Мир

ЕС готов пожертвовать аграриями ради газа

У Китая, Индии, Японии и стран БРИКС остался месяц, чтобы предотвратить создание «торгового монстра»

Еще два месяца назад казалось, что вероятность создания TAFTA (Transatlantic Free Trade Area) в ближайшие месяцы близка к нулю - слишком много противоречий всплыло в процессе согласования основополагающих пунктов между двумя ведущими экономиками мира. Но уже к апрелю 2014 г. благодаря событиям в Украине TAFTA перестала быть невыполнимой миссией.

Производители против
Создание классической ЗСТ между США и ЕС, на первый взгляд, не является проблемой. Обе стороны представляют собой либеральные экономики с довольно низкими ставками пошлин. Согласно статистике ВТО средневзвешенная тарифная ставка в США составляет 2,1%, в ЕС - 2,8% (для сравнения: в Китае - 4,6%, в Индии - 7,2%). Хотя и Европа, и США активно защищают чувствительные к импорту позиции, устанавливая тарифы, иногда достигающие 15%. Штаты, например, пекутся о молочных продуктах, кондитерских изделиях, алкоголе и табаке, рыбных продуктах и текстиле. Евросоюз защищает в основном аграрную продукцию. Так, для американских производителей средний импортный тариф в ЕС составляет 13,7%. Кроме того, Евросоюз и США довольно эффективно опекают внутренних производителей и  при помощи нетарифных ограничений - квотирования, стандартов качества, сертификатов, субсидий и т. д.

Именно нетарифные ограничения стали основным камнем преткновения между будущими союзниками. Претензии предъявляются главным образом  ЕС. Громче всех в этой связи слышен голос аграриев и животноводов. Евросоюз долгое время усложнял фитосанитарные нормы, сделав их основным нетарифным ограничением доступа на свой рынок (что, кстати, неоднократно подчеркивали и украинские сельхозпроизводители), и  успешно отбивался от американских корпораций в ВТО.

Теперь Европе предлагают отказаться от этих достижений. Шум в европейской прессе на тему хлорированных кур (в США разрешается обработка курятины хлорсодержащими препаратами для ликвидации патогенной среды) и гормональной говядины не прекращается уже год. Громче, наверное, возмущаются только по поводу генетически модифицированных организмов (ГМО), контроль над обращением которых может быть упрощен в рамках договоренностей США-ЕС.

Повод для возмущения есть и у промышленников. В частности, химики обеспокоены различиями в тестировании, классификации и маркировке химических веществ: в Евросоюзе стандарты существенно жестче и ослаблять их до американского уровня они не соглашаются. Максимум уступок - приведение к некоему среднему знаменателю. Европейские производители будут ему соответствовать по определению, а американским придется потратить время и деньги для достижения новых стандартов. Аналогичная ситуация с фармацевтами и автопроизводителями. Как посчитали в одной американской автокорпорации, чтобы продавать в ЕС популярную модель грузовика, ее придется  укомплектовать 100 уникальными автозапчастями, потратив еще $42 млн на разработку и дизайн, и пройти дополнительные испытания 33 систем автомобиля. И это без учета требований к выбросам.

Европейские капризы
Проблем добавляет и то, что ЕС - это не единое государство, а союз, где у каждого участника свои требования к ЗСТ. Для Франции принципиальным является исключить из договоренностей сектор аудиовизуальных услуг. Ведь французский кинематограф - гордость нации - может не выдержать свободной конкуренции с Голливудом. Италия обеспокоена защитой товарных знаков и наименований, желая сохранить уникальность названий вроде сыра пармезан и не пускать на европейский рынок одноименные американские подделки. Германия опасается за свой развитый сектор интернет-торговли, побаиваясь eBay Inc.

Есть и другие линии конфликтов, о чем можно судить, исходя из споров между ЕС и США в рамках ВТО. Одна из них - авиастроение. Имеются несогласованности в области патентного и авторского права, принципов работы компаний связи, разногласия относительно коммерческой тайны, принципов локализации производства и многие другие.

Последним камнем преткновения стал вопрос урегулирования споров между государством и частными инвесторами. В США корпорации могут подавать в суд на власть и требовать денежной компенсации, если чиновники существенно ухудшили условия ведения бизнеса. В ЕС интересы людей априори считаются выше интересов предпринимателей. Соответственно, решения власти, которые ущемляют возможности частного капитала, судебному оспариванию не подлежат. Штаты настаивают, чтобы в рамках TTIP (Transatlantic Trade and Investment Partnership) был сохранен американский принцип. Но после популяризации истории о том, как Philip Morris в 2011 г. подал и выиграл иск к Австралии, из-за того что власти хотели поместить сигареты в простые пачки с шокирующими предупреждениями о вреде курения, европейская общественность выступила категорически против таких новшеств.

Вызов всему миру
Перспектива создания трансатлантической ЗСТ не радует и весь остальной мир. Изначально экспертное сообщество позиционировало TTIP как достойный ответ Китаю. Ведь о возобновлении переговоров стало известно после того, как Поднебесная вырвалась на первое место в мировой торговле. Однако в действительности свободное движение товаров и услуг между США и Евросоюзом не устраивает ни БРИК, ни другие развивающиеся страны, ни даже соседей. Помнится, еще полгода назад РФ аргументировала свое противодействие вступлению Украины в ЗСТ с ЕС тем, что таким образом европейские товары смогут беспошлинно попадать на территорию России. Ведь между нашими странами действует зона свободной торговли. Приблизительно ту же аргументацию используют и торговые партнеры Штатов и Евросоюза.

На данный момент США вступили в соглашение о свободной торговле с 20 странами и ведут переговоры о транстихоокеанском партнерстве (включает 11 стран). Из них только Канада имеет торговую ассоциацию с ЕС (CETA), а Япония договаривается о беспрепятственной торговле с Брюсселем. У остальных есть все шансы, с одной стороны, получить Соединенные Штаты в качестве транзитной страны в вопросе беспошлинной торговли с Евросоюзом, с другой - стать неконкурентными на фоне европейских товаров. Аналогичных проблем побаиваются и соседи ЕС. К примеру, Швейцария уже посчитала, что TTIP будет стоить ей потерей 18 тыс. рабочих мест и обернется падением уровня благосостояния жителей на 4%. Конечно, США и ЕС предлагают другим странам Америки и Европы впоследствии присоединиться к их соглашению. Но вряд ли это предложение будет выгодным. Как-никак крупнейшая в мире единая экономическая зона с 800 млн потребителей и половиной мирового ВВП сможет себе позволить диктовать условия.

Почему сейчас?
Все эти нюансы весь прошлый год успешно тормозили переговорный процесс. Однако события в Украине могут стать серьезным катализатором подписания соглашения. По сути, единственный ценный ресурс, который США может дать Европе, - это газ. Обострение отношений с РФ, с одной стороны, сделало Брюссель более уступчивым в вопросе включения в соглашение TTIP разрешения на разведку сланцевого газа. С другой - зона свободной торговли, по сути, является залогом того, что США не голословны в своем намерении обеспечить ЕС голубым топливом. Дело в том, что компании имеют право без специального разрешения экспортировать добытый в Штатах газ только в случае, если речь идет о торговле со странами, с которыми есть соглашение о свободной торговле. В противном случае в минэнергетики нужно получать сертификат, выдача которого занимает от трех до шести месяцев.

Все это позволяет американцам надеяться на большую сговорчивость Евросоюза. «Я думаю, надо воспользоваться моментом и активно продвигать проект зоны свободной торговли», - не так давно заявил прессе американский конгрессмен Чарльз Дент. Насколько «газовый вопрос» повлияет на скорость создания TTIP, будет видно уже летом - в июле в Брюсселе планируется провести шестой раунд переговоров, где и станут известны промежуточные итоги.