Мир

Драги защитил еврозону от греческого популизма

В особой группе риска утраты суверенитета оказались левые правительства. Во многих странах, где гламурные оборванцы размахивают красными полотнищами, на каждом втором офисном центре вскорости появится табличка «собственность ЕС»

Фото: n-tv.de

Отставка Алексиса Ципраса с поста премьер-министра Греции, вероятно, знаменует собой определенную веху в идущей по кругу истории о поиздержавшемся в дороге европейском родственнике. Собственная партия-коалиция премьера СИРИЗА отказалась поддерживать пакет реформ, которые Греция теперь обязана провести за счет выделенных ей новых десятков миллиардов евро. Афины уже получили первые 26 млрд евро из третьего пакета помощи от ЕС (на общую сумму в 86 млрд евро), из которых страна расплачивается по наиболее неотложным обязательствам.
Может, депутаты не выдержали двуличного поведения своего лидера, а может, это многоходовая интрига. Сам Ципрас явно считает себя опытным тактиком - удавалось же ему полгода морочить голову Европейскому Союзу. Но, похоже, на этот раз деревянный Буцефал Алексиса Ципраса окончательно расклеился. Тем не менее, кто бы ни возглавил Грецию в сентябре или ранее, именно Европейский центральный банк (которому Греция должна 18 млрд евро в бондах, 89 млрд в денежной массе, предоставляемой ЕЦБ экстренно, и около 200 млрд в многих кредитах стран - членов еврозоны) будет решать, что и как делать грекам. Над родиной демократии уже и сегодня качается зловещая для безответственных политиков тень спокойного итальянца, стоящего во главе этого ключевого института интеграции не мытьем, так катаньем. Иронии ситуации добавляет то, что Марио Драги - римлянин. То есть на символическом уровне Рим опять покорил Афины.

Драги еще нет семидесяти, а это значит, что он принадлежит к послевоенному поколению итальянских политиков, которое относительно недавно занимало несколько подчиненную роль (недавно покинувшему свой пост президенту Италии Джорджо Наполитано - 90 лет, нынешнему президенту Серджо Мата-релло - 74). Это наблюдение здесь уместно потому, что кабинеты в парламентских республиках с раздробленной партийной системой уходят и приходят, а политические арбитры и системные банкиры, как правило, сохраняют свои должности долгие годы. И более того, в некотором смысле могут передавать их по наследству.

К примеру, отец Марио Драги работал в Центральном банке Италии и при Бенито Муссолини даже входил в правление могущественного IRI (Istituto per la Ricostruzione Industriale) - агентства, управлявшего едва ли не большинством итальянских предприятий (ликвидировано лишь в 2000 г.). Правда, Марио очень рано осиротел, так что о прямом непотизме не может быть и речи. Тем не менее будущий банкир окончил частную иезуитскую школу "Массимилиано Массимо". Эта школа - "элитное гнездо", откуда Драги комфортно перешел в римский университет Ла Сапиенца, а затем в Массачусетский технологический, где изучал экономику под руководством двух Нобелевских лауреатов - Франко Модильяни и Роберта Солоу.

После защиты Драги несколько лет преподает в ведущих итальянских университетах, но в 1984 г. внезапно входит в состав директоров Всемирного банка, откуда через шесть лет перебирается в кресло главы итальянского казначейства. Это вряд ли совпадение, ведь именно в начале 90-х Италия переживает фундаментальные перемены: миланская прокуратура пачками вяжет членов мафии, рушится правительство, в Неаполе и на Сицилии гремят взрывы, а Джулио Андреотти отправляет на свалку итальянский социализм. Правда, только после отставки самого Андреотти, уличенного в связях с организованной преступностью, реформы набрали крейсерскую скорость. В правительстве его преемника, Джулиано Амато, руководитель казначейства Драги получает дополнительную должность - главы комитета по приватизации.

Показательно, что этот пост Марио Драги занимал до 2001 г., когда в кресле премьера Италии обосновался Сильвио Берлускони. С одиозным миланским прорабом - предтечей Дональда Трампа, о котором итальянцы говорят, что он не выполнил ни одного своего предвыборного обещания, гордый римлянин не мог сработаться до такой степени, что вернулся в США, где преподавал в Гарварде. Но уже через два года Драги - вице-президент Goldman Sachs. В декабре 2005-го - не пройдет и полугода, как Берлускони во второй раз оставит свой пост премьера - Драги становится во главе Центрального банка Италии. И вновь оказывается, по итальянским меркам, политическим долгожителем (правда, через некоторое время ему снова придется сожительствовать с казавшимся непотопляемым Сильвио) - главный банк Европы он возглавит лишь через шесть лет, в 2011 г., в разгар долгового кризиса еврозоны.
С тех пор главной головной болью Марио Драги стала Греция. Однако сначала он предпринял все возможные меры для спасения единой европейской валюты. Вскоре после назначения Драги ЕЦБ приступил к снижению ставки рефинансирования. При его предшественнике, Жан-Клоде Трише, она была установлена на уровне 1,5% годовых, значительно выше, чем в США и Японии, но к июлю 2012 г. была снижена до рекордных для еврозоны 0,75%, что с одобрением встретили финансисты. В июле также до нуля была снижена ставка по депозитам. Однако политика, которую стал проводить неолиберал Драги (и которую как молча, так и публично одобряла Еврогруппа, другие институты Союза, Париж и Берлин), имеет и внеэкономические, скажем так, черты.

После создания минфина еврозоны часть решений в сфере налоговой политики и бюджетных расходов останется в ведении правительств стран валютного блока

Вскоре после вступления Драги в должность президента ЕЦБ банк выделил 489 млрд евро на выкуп проблемных государственных облигаций. В сентябре того же года Драги объявил о новом плане ЕЦБ по отмене ограничений на скупку государственных облигаций Италии, Испании и других стран ЕС, которые на тот момент переживали кризис своих банковских систем. При этом в октябре 2012-го Драги сообщил, что ЕЦБ не собирается бороться с кризисом путем печатания денег, и призвал национальные правительства усилить политику экономии.

Вопросы, которые сегодня решает Драги и его организация, не оказываясь на первых строках новостных лент, сравнимы по масштабам с мировой социалистической революцией (которая, к счастью, не удалась ни коммунистам, ни антиглобалистам). Недаром в апреле 2015 г. журнал Fortune назвал его вторым наиболее влиятельным человеком в мире после руководителя Apple Тима Кука. 16 мая этого года Европейский суд в Люксембурге разрешил ЕЦБ скупать государственные обязательства для спасения евро. Это решение позволяет ЕЦБ покупать облигации страны еврозоны на открытом рынке, если ее правительство согласилось на программу реформ в обмен на финансирование со стороны стран еврозоны. Суд отметил, что программа, предложенная главой ЕЦБ Марио Драги еще в 2012 г., не противоречит законодательству ЕС, не превышает полномочий Центробанка и не нарушает запрет на эмиссионное финансирование правительств государств-членов. На практике ЕЦБ до сих пор не пользовался программой неограниченной скупки гособлигаций кризисных стран с целью недопущения их дефолта, однако сам факт ее принятия успокаивал рынки.

Ранее было принято решение выкупать облигации на сумму 60 млрд евро в месяц. Программа продлится до сентября 2016 г. Покупка активов началась с марта 2015-го. При этом общий объем программы ЕЦБ по выкупу активов за 18 месяцев составит 1,08 трлн евро. Это примерный размер экономики Испании, которой, впрочем, особая помощь уже не требуется  - считается, что экономическое оздоровление этой страны (как ранее в Португалии и Ирландии) наконец заработало. Или это половина номинального ВВП Италии, так что вытянуть малую родину тот же Драги сможет всегда. Или это вместе взятые экономики Греции, Ирландии, Португалии и Венгрии. Таким образом, как мы видим, в руках ЕЦБ оказался инструмент огромной силы, который способен превратить многие институциональные структуры национального уровня стран-членов в пустые декорации. Потому что все они продолжат брать в долг или максимально выполнять свою эмиссионную квоту.

В особой группе риска фактической утраты суверенитета оказались левые правительства - уж они-то горазды не только занимать и печатать, но и повышать налоги, порождая стагфляцию. Поэтому не стоит удивляться, если в скором будущем во многих странах, где гламурные оборванцы по-прежнему увлекаются размахиванием красными полотнищами, на каждом втором офисном центре появится табличка "собственность ЕС". Впрочем, можно обойтись и без таких показательных жестов - в конце концов, только финансовую разведку да юристов по разводам и банкротствам профессионально интересует, что и кому принадлежит.

Еще в 2011 г. предшественник Драги, Жан-Клод Трише, предложил создать единое для стран еврозоны министерство финансов. По его мнению, это позволило бы эффективнее бороться с долговым кризисом. Согласно замыслу Трише министерство должно осуществлять три функции: контроль за фискальной политикой и антимонопольным законодательством, интеграцию финансовых механизмов и представительство еврозоны на международной арене. Такую инициативу поддержали тогдашние министр финансов Германии Вольфганг Шойбле и председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. А 22 июня этого года преемник последнего, Жан-Клод Юнкер, призвал страны еврозоны к созданию единого министерства финансов к 2025 г. Согласно предложенной в докладе (созданном совместно с председателем Еврогруппы Йеруном Дейсселблумом, председателем Европейского совета Дональдом Туском, председателем Европейского центрального банка Марио Драги и председателем Европарламента Мартином Шульцем) схеме после создания минфина еврозоны часть решений в сфере налоговой политики и бюджетных расходов останется в ведении правительств стран валютного блока. Иными словами, вольнице бюрократов и популистов вроде Ципраса в еврозоне постепенно приходит конец.

Ципрас всех переиграл

Греция какое-то время будет обходиться без выборов. Во-первых, президент Прокопис Павлопулос формально предоставил мандат на формирование новой коалиции в парламенте и нового правительства лидеру оппозиционной партии "Новая демократия" Вангелису Мей-маракису, чья партия поддерживает экономические реформы и соглашение с ЕС. Во-вторых, с проведением выборов по два раза в год могут возникнуть и чисто финансовые затруднения - Афинам вновь придется брать в долг. Нельзя, конечно, исключить, что все это - хитроумный план Ципраса, пытающегося таким образом удержаться у власти на штыках своей партии. Но если такой план был, то он провалился, поскольку СИРИЗА не выдержала этих кульбитов и развалилась.

Ультралевое крыло (25 депутатов) под руководством экс-министра энергетики Лазафаниса заявило о выходе из фракции СИРИЗА в парламенте. На данный момент они составят третью по численности депутатскую силу. Популисты намерены сорвать выполнение соглашения о финпомощи Греции с Евросоюзом, чтобы не проводить непопулярные экономические реформы, в частности, меры экономии и массовую приватизацию. Однако раскол СИРИЗА играет на руку правым, которые в таком случае и на выборах придут первыми.

Зачем подставили Стросс-Кана

Немного конспирологии. Есть такая красноречивая фотография пресс-службы МВФ 2009 г., где небезызвестный Доминик Стросс-Кан, тогда еще глава МВФ, пытается что-то эмоционально доказать невозмутимому Драги, главе банка Италии, перед саммитом G7 в Стамбуле. К этому французскому политику (забавно, что и сегодня должность главы МВФ находится в руках Франции) присматривались и в качестве соперника для Саркози, и в качестве главного европейского банкира. Но 14 мая 2011 г. Стросс-Кан арестован в Нью-Йорке по обвинению в изнасиловании, а 1 ноября того же года Марио Драги садится в кресло руководителя ЕЦБ.

Тут возможно вот что: созданная фондом Рокфеллера таинственная Группа тридцати, в которую входит Драги, рассчитала, что Стросс-Кан неминуемо проиграл бы Саркози, оскандалившись в период избирательной кампании, не говоря уже о последствиях прихода этого политика на ключевую должность во Франкфурте. И оказалась права! Несмотря на то что арест и отставка снизили деструктивный потенциал Стросс-Кана с точки зрения интересов тех, кто в кризис завершил глобализацию финансовых рынков, неудержимый нрав внезапно превратившегося в трибуна левых идей экс-главы МВФ вскоре дал о себе знать. В феврале 2012 г. Стросс-Кан был задержан во Франции по обвинению в создании преступной сети, поставлявшей проституток на различные мероприятия, в частности, на секс-вечеринки для высокопоставленных лиц (как это созвучно с развлечениями того же Сильвио Берлускони, за которые ему сегодня угрожает новый срок). Сам обвиняемый, ныне опустившийся до места члена правления в одной из российских корпораций, выступая в суде, пояснил, что участвовал в секс-вечеринках для того, чтобы восстанавливать силы после "спасения мира" от финансовых кризисов.

В мае того же года президентом Франции был избран тихий, спокойный и открыто любящий свободных женщин Франсуа Олланд, выдвинут партией вместо буйного Стросс-Кана. Тем более трудно ожидать подобных эскапад от Марио Драги, чья личная жизнь находится за занавесом, но который, тем не менее, со знанием дела плетет удавку для национальных правительств, и не только таких уязвимых, как греческое.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 24 августа 2015 г. (№ 31-33/741-743)