы прочистить мозги своему задыхающемуся от дефицитов партнеру — неизвестно, но то, что к Пекину, а не к Москве, в Тегеране прислушиваются, это очевидно.

Что касается самой Великобритании, то это удобный повод для Бориса Джонсона в ходе нынешней избирательной кампании в партии раскритиковать оппонентов за упадок британского авторитета и вновь указать на необходимость возвращения Лондона в высшую лигу глобальной политики. Во времена, когда подобные пиратские выходки против Великобритании не могли и в голову прийти вождям слаборазвитых стран.

 

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир