Мир

Для кого Сауды вытесняют нефтекомпании России

Очередной срыв саммита ОПЕК в Дохе привел к расширению ценовой войны на новые территории в Европе и перекройке мировых рынков сбыта нефти

Фото: economic.bg

В Польшу потечет арабская нефть

В начале мая польская корпорация PKN Orlen объявила о заключении контракта с  саудовской государственной нефтяной компанией SaudiAramco. В его рамках последняя будет ежегодно поставлять 2,4 млн т нефти на нефтеперерабатывающие заводы Orlen. Благодаря этому влияние закупаемой у РФ нефти на Польшу уменьшится, а арабская нефть станет играть большую роль в снабжении принадлежащих польской корпорации нефтеперерабатывающих заводов, которые находятся в Польше, Чехии и Литве. Сейчас общие мощности переработки PKN Orlen превышают 30 млн т нефти в год. Из них на три НПЗ Польши приходится более 10 млн т, на три НПЗ Чехии — 8 млн т, НПЗ в Литве — 8,4 млн т. На фоне таких объемов саудовская прямая танкерная линия выглядит небольшой. Но сейчас никто, кроме задействованных в схеме брокеров, не может знать, сколько еще аравийской нефти проследует на Восток Европы не напрямую, а по схемам замещения.

Загрузка перечисленных НПЗ составляет до 70%, а один из небольших заводов в Чехии и два на юге Польши часто работают на минимуме годовой мощности. Одной из главных причин недозагрузки считается слабая логистика закупок нефти в других регионах мира и отсутствие адекватных ценовых предложений со стороны экспортеров нефти российского происхождения. Этот сектор экономики РФ предельно монополизирован. У европейцев нет доступа к наиболее дешевой российской нефти, даже если они вкладываются в ее добычу. За исключением компании "Лукойл" и приближенных к Кремлю "спецкомпаний" мало кто из других местных и иностранных инвесторов может беспрепятственно вывозить собственноручно добытую нефть из РФ в обход системы государственных "Роснефти" и "Трансефти". Те забирают себе львиную долю доходов от экспорта и формируют российскую госполитику в отношении восточноевропейских стран. Она достаточно проста — не давать восточноевропейским НПЗ доступ к наиболее дешевой нефти, чтобы выкачивать из них прибыль в местные филиалы российских компаний. Последние до недавних пор росли за счет прироста участков земли под нефтебазами и сетями АЗС. До прямых инвестиций в политиков или политические партии не доходило, но на содействии поставкам российской нефти несколько десятилетий нагревали руки партийные функционеры промосковского толка в Польше, Венгрии и Румынии.

Что китайцы забыли в Европе

После многих лет усилий по демонополизации польский рынок нефти все больше поворачивается к новым игрокам — корпорациям Азии. Помимо арабского нефтяного гиганта SaudiAramco интерес к Восточной Европе начали проявлять и китайские компании. Сейчас они считаются самыми крупными инвесторами нефтедобычи Казахстана. Наряду с Азербайджаном казахстанские продавцы нефти — главные конкуренты РФ на нефтяном рынке Восточной и Южной Европы. Продвижение казахского нефтяного ресурса на большинство европейских рынков подразумевает обмен казахской нефти на арабскую по схеме замещения. Начав заниматься таким замещением, китайцы с 2015 г. демонстрируют готовность вкладываться в восточноевропейский нефтяной сектор. Самой последней такой сделкой стала объявленная в начале мая покупка 51% акций компании KMG International N.V. (KMGI), которая до продажи являлась дивизионом международной торговли казахстанской госкомпании "КазМунайГаз". В ходе этой сделки китайская CEFS China Energy Co. Ltd. приобрела у казахстанского партнера контрольный пакет акций сети из 1100 АЗС более чем за $680 млн. Заправки KMGI работают под брендом The Rompetrol Group N.V. в Молдове и Болгарии, и под брендом Dyneff — во Франции и Испании. Новоявленной китайско-казахстанской компании KMGI также принадлежит и самый крупный НПЗ Румынии — Petromidia. Он работает возле порта Констанца и навигационного канала Дунай — Черное море. Выгодное месторасположение позволяет этому НПЗ успешно конкурировать с находящимся в глубине Румынии НПЗ Lukoil Petrotel. Очутившийся в сфере влияния китайцев завод в Констанце способен принимать нефть из Казахстана через территорию РФ и Закавказья. Это предприятие также имеет возможность замещать данные поставки супертанкерами, которые приходят с Ближнего Востока. Уплатив в 2015 г. более $1,8 млрд налогов, лидирующий на рынке Румынии китайско-казахстанский НПЗ показал более чем 50%-ный рост производства нефтепродуктов. При таких темпах он сможет за короткое время вытеснить продукцию нефтекомпаний РФ с рынков соседних Румынии, Украины, Молдовы и Болгарии. НПЗ Польши и Литвы скоро придется догонять румынскую экспансию.

Высокий рост загрузки приобретенного китайцами румынского НПЗ стал отличной иллюстрацией того, что пресловутая монополизация экспорта нефти и ее транзита через территорию РФ — все еще проблема для компаний Восточной Европы, но уже явно не проблема для Пекина.

Пользуясь тем, что политическая верхушка РФ ввязалась в провальные военные авантюры в Украине и Сирии, КНР смогла "зацементировать" особые отношения с Москвой. Они позволяют китайским компаниям извлекать выгоду из увеличения транзита нефти в Европу из Казахстана через территорию РФ. Возросшая инвестактивность компаний КНР на востоке Европы также показывает, что китайские инвесторы при разработке торговых операций замещения каспийской нефти арабской перестали испытывать сопротивление со стороны российского нефтяного лобби и торговых агентов.

Еще одна сделка, которая иллюстрирует интерес инвесторов Поднебесной к этому рынку, — более ранняя по времени покупка китайской ChemChina (China National Chemical Corporation) 12% акций частной швейцарской нефтеторговой компании MEG Mercuria Energy Group (стоимость сделки не разглашалась). По стоимости реализованной в 2015 г. продукции, которая составила $106 млрд, MEG считается  пятым по весу нефтетрейдером Восточной Европы после швейцарских брокерских корпораций Glencore, Gunvor, Vitol и датской Trafigura. Для всех этих трейдеров восточноевропейский нефтяной рынок занимает далеко не последнее место.

Стремление Пекина к новым прибыльным рынкам замещения ресурсов — явление не новое. Активный ныне процесс привлечения в Восточную Европу новых источников импорта сырой нефти или сжиженного природного газа без схем такого замещения технически невозможен. Начавшиеся прямые поставки нефти Саудовской Аравии, на первый взгляд, ко всем сложным схемам торговли не имеют никакого отношения. Но китайским покупателям аравийской танкерной нефти, вероятно, стало очень выгодно менять ее на более ближние ресурсы Казахстана, а  освободившиеся ресурсы направлять на нефтяные рынки Восточной Европы. Последние сейчас стремительно меняются на фоне беспрестанно сжимающейся шагреневой кожи российских нефтяных и прочих амбиций.

Почему "Роснефти" оказался не по зубам JPMorgan

История становления бизнеса MEG неразрывно связана с демонополизацией рынка нефти в Польше и вступлением этой страны в ЕС. В далеком 2006 г. инвесторы купили у польских нефтяных магнатов Григория Янкелевича и Славомира Смолковского терминал J&S в порту Щецин и сеть нефтебаз. Через него в Польшу тогда шло до 25% рынка импорта нефтепродуктов и более 50% нефти. Купив этот актив, швейцарские брокеры унаследовали от бывших владельцев J&S долгосрочные трубопроводные контракты с "Роснефтью". В 2009 г. владельцы сменили бренд J&S на MEG и начали работать над обновлением логистики снабжения польского рынка российским сырьем и нефтепродуктами. В ходе этого обновления MEG в 2007 г. приобрела и расширила самый глубокий на Балтийском море нефтепродуктовый терминал Eurodek в эстонском порту Мууга, который соседствовал с терминалом Trafigura. Вместе с терминалом Vitol в Калиниградской области РФ терминалы в Эстонии начали играть важную роль в тогдашних схемах замещения нефтепродуктов из разных регионов Восточной и Южной Европы. Во время пиковых значений мирового нефтяного рынка в 2010—14 гг. брокеры MEG успешно распространили свой опыт сделок замещения и уступки долга на рынок сырой нефти. Пиком взлета корпорации MEG стал 2014 г., когда она за $3,5 млрд. приобрела у инвестбанка JPMorgan его сырьевой дивизион.

До принятия США, ЕС и Канадой санкций в отношении РФ в поддержку Украины главным претендентом на эту покупку считалась "Роснефть". Но таким планам не суждено было сбыться по разным причинам. Одной из них является многолетняя политика РФ, нацеленная против формирования рынков замещения каспийской и ближневосточной нефти. Об участии брокеров MEG в срыве покупки "Роснефтью" сырьевого подразделения JPMorgan не было никаких официальных данных. Но американский брокерский бренд был нужен Москве явно для сопротивления возникновению новых рынков, а компании MEG, наоборот, — для их становления.

До 2014 г. за чинимым из Москвы транзитным давлением на соседей просматривалась агрессивная политика изоляции Казахстана и Азербайджана от мирового рынка, а это чревато большими неприятностями для РФ. В нефтяную индустрию этих стран вложил десятки миллиардов долларов буквально весь мир, включая корпорации КНР. Неудивительно, что третьим совладельцем компании MEG, которая смогла вместо "Роснефти" стать акционером подразделения JPMorgan, стали именно компании из Поднебесной.