Мир

Для чего Кремлю конфликт с крымскими татарами

Российская власть наступает на крымские грабли с таким энтузиазмом и регулярностью, что складывается впечатление, что ей это доставляет удовольствие. Или, скорее, для чего-нибудь нужно

Фото: ipukr.com

На фоне продовольственной блокады полуострова, инициатором которого выступил меджлис крымскотатарского народа во главе с Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым, отношения между оккупационной властью и крымскими татарами резко обостряются. Собственно, эти отношения никогда не были достаточно мирными.

На днях, например, был опубликован интересный документ - отчет Миссии ОБСЕ о ситуации с гражданскими свободами на аннексированном полуострове, сделанный по просьбе Украины. Этот отчет содержит интересное замечание: отношения оккупационных властей с крымскими татарами развиваются волнами - всплески конфликтов сменяются затишьем, которое никого не должно обманывать. В документе старательно зафиксированы факты обысков в мечетях и медресе и арестов духовных лидеров, прокатившихся по полуострову год назад.

После чего - в начале 2015 года - Аксенов признал произошедшее "ошибкой", меры "чрезмерными" и т.д., что ознаменовало "потепление" в отношениях между оккупационной властью и оставшимися в Крыму татарами.

Обе стороны можно было понять. Аксенову не хотелось лишних конфликтов, чреватых недовольством Москвы, крымским татарам было ясно, что надо как-то жить дальше, подстраиваться под новые обстоятельства. Тем более, что разгромы духовных центров - проведенные, кстати, не крымской властью, а федералами - совершенно очевидно имели целью припугнуть мусульманское население Крыма.

Запрет на Хизб-ур Тахрир, давление на Духовное управление мусульман Крыма - все это было предисловием к тому, чтобы сделать крымских мусульман частью российского "официального мусульманства". В то время, как ФСБ-шники потрошили медресе и дома мулл, в Москве строили планы "переориентации" духовного образования Крыма на внутренний российский рынок. То, что крымские духовные лидеры обучаются, как правило, за границей - в Турции - и сохраняют духовные связи с наследницей Блестящей Порты, не мешало Киеву, но очень не нравится Москве. Не любит она "внешних духовных связей". Русское мусульманство - как бы странно не звучала эта фраза - должно оставаться частью "русского мира".

После того, как Аксенов, сквозь зубы, но все-таки признал, что меры безопасности были "чрезмерными", казалось, что крымская власть взяла курс на заигрывание с оставшимися на полуострове татарами. А те, в свою очередь, будут "приспосабливаться.

Кому-то в Украине это показалось едва ли не "предательством" со стороны татар. Но справедливости ради следует сказать и о том, что людей, переживших так много, можно понять в их желании просто жить не своей земле - при любой власти. Как и то, что татарам, в общем-то, и Украину не было за что превозносить.

После того, как Меджлис инициировал блокаду, да еще и солидаризировался в этом с Правым сектором, можно не сомневаться, что отношения между оккупационными властями и крымскими татарами в Крыму обострятся еще больше. И это в очередной раз продемонстрирует почтеннейшей публике всю бездарность новой крымской власти

Можно было ожидать, что крымская - и московская власть будут последовательно договариваться с татарами. Лично Путин, как известно, с самого начала пытался уговорить лично Джемилева - но, как выяснилось на этом примере, ни чекисты, ни политзеки не бывают бывшими.

Гораздо интереснее то, что этот принцип сработал, судя по всему и "ан масс". Ни потомки тех, кто был насильно выброшен из своих домов, ни потомки тех, кто вселился в их еще теплые стены - и продолжают их занимать - не оказались способны договориться. То ли исторические травмы настолько свежи, то ли убытки от компромисса - настолько очевидны. Относительно нейтральная политика Украины - которая не оказывала особой поддержки крымским татарам, но и не проявляла ни малейшего намерения мешать им жить - сменилась российской, от которой отчетливо повеяло нео-СССР.

Чего стоит один только запрет употребление слова "меджлис" в СМИ. Причем это только на первый взгляд выглядит римейком на анекдот про то, что "что-то есть, а слова - нету". Смешного, на самом деле мало. Потому что, согласно все тому же отчету миссии ОБСЕ, не существует не только меджлиса крымско-татарского народа.

Не существует еще больше 90% неправительственных организаций, из около 1400 юрлиц, зарегистрированных на момент аннексии полуострова. Среди них - религиозные организации и общины. Все эти организации должны были пройти перерегистрацию - сначала до 1 марта 2015, теперь - до 1 января 2016-го. Но судя по тому, что описано в отчете ОБСЕ, очень многим "не светит" не только до 1 января, но и вообще никогда. Только с 1 января до момента публикации отчета было отклонено 150 заявлений. При том, что подача этих заявлений, по свидетельству миссии ОБСЕ затруднена до крайности.

На этом фоне любопытная деталь: пару месяцев назад, давая разъяснения по проблемам с перерегистрацией религиозных организаций Крыма, власти РФ ставили всем в пример УПЦ МП, которая "выполнила все формальности" и является на данный момент "образцовой организацией", несмотря на ее "заграничный" центр. В тот момент этот комментарий казался курьезом - ведь у целой УПЦ МП центр в Москве.

После публикации отчета ОБСЕ можно предположить, что те 5-10% организаций, которые сумели-таки пробиться к регистрации, - это в основном и есть общины вполне промосковской Крымской митрополии УПЦ МП и прочие пророссийские организации на полуострове.

После того, как меджлис инициировал блокаду, да еще и солидаризировался в этом с Правым сектором, можно не сомневаться, что отношения между оккупационными властями и крымскими татарами в Крыму обострятся еще больше. И это в очередной раз продемонстрирует почтеннейшей публике всю бездарность новой крымской власти.

Они не сумели договориться с татарами. Они не сумели ни "отжать" меджлис, ни даже просто создать какую-то карманную параллельную структуру. Все, что пришло в их убогие головы - запретить это слово в СМИ. Вроде как нецензурное.

Фото: УНИАН

Чем они только поднимают градус гражданского конфликта в и без того "проблемном" регионе. Загнанный внутрь конфликт между крымскими татарами и нетатарским населением полуострова будет обостряться пропорционально ухудшению положения с продовольствием. Добавьте к этому то, что раздражение "Крымнашем" растет не только в Крыму.

Все это может стать прекрасным поводом для Кремля вычистить с властных постов своих бывших союзников - под тем предлогом, что они благополучно провалили интеграцию полуострова. С Аксеновым, Константиновым и Ко совершенно очевидно расплатились должностями за коллаборационизм. Но вряд ли Кремль влезал в крымскую авантюру для того, чтобы оставить местных царьков при их кормушках. В кооперативе "Озеро", наверняка достаточно собственных любителей теплых гаваней Черного моря. Нужно было только дождаться благовидного предлога, чтобы смести бывших союзников. Продовольственный кризис из-за блокады на полуострове обязательно обернется кризисом социальным - и это будет как раз удобный момент.

Впрочем, это "момент" со многими неизвестными. Кремлевские записные любители "спецопераций" в Крыму сейчас получают первый, пробный, но уже довольно внятный "гибридный" ответ. Когда "нужные" люди, наконец, получат в свое распоряжение Крым, вместо пенсионной синекуры в бирюзовых древних гаванях они рискуют получить паровой котел с заклинившими клапанами.