Мир

Для чего немцы выпустили российскую шпионку

Разнонаправленная риторика канцлера и главы МИДа Германии может вызвать когнитивный диссонанс. Но они не спорят друг с другом

Фото: EPA/UPG

В понедельник шеф МИДа Германии Франк-Вальтер Штайнмайер признался, что не видит Украины ни в НАТО, ни в ЕС. Во вторник канцлер Ангела Меркель, не ставя под сомнение нашего "европейского будущего", заявила: ничто не может оправдать ни аннексии Крыма, ни участия России в боевых действиях в Донбассе. В среду Штайнмайер заговорил о недопустимости нового раскола Европы. Формального противоречия между этими высказываниями, разумеется, нет. Речь скорее об акцентах, наводящих на мысль о трениях в германском руководстве.

Но такой разнобой в заявлениях федерального канцлера и руководителя внешнеполитического ведомства в отношении российской агрессии против Украины стоит трактовать иначе. Здесь необходимо принимать во внимание, для кого, где и по какому поводу высказываются на эту тему Ангела Меркель и Франк-Вальтер Штайнмайер. И тогда окажется, что принципиальной разницы между линиями немецких правительственных лидеров не существует. Глава МИДа Германии сегодня является наиболее рейтинговым социал-демократом, а его партия - младший, но практически равновеликий партнер канцлерского блока по "большой коалиции". И здесь следует отметить два момента.

Выступая на заседании фракции Христианско-демократического союза (ХДС) и Христианско-социального союза (ХСС) в немецком парламенте, Меркель подчеркнула, что ее позиция не противоречит заявлениям Штайнмайера: "Все шаги согласованы с министром иностранных дел". Почему канцлеру пришлось оправдываться за Штайнмайера? Потому что "баварцы" - ХСС является исключительно баварской партией - укусили своего старшего партнера по блоку, ХДС, с тыла. Ранее в интервью немецкому журналу Der Spiegel лидер ХСС Хорст Зеехофер потребовал от представителей Социал-демократической партии Германии (CДПГ) прояснить, поддерживает ли она курс главы немецкого правительства в отношении России.
С другой стороны, и Штайнмайер не сказал ничего нового. Естественно, речь о членстве Украины в ЕС на данный момент не идет, ведь даже Соглашение действует не полностью. Чтобы начать полноценную процедуру интеграции нашей страны в НАТО, необходимо для начала отменить закон о внеблоковом статусе - этот вопрос поставлен на повестку дня, но пока не решен. К тому же миссия МВФ на днях покинула Киев без согласования выделения следующего транша, дав предельно ясный сигнал: нет правительства, нет реформ - нет и денег.

Ангела МеркельНа этом фоне меркнут легкие трения в правительственной верхушке Германии по российскому вопросу. Ведь, говоря вообще, не быть их не может. Во-первых, немецкая экономика стала развиваться хуже прогнозов, а это заставляет уделять внимание правительственным расходам и рабочим местам. Во-вторых, СДПГ является типичным примером архаизации левого центра в политической жизни стран Запада. Она с подозрением относится к свободной торговле и расширению Союза, выражая интересы федеральных профсоюзов. В-третьих, если Ангела Меркель воспринимает ссору с Путиным как нечто глубоко личное, а это читается в ее риторике, то для Штайнмайера российский вопрос является сугубо политическим. В-четвертых, не до конца преодолены последствия шпионских скандалов между Германией и США, а Вашингтон, между тем, продолжает оказывать давление на Берлин в украинском вопросе. Более того, это давление ввиду изменений в партийной структуре правительства США продолжит возрастать. Все это вносит нервозность в систему отношений по линии Вашингтон-Брюссель-Берлин-Киев-Москва. Тем более что о "линии" уже давно говорить не приходится.

А если мы вспомним, что президент Германии - пусть он и является фигурой церемониальной - бывший диссидент Иоахим Гаук является большим симпатиком Украины и ее европейского курса, можно представить себе, под каким давлением находится Меркель в той среде, которая вывела ее в большую политику. А это - среда восточногерманских инакомыслящих, существовавшая в условиях тирании службы "Штази", не чужой, скажем так, российскому лидеру.

В этом смысле нужно обратить внимание на еще одно событие, параллельно привлекшее внимание немецких СМИ. 21 ноября издание Focus Online сообщило о "неожиданном" освобождении из-под стражи и отъезде, вероятно, в РФ 48-летней российской разведчицы, жившей в Германии под именем Хайдрун Аншлаг и отбывавшей заключение в одной из местных тюрем.

Франк-Вальтер ШтайнмайерСчитается, что за нее российская сторона выплатила "залог" в несколько сот тысяч евро. Освобождение нелегалов подобного уровня в такой форме ранее не практиковалось, поэтому сюжет с Аншлаг даже покруче выплывшей на свет истории лирических взаимоотношений между Марин Ле Пен и российским банком Александра Бабакова в Чехии. Разумеется, Ангеле Меркель приходится выдерживать жесткую линию по отношению к Москве. В противном случае вал катящихся по Европе обвинений в политической коррупции, ниточки которой ведут в российские посольства и банки, грозит докатиться и до ее канцелярии. И вопрос Хорста Зеехофера может перерасти в утверждение.

И все же Штайнмайер - далеко не самая главная проблема канцлера. Немцы безгранично доверяют Меркель, последние выборы минули под ее знаменами, и на ней лежит огромная ответственность за их благосостояние и покой. Но с этим теперь не все так просто. Хозяйственная политика Берлина противоречива, а немецкая доверчивость прошлых лет позволила создать на территории страны гетто из зомбированных Москвой "бывших советских граждан", из которых Россия вербует террористов.
Кроме того, канцлер намерена свернуть ЕС в бараний рог, принудив легкомысленных его членов к жесткой бюджетной дисциплине и проведению экономических реформ. И ее курсу нарастает сопротивление. Наконец, ей приходится держаться своей позиции по украинскому вопросу, сотрудничая с Америкой, но не доверяя ей, и ностальгируя по России - и боясь ее.